ИДЕТ ВОЙНА НЕ НАРОДНАЯ. НО ЯКОБЫ «СВЯЩЕННАЯ» ВОЙНА

| Номер: Апрель 2016

Продолжение. Начало см. в № 1 (277), 2 (278) и 3 (279).

N_3«У каждого века свое средневековье», – утверждал один из лучших мастеров афоризма Ежи Станислав Лец.
Если это и так, то в ХХІ веке средневековье наступило слишком рано и резко. И застало врасплох очень многих людей. В том числе и тех, кто мнит себя сильными мира сего. При этом совершенно необходимо сказать, что именно правители разных стран своей необдуманной внешней и внутренней политикой привели мир к тем драматическим событиям, которые он ныне переживает.
Мусульманский проповедник из Египта некий Салам Абу аль-Футух предрекал: «Нация ислама вернется, несмотря на высокомерие Запада. Запад будет разрушен непременно. Аллах разрушил Византийскую и Персидские империи – он также разрушит Запад руками мусульман. Эти страны перейдут в ислам, ислам дойдет и до них…».
Что и говорить, в отношении значительной части Европы это пророчество, похоже, сбывается. Враг уже не на пороге. Он уже сел в гостиной за стол, положил на него ноги и принялся издеваться над не в меру гостеприимными хозяевами. А они растеряны и потому нередко ведут себя совсем неадекватно сложившейся ситуации.
Знаете ли вы, что такое «стокгольмский синдром»?

Говоря научным языком, это термин популярной психологии, описывающий защитно-бессознательную травматическую связь, взаимную или одностороннюю симпатию, возникающую между жертвой и агрессором в процессе захвата, похищения, применения (или угрозы применения) насилия. Под воздействием сильного шока заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия, и в конечном счете отождествлять себя с ними, перенимая их идеи и считая свою жертву необходимой для достижения «общей» цели.
Авторство этого термина приписывают криминалисту Нильсу Бейероту, который ввел его во время анализа ситуации, возникшей в Стокгольме во время захвата заложников в августе 1973 года. Между тем механизм психологической защиты, лежащий в основе стокгольмского синдрома, был впервые описан Анной Фрейд в 1936 году, когда и получил название «идентификация с агрессором».
Ученые полагают, что стокгольмский синдром является не психологическим парадоксом, не расстройством, а скорее нормальной реакцией человека на сильно травмирующее психику событие.
Если же говорить простым языком, то шок, полученный заложником, а также свидетелем криминального нападения или теракта, может вызвать у них совершенно неожиданную реакцию и поведение.

Сцена из фильма «Однажды в Америке»

Сцена из фильма «Однажды в Америке»

В знаменитой голливудской ленте «Однажды в Америке» есть такой эпизод. Банда врывается в банк и начинает его грабить. Сотрудники банка в страхе молча жмутся по углам. И только одна дама с перепугу начинает кричать на грабителей и угрожать им. Эти крики могут услышать прохожие на улице и вызвать полицию. И тогда один из налетчиков находит способ заставить дамочку замолчать. Он хватает ее за загривок, ставит в определенную позу, и пардон, вступает с ней в интимную связь. Тем временем его подельники заканчивают «чистить» сейфы, и банда быстро смывается из банка. Далее пострадавшая в последующее за грабежом время энергично разыскивает банду, чтобы… стать любовницей насильника, что ей в конце концов и удается.  Словом, все происходит,  как в известной юморной одесской песенке с припевом: «Оц тоц, первертоц, бабушка здорова».
Это, конечно, пикантная выдумка сценариста. В реальной жизни все бывает драматичней, суровей и трагичней. Однако случаев, когда бывшие заложники становятся главными заступниками своих похитителей, не так уж и мало. Собственно и сам инцидент, давший называние синдрому – свидетельство тому.
23 августа 1973 года бежавший из тюрьмы Ян-Эрик Олссон в одиночку захватил стокгольмский банк «Kreditbanken», ранив одного полицейского и взяв в заложники четверых работников банка — трех женщин (Биргитту Лундблад, Кристин Энмарк, Элизабет Олдгрен) и мужчину Свена Сафстрома. По требованию Олссона полиция доставила в банк его сокамерника — Кларка Улофссона. Заложники звонили премьер-министру Улофу Пальме и требовали выполнить все требования преступников.
После пяти тревожных дней ожидания полицейские предприняли газовую атаку и через полчаса захватчики сдались, а заложников вывели целыми и невредимыми.

