КОБЗАРЬ и ЕВРЕИ | Еврейский Обозреватель

КОБЗАРЬ и ЕВРЕИ

Семен БЕЛЬМАН, заслуженный работник культуры Украины, Специально для «Еврейского обозревателя» | Номер: Март 2014

Kobzar_1К 200-летней годовщине со дня рождения Тараса ШЕВЧЕНКО

20 августа 2007 года, накануне 16-й годовщины Независимости Украины, Президент Украины Виктор Ющенко подписал Указ «О награждении государственными наградами Украины работников предприятий, учреждений и организаций по случаю Дня независимости Украины». Этим указом почетными званиями в области культуры, экономики, образования и медицины были отмечены и четыре представителя Черниговской области. Одним из награжденных оказался и я. Награждение происходило на сцене Черниговского областного Национального академического музыкально-драматического театра им. Т.Г. Шевченко. По окончании торжеств в театре награжденным вручили два заранее заготовленных венка, и все присутствующие с развевающимися знаменами и цветами двинулись к памятнику Т.Г. Шевченко. Духовой оркестр играл «Реве та стогне…». После церемонии возложения венков ко мне подошел музыкант, с которым мы много лет вместе служили в одном военном оркестре, и спросил, указывая на памятник Шевченко: «А ты знаешь, как он любил вашего брата…?».
Подтекст этого вопроса я понял, но ничего ему не ответил – на серьезный разговор просто не было времени. Но я всегда помнил, как мой отец, Григорий Шлемович Бельман, еще во времена моего детства и юношества много раз захватывающе, с волнением рассказывал мне о тяжелой жизни и судьбе Тараса Шевченко, хотя в те годы в Украине были больше популярны русские, а не украинские поэты и писатели. И рассказ свой отец всегда неизменно заканчивал словами: «Шевченко – гений!»…
Однако очевидно и то, что вопрос, поставленный мне моим коллегой-музыкантом, возник не на пустом месте. Такая оценка взглядов и творчества Кобзаря явственно присутствует в обществе. Думается, что уже после выхода поэмы Шевченко «Гайдамаки», которую он написал в достаточно молодом возрасте, за ним закрепилась слава ненавистника поляков и евреев. Однако очевидно и то, что Т.Г. Шевченко в своих произведениях в первую очередь больше всех ругал, стыдил и корил свой собственный народ. Меняясь с возрастом, Шевченко, несомненно, изменял и свои взгляды на многое и многих – в том числе и на евреев, что отразилось в воспоминаниях его современников и в его поступках.
Вспоминаются две истории.
Первая описана другом Тараса Григорьевича – Александром Афанасьевым-Чужбинским. Путешествуя в 1846 году по Украине, друзья оказались в Прилуках. На одной из улиц ночью они стали свидетелями пожара. Горела убогая лачуга. Народу сбежалось много, но тушили в основном евреи, поскольку в доме жил их единоверец. Шевченко отчаянно бросился вытаскивать из огня имущество погорельцев. Когда все кончилось, он произнес речь, обращенную к христианскому населению. Зажигательными словами Тарас Григорьевич стыдил людей за их безразличие, объясняя, что, когда человек в беде, какой бы веры или национальности он ни был, он становится нам братом.
Вторая история произошла в 1858 году. Тогда в нескольких номерах российского журнала «Иллюстрация» был помещен ряд антисемитских статей, что вызвало бурные протесты в прессе. Особенно резкую позицию занял журнал «Российский вестник». Протест против антисемитских публикаций «Иллюстрации» подписали более 100 российских писателей, ученых, актеров. Присоединились к протесту и известные украинцы Н. Костомаров, П. Кулиш, Марко Вовчок, М. Номис и Т. Шевченко. Однако они не ограничились подписанием под общим письмом-протестом, они прислали в редакцию «Русского вестника» свой отдельный протест, который также был опубликован в журнале. Рамки статьи не дают возможность представить читателям этот документ полностью, поэтому приведу только заключительную его часть:
«…выражая мнение о еврейском вопросе того народа, который больше великороссиян и поляков терпел от евреев и выразил свою ненависть к евреям, во времена оны, многими тысячами кровавых жертв. Этот народ (украинский – С.Б.) не мог входить в причину зла, заключавшуюся не в евреях, а в религиозно-гражданском устройстве Польши… И несмотря на то, современные литературные представители этого народа, дыша иным духом, сочувствуя иным стремлениям, прикладывают свои руки к протесту «Русского вестника» против статей «Иллюстрации». ( Марко Вовчок, Н. Костомаров, П. Кулиш, М. Номис, Т. Шевченко).
kobzar_4А как же сами евреи относились к творчеству и личности Кобзаря?
