НАТАН ЩАРАНСКИЙ: АЛИЯ ИЗ УКРАИНЫ СЕГОДНЯ ОДНА ИЗ САМЫХ БОЛЬШИХ В МИРЕ | Еврейский Обозреватель

НАТАН ЩАРАНСКИЙ:
АЛИЯ ИЗ УКРАИНЫ СЕГОДНЯ ОДНА ИЗ САМЫХ БОЛЬШИХ В МИРЕ

Михаил ФРЕНКЕЛЬ | Номер: Сентябрь 2015

Натан Щаранский

Натан Щаранский

Человек предполагает, а Господь располагает.
Эту истину еще раз подтвердили тревожные события, вот уже почти два года происходящие в Украине. Они круто изменили планы и судьбы многих жителей страны, в том числе и евреев. Свидетельство тому и то, что по сравнению с предыдущими годами резко возросла алия на историческую родину.
Готов ли Израиль ныне достойно встретить новых репатриантов? Об этом во время своего пребывания в Иерусалиме главный редактор «Еврейского обозревателя» Михаил ФРЕНКЕЛЬ побеседовал со знаменитым в прошлом диссидентом, а ныне главой Сохнута Натаном ЩАРАНСКИМ.

– Украинские евреи идут на своего рода мировое достижение – только за восемь месяцев нынешнего года репатриировалось около 7 тысяч человек.
– По нашим расчетам к концу года число сделавших алию из Украины будет рекордное за последние годы. Да, по сравнению с количеством репатриантов из других стран это, можно сказать, мировой рекорд. Велика также алия из Франции и России.
– Цифры – вещь, конечно, хорошая. Но мы знаем, что большую часть репатриантов из Украины составляют евреи из Донецкой и Луганской областей. А они в большинстве своем фактически являются беженцами, покинувшими свой дом в спешном порядке. И совершенно понятно, что они нуждаются в особой заботе. Например, в увеличении корзины абсорбции и пособии на аренду жилья.
– Это совершенно справедливое замечание, но мы в своей работе учли данные вызовы. Не секрет, что достаточно продолжительное время алия из Украины была сравнительно невелика. Поэтому число сотрудников Сохнута на берегу Днепра постоянно сокращалось. Сегодня же мы достаточно оперативно увеличили наш штат в Украине. Сохнут также организовал в Днепропетровской области своеобразный перевалочный лагерь для беженцев из зоны военных действий. Мы совместно с министерством абсорбции обратились к правительству с просьбой в связи со сложившимся положением увеличить корзину абсорбции для репатриантов из Украины и это предложение было принято.
Хочу сказать, что мы постараемся сделать все возможное, чтобы историческая родина стала для репатриантов из Украины родным домом.
– Ситуация в Украине ныне такова, что не исключено увеличение алии не только из зоны боевых действий, но и из других регионов страны. Готов ли Сохнут к такому возможному повороту событий?
– Как я уже говорил, мы ныне постоянно усиливаем свое присутствие в Украине. И Сохнут, и Израиль в целом готовы принять всех, кто захочет совершить алию. Правда, я бы хотел, чтобы евреи приезжали в Израиль не только тогда, когда наступает форс-мажор, а предпочтительно по зову сердца и еврейского самосознания.