Ян-Эрик Олссон

Ян-Эрик Олссон

И тут бывшие заложники вдруг заявили, что боялись не захватчиков, которые ничего плохого им не сделали, а полиции. Есть данные, что они за свои деньги наняли адвокатов Олссону и Улофссону.
В ходе судебного разбирательства Улофссону удалось доказать, что он не помогал Олссону, а, напротив, пытался спасти заложников. С него сняли все обвинения и отпустили. Оказавшись на свободе, он встретился с Кристин Энмарк, и они стали дружить семьями.
Олссон был приговорен к десяти годам тюремного заключения. Но, находясь за решеткой,  получал много восхищенных писем от женщин. Эдакий массовый «стокгольмский синдром».
Не для того, чтобы развлечь уважаемого читателя, привел я эти примеры. Не знаю как кому, а мне некоторые властители и политики европейских стран напоминают ту самую дамочку из американского кинобоевика. Вот только в реальности, повторю, смешного мало, а  драматичное бьет через край. И обрекают на насилие политики (или политиканы?) не себя. А граждан своих стран.
Сегодня на слуху у всего мира Франция, Бельгия. Но мы давайте, раз уж вспомнили о «стокгольмском синдроме», поговорим сейчас именно о Швеции.
Зная историю, при слове «шведы» мы обычно представляем себе могучих и воинственных викингов, приведших на Русь свою красавицу-королевну Ингегерду, чтобы отдать ее замуж за князя Ярослава Мудрого. А еще вспоминаются солдаты Карла XII, храбро сражавшиеся под Полтавой. Достаточное число людей, считающих себя украинскими патриотами, сегодня жалеют, что Карлу с помощью Мазепы не удалось одержать верх. А удалось бы, то Украина еще тогда вырвалась бы из цепких лапищ имперской России.
Да, были шведы  в наше время – скажем, перефразируя поэта. Теперь не те. А почему? Попробуем разобраться.
Почти двадцать лет назад я был участником украинско-шведского журналистского семинара, проходившего в Киеве и Стокгольме. Шведские коллеги затеяли его с благой целью – подучить профессии нас, только вырывавшихся из-за многолетнего железного занавеса. Однако уже в первые дни семинара им стало понятно, что и мы их можем кое-чему научить,  и в дальнейшем семинар в основном протекал в виде дружеских дискуссий собратьев по перу. Как я уже сказал – это был украинско-шведский семинар, не имевший никакого отношения к еврейской тематике. И тем не менее, однажды она была неожиданно затронута. Точнее, речь зашла об арабо-израильском конфликте. Одной из ведущих семинара и нашим гидом по Стокгольму была энергичная и толковая коллега Фрида, довольно хорошо говорившая по-русски, поскольку не только одно время работала собкором крупного шведского медиа-холдинга в Москве, но и нашла там себе русского мужа.
На одном из занятий, говоря о том, как журналисту в поисках правды важно не доверяться слухам, а самому все по возможности проверять, она привела пример из собственной практики. Фрида рассказала, что во время израильско-ливанской войны она была срочно послана в Ливан сделать репортаж о событии, информация о котором поступила в европейские столицы. Речь шла о якобы имевшем место расстреле израильскими солдатами мирных жителей арабского поселка. И что же? Когда энергичная боевая Фрида сумела прорваться в упомянутое поселение, она неожиданно убедилась, что никаких на самом деле расстрелов не было, а имел место небольшой бой между израильтянами и палестинскими боевиками. Честная Фрида тут же передала об этом репортаж в шведскую столицу. И…из редакции ей посоветовали все-таки еще раз перепроверить факты, потому что не может же быть, чтобы «агрессоры» не позверствовали и не побесчинствовали. Фрида «намек» поняла, но не смалодушничала. Настояла на своем.  И  рассказывая об этом случае нам, поставила его себе в заслугу. Я, честно говоря, поставил ей это в заслугу в сто крат более, а также был доволен той благожелательной реакцией, с которой встретили ее рассказ мои украинские коллеги.
Тем не менее, когда приятные эмоции стихли, я не мог не задуматься над тем, насколько предубежденное в отношении Израиля мнение царит в шведском информпространстве. Глобальная информационная война, целенаправленно и активно ведущаяся дхихадистами – это отдельная большая тема для выяснения и объяснения того, что происходит сегодня в мире. Мы обязательно о ней скажем, но пока что вернемся в Швецию.
Через день после того семинарского занятия, на котором Фрида поведала о своих приключениях в Ливане, она повезла нас на экскурсию по Стокгольму. Вскоре очутились мы и у памятника Карлу XII. И я спросил нашего гида:
– Скажите, Фрида, во время пребывания в Москве вас коллеги или друзья мужа не знакомили со стихом известного российского поэта о Карле, начинающимся словами: «И все-таки нация чтит короля»?
– Да, я знаю этот стих, – ответила Фрида.
– Ну и как, нация действительно чтит короля-завоевателя?
– Представьте себе, не очень. Мы, шведы, сегодня в своем большинстве довольны, что Карл проиграл Полтавскую битву. Ведь с того времени Швеция перестала быть великой европейской державой, чьи все ресурсы шли на войну, а постепенно стала мирной и зажиточной страной, в которой сегодня нет богачей мирового уровня, но зато нет и совсем бедных людей. Нет, Карла мы сегодня не очень чтим…
Слушая ответ Фриды, я вспомнил собственный юмористический афоризм, сочиненный мной еще в годы горбачевской «перестройки»: «Мазепа переметнулся к шведам потому, что предчувствовал, что социализм они построят гораздо раньше».