Начнем с его современников. Через год после написания вышеприведенного протеста украинская земля родила еще одного гениального народного писателя – великого еврейского прозаика Шолом-Алейхема. Он считал Шевченко «украинским Некрасовым», относил его к «пушкинскому поколению поэтов», имел «Кобзарь» в личной библиотеке, называл его «Песнью песней Шевченко», знал напамять много стихотворений поэта, очень любил «Думи мої, думи…», вступление к балладе «Причинна» («Реве та стогне Дніпр широкий») и часто их декламировал в кругу друзей.
Еще один земляк поэта, родившийся в 1860 году в Херсонской губернии в еврейской земледельческой колонии Бобровый Кут – русский и еврейский поэт и публицист Семен Фруг с ранних лет с восторгом перечитывал думы Кобзаря и к 30-летию со дня смерти Шевченко в 1891 году опубликовал в еврейском журнале «Восход» стихотворение «Памяти Т.Г. Шевченко».
В 1862 году в Одессе родился Леонид Осипович Пастернак – живописец и график, мастер жанровых композиций и книжной иллюстрации; педагог; отец писателя и поэта Бориса Пастернака. Леонид Пастернак выразил свое восхищение Шевченко в рисунке, на котором изображен Тарас Шевченко и его друг, афроамериканский актер Айра Олдридж, чья судьба была схожа с судьбой самого Тараса Григорьевича.
Еще один уроженец Одессы – писатель, поэт, публицист, журналист, переводчик, один из лидеров сионистского движения Владимир Жаботинский – в 1911 году – году 50-летия со дня смерти Кобзаря (тогда на страницах газет разгорелась дискуссия, длившаяся три года, до 100-летнего юбилея со дня рождения самого большого национального украинского поэта) написал удивительную статью «Урок юбилея Шевченко». Вот маленькая выдержка из этой статьи:
«Шевченко есть национальный поэт, и в этом его сила. Он национальный поэт и в субъективном смысле, т.е. поэт-националист, даже со всеми недостатками националиста, со взрывами дикой вражды к поляку, к еврею, к другим соседям… Но еще важнее то, что он – национальный поэт по своему объективному значению. Он дал и своему народу, и всему миру яркое, незыблемое доказательство, что украинская душа способна к самым высшим полетам самобытного культурного творчества. За то его так любят одни, и за то его так боятся другие, и эта любовь и этот страх были бы ничуть не меньше, если бы Шевченко был в свое время не народником, а аристократом в стиле Гете или Пушкина. Можно выбросить все демократические нотки из его произведений (да цензура долго так и делала!) – и Шевченко останется тем, чем создала его природа: ослепительным прецедентом, не позволяющим украинству отклониться от пути национального ренессанса».
***
В XX веке изучение и популяризация наследия Кобзаря стало буквально массовым явлением в творчестве евреев – писателей и поэтов, скульпторов и архитекторов, кинематографистов и мн. др. деятелей культуры. Согласно данным Шевченковского словаря 1978 г. издания (статья «Т. Шевченко і єврейська література»), до Второй Мировой войны в СССР еврейскими писателями было сделано около 20 переводов «Заповіта» на идиш.
Выдающийся еврейский поэт Давид Гофштейн, писавший на идиш (расстрелян Сталиным как член Еврейского антифашистского комитета в сентябре 1952 г.), переводчик последней написанной Т.Шевченко на русском языке повести «Прогулка с удовольствием и не без морали», перевел на идиш также и «Заповіт», а в 1939 году он в соавторстве с Яковом Городским (Блюмкиным) опубликовал статью «Наша работа над переводом произведений Т. Шевченко».
В 1939 году были изданы две популярные биографии Т. Шевченко на идиш: прозаика Петра Альтмана и поэта Эзры Фининберга.
Мощная цепочка евреев – деятелей культуры, занимавшихся исследованием и популяризацией творчества Шевченко, не прерывалась никогда.
Украинский литературовед Иеремия Айзеншток в 1922 году написал и издал труд «Шевченкознавство — сучасна проблема». В 1925 г. он подготовил первое полное, комментированное издание «Щоденника» Шевченко под названием «Дневник». За последующие шесть лет, с 1925 по 1931 год, Айзеншток написал комментарии к сочинениям Т.Г. Шевченко в 12 (!) томах, опубликовал научные исследования «Шевченко и фольклор» (1938 г.), «Тарас Шевченко и Карл Брюллов» (1938 г.) и в 1940 году написал книгу «Як працював Шевченко». При активном участии И. Айзенштока в 1926 году в Харькове был создан Институт литературы им. Т. Шевченко. И, наконец, благодаря усилиям Иеремии Айзенштока в Украину были возвращены из Москвы и Ленинграда уникальные вещи Тараса Шевченко: письмо поэта к Г.Квитке-Основьяненко, пять художественных полотен Кобзаря, автограф поэмы «Мар’яна-черниця» и 80 его рисунков.