Первое интервью Михаила Френкеля с Натаном Щаранским, 1993 год

Первое интервью Михаила Френкеля с Натаном Щаранским, 1993 год

– Но такое сознание нужно воспитывать, а по мнению целого ряда активистов еврейского движения в Украине ваши сотрудники уже довольно давно предпочитают работать исключительно с молодежью.
– Я бы так не сказал, хотя предпочтение работе с молодежью, как с самой энергичной и креативной частью потенциальной алии, действительно отдавалось. И ведь мы получили хорошие результаты от программ МАСА и Таглит.
– Моя дочь также сначала приехала в Израиль по программе МАСА, а затем и осталась тут жить.
– Вот видите – конкретный пример из жизни.
Да, молодежь для нас приоритет, однако мы с вниманием относимся ко всем желающим репатриироваться независимо от возраста и социального статуса.
– В последние годы увеличилась алия из европейских государств. В первую очередь из Франции, где проживает наиболее крупная еврейская община в Европе, и в отличие от Украины или России, нет сомнений, что связано это именно с антисемитизмом. Можно вспомнить, как во время проведения операции «Несокрушимая скала» на улицах европейских городов участники пропалестинских демонстраций скандировали лозунг «Смерть евреям». Обратите внимание – не «израильским агрессорам», а именно евреям.
Эти акции весьма напугали евреев Европы, несмотря на то, что правительства стран, где буйствовали исламисты, поспешили осудить подобные призывы и пообещали евреям защиту и спокойствие. Но какое уж тут спокойствие? Евреи Европы, и особенно Франции, где число джихадистов особенно велико, все больше стали поворачиваться в сторону Израиля. Этому способствовали и трагические теракты в Париже, Брюсселе, Копенгагене.
– Все это действительно так. По моему мнению в свое время европейские правительства под влиянием своего либерального благодушия допустили стратегическую ошибку, безоговорочно поверив в успех мультикультурализма. А на деле допустили в свои страны множество людей, которые, как бы тут поточнее выразиться…
– Прибыли в чужой монастырь со своим уставом.
– Именно так. И сегодня это стало огромной проблемой для Европы. Еврейские тревоги – лишь часть ее.
– В 1994 году в Париже в редакции газеты «Русская мысль» я беседовал с таким же известным, как и вы, советским диссидентом Александром Гинзбургом – одним из немногих, кто в 1968 году вышел на Красную площадь протестовать против ввода советских войск в Чехословакию. Он мне тогда сказал, что еще одной причиной, по которой врата Европы широко раскрыты для мигрантов из арабских и африканских стран, является гипертрофированное чувство вины, которое испытывают европейские правители перед жителями бывших колоний. Мы с ним сошлись тогда на том, что это обязательно сильно аукнется в Европе, и, к сожалению, оказались правы.
Shar_2– В результате классический антисемитизм неонацистских движений сегодня в Европе не так силен, как в былые времена. Зато пышным цветом расцвел антисемитизм нового вида, прикрывающийся «антиизраилизмом» и «антисионизмом». Число антисемитских нападений во Франции только в первом квартале нынешнего года по сравнению с предыдущим годом возросло на 84%. И вот что интересно – активными приверженцами так называемого «нового антисемитизма» стали две казалось бы крайние, противоположные по своему мироощущению группы. Первая – это вконец почувствовавшие себя хозяевами в Париже, Брюсселе или Лондоне исламисты. Но их ненависть к Израилю и евреям прямолинейна и понятна. А вот антисемитизм под прикрытием «антиизраилизма» леволиберальной публики, устраивающей бойкоты израильским университетам и товарам – явление запутанное, но не менее отвратительное. Само собой, могут быть предложены различные способы борьбы с этими явлениями. Но мой рецепт прост – евреи должны жить в Израиле. И тогда им не придется опасаться, что на улице или где-то в офисе на них нападут антисемиты.
В начале марта в Брюсселе Сохнут организовал для потенциальных репатриантов акцию под названием «Ярмарка алии». Она стала первым подобным мероприятием в Бельгии. Посетило ее около тысячи человек. По данным Сохнута, если в 1990-е годы из Бельгии ежегодно репатриировалось около 100 человек, то в следующее десятилетие этот показатель вырос до 150, а сейчас до 250 человек. Не так уж и мало, учитывая, что общая численность еврейского населения страны всего 30 тысяч человек.