Теперь несколько примеров художественных произведений, написанных еврейскими писателями о Т.Г. Шевченко в разные годы, о которых сообщает нам Украинская литературная энциклопедия.
Шевченко посвятили свои рассказы: Ихил Фаликман – «Черный брат» (о дружбе Т. Шевченко с американским актером Айрой Олдриджем); Герш Орланд – «Ночь в степи»; М. Аронский – «Портрет»; И. Шкаровский – «Последний путь»; Ицик Фефер «Баллада о пожаре». Все произведения написаны на языке идиш. В 1963 году в журнале «Дніпро» была опубликована большая статья М. Финкеля «З любов’ю до співця свободи» с подзаголовком «Єврейські поети про Шевченка».
Обратимся теперь к кинематографу. Уже в 1926 году кинорежиссер Борис Исаакович Завелев снял художественный фильм «Тарас Шевченко». В 1951 году на экраны страны вышел фильм известного режиссера, руководителя режиссерской мастерской ВГИКа Игоря Савченко (1906-1950 гг.) «Тарас Шевченко», который, как сообщает биографический справочник «Искусство Украины» (1997 г.), после смерти Савченко доснимали его ученики – режиссеры Александр Алов (Лапскер) и Владимир Наумов. В этом же фильме в роли капитана Косарева снялся Марк Бернес. А в 1964 году к 150-летнему юбилею Кобзаря украинский кинооператор и режиссер документальных фильмов Соломон Гольбрих снял фильм «Вінець Кобзареві».
Свою лепту в шевченкиану внесли и композиторы-евреи. Украинский композитор Михаил Бак – автор романсов на слова Шевченко «Утоптала стежечку» и «На вгороді коло броду» (1939 г.), а Самуил Ратнер – автор оратории «Думы Тараса» (1964 г.) и драматической увертюры «Тарас Шевченко» (1965 г.). Украинский композитор-классик Яков Цегляр – автор кантат «Безсмертному Кобзареві» (1963 г.), «Світа зоря безсмертного Тараса» (1994 г.), «По селах і містах іде Тарас» (1995 г.).
Писатель и исследователь-шевченковед с мировым именем Леонид Большаков – основатель и директор единственного в мире (!) Научно-исследовательского института Тараса Шевченко в Оренбурге. Большаков посвятил изучению жизни и творчества Т.Г. Шевченко более 60 лет. Из-под его пера вышло более 20 книг о Кобзаре, а за одну из них – трехтомную «Быль о Тарасе» (1993 г.) – Большаков удостоился Шевченковской премии.
Украинский поэт Абрам Кацнельсон писал о Т. Шевченко в своей литературоведческой работе «Краса і сила віршованого слова», он же создал стихотворение «Смерть художника» (1940 г.) и поэтический цикл «Шевченко в Петербурзі». А писатель Михаил Хазан написал книгу новелл о Т.Г. Шевченко «Вічна зірка».
Нельзя не отметить и украинского писателя, ныне – председателя Союза украинских писателей Израиля, Александра Деко, который буквально накануне 2014 года к 200-летию со дня рождения Тараса Шевченко выпустил свою новую книгу «Шевченківський календар». В этом труде наряду с известными собрано много и малоизвестных материалов из того, что сохранилось о поэте. «Шевченківський календар» рассчитан на массового читателя. Это произведение дает возможность познать величие поэта и художника, философа и мыслителя, трагизм и триумф украинского Пророка.
Как это ни покажется странным, но постоянное присутствие личности Шевченко в жизни и памяти украинского народа в значительной степени связаны с его образом, который запечатлен в памятниках Кобзарю, полотнах и барельефах, изображающих поэта …. Я, во всяком случае, менее всего воспринимаю портрет Шевченко на денежных знаках и считаю, что это не то место, где нужно помещать образ украинского гения. Хотя взгляды на образ и памятники Кобзарю могут быть и разными…
Несколько месяцев назад, 6 сентября 2013 года, в газете «День» была опубликована статья искусствоведа Ярослава Кравченко «История монументов Кобзарю». Не буду оценивать заключение специалиста-искусствоведа, однако не могу не заметить, что из статьи торчат уши застарелой болезни антисемитизма. Касаясь событий 1930-х годов в Украине – в частности, Голодомора 1932-33 гг. и уничтожения украинской интеллигенции в 1937 году (забывая, что в 37-м Сталин уничтожил сотни тысяч людей без разбора национальности), – автор пишет: «Как будто насмешкой над всем уцелевшим народом стало объявление конкурса на проект памятника Шевченко в Харькове, Киеве и Каневе». И с красной строки продолжает: «И, соответственно, победил проект не украинских художников, а три варианта проекта «интернациональных» авторов – скульптора М. Манизера и архитекторов И.Лангбарда и Е.Левинсона». Читатель, обрати внимание, как по-иезуитски Кравченко берет в кавычки словосочетание «интернациональных» авторов», не решаясь сказать прямо – авторов-евреев. Вот так-то…
Я.Кравченко в статье поддерживает и киевский архитектор-исследователь В.Вечерский (насколько мне известно, Вечерский занимал на время написания статьи Я.Кравченко пост в Киевгорадминистрации). Прямая речь Вечерского: «Вместо традиционного креста на могиле православного христианина Шевченко, который никогда не отрекался от своей веры, поставили причудливый постамент – что-то среднее между традиционной иудейской погребальной стелой и модернизированным египетским обелиском».