Во Франции еврейское население составляет около полумиллиона человек. Как считает старший научный сотрудник института политики еврейского народа в Иерусалиме доктор Дов Маймон, примерно 50 тысяч из них посещают синагогу в шаббат, еще 150 тысяч ходят в синагогу по праздникам, оставшиеся 300 тысяч евреев стремительно движутся к ассимиляции. И через несколько десятилетий их дети и внуки вряд ли уже будут причислять себя к еврейской общине. Официально из Франции в 2014 году репатриировалось семь тысяч человек. За первые полгода 2015 года – свыше трех тысяч.
Как говорится, процесс пошел.
– Руководители европейских государств все же стараются как-то продемонстрировать, что заинтересованы в том, чтобы евреи по-прежнему жили в их странах.
Так, например, премьер-министр Франции Мануэль Вальс заявил, что невозможно представить себе Францию без евреев. С аналогичными словами выступил и премьер-министр Бельгии Шарль Мишель, заявивший, что Бельгия без евреев – это уже не Бельгия, а Европа без евреев – это уже не Европа.
– Должен сказать, что за последние два года Сохнут активизировал свои действия в Европе в соответствии с растущим интересом евреев к репатриации. Мы наблюдаем беспрецедентную волну алии из стран Европы. С одной стороны она указывает, что Европа становится неудобным местом для евреев. С другой, и это нам намного более важно, наглядно демонстрирует, что Израиль все сильнее и сильнее притягивает к себе евреев, заинтересованных в еврейской жизни, свободе и личной безопасности и принадлежности к стране, от которой зависит будущее всего еврейского народа.
Мне представляется, что властям европейских стран уже в ближайшем будущем станет все сложнее и сложнее сдерживать исламистов, поэтому евреям лучше уехать в Израиль.
– Предвидите, что в Европе и без евреев все будет неспокойней и неспокойней?
– Совершенно верно.
– В выступлениях многих раввинов и политиков постоянно звучат слова, из которых можно сделать вывод, что врагом еврейского народа, более опасным, чем Исламское государство, ХАМАС и Хизбалла вместе взятые, является ассимиляция. Действительно, наш народ в мировом масштабе малочисленен. Однако есть разные пути борьбы с ассимиляцией. Мне вот представляется, что реформа гиюра, принятая предыдущим израильским правительством, была прогрессивным шагом на пути возвращения в еврейство в первую очередь людей, чьи отцы в свое время заключили межнациональные браки. Поэтому отмена данной реформы нынешним кабинетом министров Израиля видится достаточно большому числу людей действием, направленным на сохранение карьеры определенных политиков, а не на благо страны.
– Еврейское агентство глубоко сожалеет о решении правительства отменить его же собственное постановление о создании местных судов для гиюров, принятое год назад.
Cоздание таких судов помогло бы десяткам тысяч репатриантов и их детей присоединиться к еврейскому народу посредством более доброжелательного и гостеприимного принятия иудаизма. Мы не можем согласиться с тем, что процесс, имеющий жизненно важное значение для будущего еврейского народа и существования Израиля как еврейского государства, полностью зависит от конфигурации коалиции и его можно изменить в любой момент, в том числе и путем отмены решений правительства.
В свете очевидной сложности в решении этой проблемы следует действовать не только посредством политических каналов, но и с помощью других средств – во имя сохранения еврейского характера государства Израиль и продолжения исторического процесса собирания еврейских изгнанников со всех концов света.
И поэтому мы уже начали действовать в определенном направлении. Так, мы договорились с премьер-министром о создании комиссии, которая обсудит все возможности и выработает компромиссные решения по этой, несомненно, очень важной проблеме.
– Господин Щаранский, быть может я не спросил вас о чем-то, что вы хотели бы сказать нашим читателям?
– Наверное немногие из них знают, что я родился и вырос в Донецке. Мне в этом городе знаком каждый район, каждая улица. И для меня особенно горьки события, происходящие в родном для меня крае. Поэтому от всего сердца хочу пожелать не только евреям, но и всем жителям Донбасса, чтобы в их городах и селах поскорее наступил мир.