На мой непрофессиональный взгляд, это абсолютное профессиональное невежество архитектора, хотя «иудейская погребальная стела и египетский обелиск» звучит, как выражается сегодня молодое поколение, «круто». И, конечно же, такие публицистические пассажи – это неуважение и оскорбление зодчих, создавших памятники, которые вот уже почти восемь десятилетий являются главной узнаваемой визитной карточкой Украины во всем мире. Не Днепрогэс и памятник «Родина-мать» в Киеве – а именно памятник Т.Г. Шевченко на Чернечей горе в Каневе. Как тут не вспомнить слова Леонида Большакова, который в одном из писем писал: «Недоумков хватало во все времена, а Шевченко был, есть и будет всемирным, национальным и всеславянским гением, которому жить в веках».
Итак, скульптор Матвей Манизер создает памятники Тарасу Шевченко в Харькове (архитектор И. Лангбард, 1935 г.), в Киеве (архитектор Е. Левинсон, 1938 г.) и на могиле Кобзаря в Каневе в 1939 году (архитектор Е. Левинсон). Украинский скульптор Лионора Блох – автор памятника Т.Г. Шевченко в городе Богодухове Харьковской области (1930 г.). Украинский скульптор Макс Гельман – автор скульптурной композиции «Тарас Шевченко в Петербурге» (1939 г.).
График Борис Вакс – создатель серии моногравюр, посвященных Шевченко; украинский график Борис Гинзбург – автор графической серии «Т.Г. Шевченко» (1961-62 гг.), а также иллюстраций к произведениям Кобзаря; украинский график Марк Кинарский – оформитель произведений Шевченко, в т.ч. «Кобзаря», изданного в 1920 г. в Киеве. Художник Борис Шац создал серию графических работ «Т. Шевченко» (1961-64 гг.), а его сын, художник Матвей Коган-Шац, – автор пейзажа «На Тарасовій горі» (1964 г.). Скульптор Флориан Абрамович Коцюбинский, внук замечательного украинского писателя Михаила Коцюбинского, создал в 1964 году скульптурный портрет Т. Шевченко под названием «Літа молодії».
Этот список – список еврейских поэтов, писателей, кинорежиссеров, скульпторов, художников, графиков, литературоведов, драматургов, изобразивших и прославивших в своих произведениях Кобзаря и внесших свой огромный вклад в науку шевченковедения, можно продолжать и продолжать.
Но закончить статью мне хочется вот такой историей. Я нашел ее в книге известного украинского философа и общественного деятеля, нашего современника Мирослава Поповича «Нариси історії культури України», увидевшей свет в 1999 году.
Попович сообщает, что в 1838 году было решено выкупить Т.Г. Шевченко из неволи. Цена, которую запросил за своего крепостного Тараса помещик Энгельгардт – 2500 карбованцев, – была неимоверно высокой. Нервы Шевченко не выдержали, и он свалился с горячкой. Друзья положили его в больницу Марии Магдалины, поскольку там работал врач с исключительно хорошей репутацией. Он действительно быстро избавил Шевченко от тяжелой болезни и поставил его на ноги. Этим врачом был еврей-выкрест родом из Украины, из города Староконстантинова. А звали его Александр Дмитриевич Бланк – и это был дед будущего вождя мирового пролетариата В.И.Ульянова /Ленина/… И как знать, увидел бы мир бессмертные строки поэта, не спаси его тогда верные друзья и доктор Бланк!
«Еврейский след» в истории жизни Тараса Шевченко, в судьбе его произведений и сохранении исторической памяти о Кобзаре требует, безусловно, специального изучения. Но трагизм судьбы, сложность и неоднозначность личности Шевченко во многом роднит его со всеми судьбами, со всеми тяготами и невзгодами, выпавшими на долю Украины.