Автор: Михаил ФРЕНКЕЛЬ

ИЗ НАШЕГО ДОСЬЕ

Обложка журнала «Time» от 24.07.1978 г.

Обложка журнала «Time» от 24.07.1978 г.

Натан Щаранский (при рождении Анатолий Борисович Щаранский) родился 20 января 1948 года в городе Сталино (ныне – Донецк). Щаранский – борец за права человека в Советском Союзе, известный диссидент, отказник. После репатриации в Израиль — государственный и общественный деятель, писатель.
Учился в 17-й школе Донецка и Московском физико-техническом институте (город Долгопрудный). Отец – Борис Семенович Щаранский. Мать – Ида Петровна Мильгром. Брат – Леонид (1946 г.р., живет в США).
В 1973 году Щаранский подал документы на выезд в Израиль, но ему было в этом отказано. Был уволен из ВНИИ нефти и газа, где работал инженером-математиком, и стал зарабатывать на жизнь частными уроками. К 1975 году он стал активным участником эмиграционного движения евреев-отказников.
В середине 1970-х Щаранский становится одним из инициаторов создания Московской группы по контролю за соблюдением Хельсинкских соглашений в области прав человека (так называемой Хельсинкской группы), помощником и переводчиком академика Андрея Сахарова. Щаранский активно участвовал в еврейском движении в СССР, демонстрациях и голодовках протеста; был автором ряда писем и обращений еврейских активистов к советским властям и международной общественности. Встречаясь с аккредитованными в Москве иностранными журналистами, Щаранский передавал им информацию о преследованиях, которым подвергались активисты-правозащитники, о необоснованных отказах в разрешении на выезд из СССР, о многочисленных случаях нарушений прав человека в СССР.
15 марта 1977 года Щаранский был арестован по ложному обвинению в измене родине и антисоветской агитации. Обвинение утверждало, что Щаранский собрал и передал на Запад списки лиц, которым было отказано в выезде из СССР. КГБ под предлогом сохранения государственной тайны утверждало, что эти списки содержали материалы о 1300 лицах, располагавших военными и иными секретами, и информацию о дислокации, ведомственной принадлежности и режиме секретности двухсот предприятий в разных городах Советского Союза, о руководящих работниках этих предприятий. Обвинение утверждало, что Щаранский передал эти списки «агенту американской военной разведки» Роберту Тоту, работавшему в Москве «под видом журналиста».
Щаранский, как утверждало обвинение, делал все это по заданию иностранных разведывательных служб, которое он якобы получил в переданном по дипломатической почте письме Виталия Рубина, эмигрировавшего в 1976 году и будто бы завербованного ЦРУ. Помимо этого Щаранскому якобы была передана по дипломатической почте некая анкета с перечнем вопросов разведывательного характера и он будто бы помогал Тоту устанавливать конспиративные контакты с учеными и специалистами, причастными к хранению секретной информации, в результате чего Тот получил информацию о парапсихологии и космических и социологических исследованиях, не подлежавшую публикации в открытой печати.
Кроме измены родине в форме шпионажа, Щаранский обвинялся в измене в форме «оказания иностранному государству помощи в проведении враждебной деятельности против СССР», а именно в том, что он «передавал за рубеж материалы, намеренно искажающие действительную картину жизни в СССР» и «призывал правительства ряда стран, чтобы они — под предлогом заботы о правах человека — оказывали непрерывное давление на Советский Союз, побуждая его изменить внутреннюю и внешнюю политику». Подобные действия были также названы антисоветской агитацией.
На суде в июле 1978 года Щаранский отказался от адвоката и защищал себя самостоятельно. Он оспаривал все обвинения. 14 июля коллегией по уголовным делам Верховного суда РСФСР он был осужден на 13 лет лишения свободы с отбытием первых трех лет в тюрьме, а последующих — в колонии строгого режима.
Наказание Щаранский отбывал во Владимирской и Чистопольской тюрьмах, а затем в колонии строгого режима в Пермской области. В заключении он не раз попадал в карцер за протесты против незаконных действий тюремного начальства (примерно половину девятилетнего срока заключения Щаранский провел в одиночной камере и более 400 дней — в штрафном изоляторе на пониженном рационе питания при низкой температуре без необходимой одежды). Щаранский неоднократно объявлял голодовки протеста, подвергался принудительному кормлению.
Лишь в 1986 году, после многочисленных демонстраций по всему миру и ходатайств крупнейших политиков Европы и США, в результате специального соглашения между СССР и США, Щаранского, вместе с двумя гражданами ФРГ и гражданином Чехословакии обменяли на мосту Глинике, на границе Западного Берлина и ГДР, на арестованных в США чехословацких агентов Карела Кехера и Хану Кехер, а также советского разведчика Евгения Землякова, польского разведчика Ежи Качмарека и разведчика ГДР Детлефа Шарфенорта, арестованных в ФРГ. Обмен состоялся при посредничестве восточногерманского адвоката Вольфганга Фогеля. В Израиле Щаранский был с почетом встречен премьер-министром Шимоном Пересом и его заместителем Ицхаком Шамиром. В 1986 году дал показания в комиссии Конгресса США о положении с правами человека в СССР.
В 1986 году Щаранский создал «Сионистский форум» и возглавлял его до 1996 года. В 1995 году Щаранский основал партию «Исраэль ба-Алия» (ИБА), объединившую выходцев из бывшего СССР. А также:
– С 1996 года по 2003 год депутат израильского кнессета и лидер партии ИБА.
– Министр промышленности и торговли (1996—1999)
– Министр внутренних дел (1999—2000)
– Министр строительства (2001—2003).
В связи со снизившимся рейтингом партии ИБА (представительство уменьшилось с 6 до 2 мандатов) и ее финансовым банкротством, в 2003 году партия Щаранского слилась с блоком Ликуд, а сам Щаранский покинул кнессет, уступив место Марине Солодкиной. Не являясь членом парламента, Щаранский занял пост министра по делам Иерусалима. Из-за несогласия с планом одностороннего размежевания Ариэля Шарона в 2005 году Щаранский ушел в отставку и стал членом парламентского лобби в защиту Эрец-Исраэль и внутрипартийной оппозиции.
Щаранский — один из героев документальных фильмов «Они выбирали свободу» (RTVi, 2005) и «Refusenik» (США, 2007).
В марте 2006 года Щаранский был избран в кнессет от партии Ликуд, но уже в ноябре покинул кнессет. Был председателем Адельсоновского института стратегических исследований при «Центре Шалем», где вел исследовательскую работу. Щаранский издал две политические книги: «В защиту демократии» и «ID: Identity и ее решающая роль в защите демократии», вызвавшие значительный интерес, особенно первая из них, которую высоко оценил президент США Дж. У.Буш. Мемуары Щаранского «Не убоюсь зла» переведены на несколько языков.
Ныне Натан Щаранский является председателем Еврейского агентства «Сохнут».

На снимке:
— Обложка журнала «Time» от 24.07.1978 г.