«Да, хорошо живется в Швеции, – подумалось мне тогда. – Ведь это не только страна с высоким уровнем жизни. Шведы еще и имели счастье не участвовать  ни в одной из мировых войн, ударивших смертельной косой по другим европейским народам».
– И как вам Швеция, ребята? – спросил я у коллег из нашей делегации.
– Хорошо там, где нас нет, – дружно ответили они.
Да, конечно. Вот только все на свете имеет свою оборотную сторону. И как говорят в Украине, «що занадто, то не здраво».
Считается, что любая историческая параллель хромает. И все же видя, что происходит в Швеции ныне, спустя почти два десятилетия после нашего семинара, невольно вспомнилось об истории Древнего Рима. Когда римляне только создавали свое государство, они были воинственным и сильным народом, имевшим своих великих полководцев и мужественных героев. Таких как Муций Сцевола, сжегший свою руку на костре во славу отечества. Римляне добились того, чего хотели. Они стали самой мощной державой того времени. Но шли десятилетия, за ними столетия, и не только аристократы-патриции, но и разбогатевшие на торговле плебеи, погрязли в роскоши, ослабли духом и волей. Спартанские нравы сменились сибаритскими.
Лично я не люблю  ханжей. Но то, что творилось в Риме в годы упадка, особого одобрения вызвать не может. Гомосексуальные связи, педофилия и даже зоофилия были весьма распространены. Трудиться за римлян стали только рабы. И все чаще римляне вместо себя усмирять восставшие провинции стали посылать разноплеменных наемников. В конце концов именно эти наемники вместе с рабами и прикончили некогда могущественную империю. Ворвавшиеся в Рим варвары не страдали любовью к античной культуре, а потому насиловали патрицианок прямо среди древних скульптур. А затем, покрушив в диком азарте эти статуи, запрягали свои жертвы в повозки и гнали их в леса, откуда пришли…
Какое отношение все это имеет к современности? К нынешней Европе и Швеции в частности?
В мае прошлого года боевики Исламского государства захватили находящийся на территории Сирии античный город Пальмиру, объявленную ЮНЕСКО историческим памятником культуры мирового значения. Ворвавшись в город, исламисты тут же принялись уничтожать древние скульптуры, аргументируя это варварство тем, что они противны их богу. Но это было полбеды. Захватчики насиловали местных женщин – езидок и христианок, не объясняя зверство уже никакими ссылками на Коран.
Историки знают, что насилие над женщинами является омерзительным событием практически любой войны. История джихадистских завоеваний также знает их немало. И здесь не нужно  даже ссылаться на научные исследования. Спросите об этом у обычных граждан славянских балканских стран, они вам многое смогут рассказать из истории своих народов.
А иногда захватчики действовали по-особому цинично. Так, оккупировав в IX веке итальянский город Салерно, арабские джихадисты «развлекались» тем, что еженощно «приносили в жертву» девственность одной из монашек из местных монастырей. И совершали это зверство… на алтаре местного католического собора….
Перенесемся, однако, в наше время. В 1999 году во время международной конференции в Копенгагене наша еврейская делегация на день отправилась в соседнюю Швецию, а именно в один из наиболее известных городов страны – Мальме. Там, кроме синагоги и исторических достопримечательностей, мы в рамках толерантности, посетили и местную мечеть. Время нашего визита на всякий случай подобрали так, чтобы в этот час в ней не было прихожан. А сопровождавший нас в осмотре мечети вежливый служитель рассказал нам, что местные мусульмане очень мирные люди и хорошо ладят со всеми жителями города. Он также не без радости в голосе сообщил, что число сторонников ислама здесь растет, так что вскоре очевидно придется построить еще одну мечеть.
А что сегодня? За прошедшие годы в Мальме многое изменилось. Увы, в худшую сторону. Как сообщается, евреи уже давно боятся появляться на улицах города в кипе. А несколько лет назад в Мальме было сорвано проведение теннисного матча на Кубок Девиса между командами Швеции и Израиля. Кем сорвано? Я думаю, вы догадались, что не уравновешенными скандинавами. Неудивительно, что евреи стали активно покидать Мальме, и весьма вероятно, что он вскоре станет «юденфрай».
За последние десятилетия шведы приняли большее число мигрантов на душу населения, чем все другие государства Западной Европы. Выходцы из Сомали, Афганистана, Ирака, Боснии составляют около 16% населения.  Только с 1998 года по 2011-й (еще до нынешней волны «беженцев») миграция мусульман и естественный прирост в мусульманской общине составили более 41% от общего прироста населения Швеции. Новоприбывшие нередко ведут себя совершенно нагло.
Практически все они не работают, но получают щедрую помощь и всевозможные блага. Что шведы получили взамен? Еще до недавней волны мигрантов, захлестнувшей Европу, на этих “несчастных” приходилось подавляющее количество преступлений — грабежей и изнасилований.
Молодежные арабские банды третируют коренное население, изнасилования шведок исламистами стало уже притчей во языцех. На «пришельцев» в Швеции еще до последней волны страждущих, приходилось около 80% изнасилований. Но говорят, что цифры эти существенно занижены — поскольку только 10-20% жертв изнасилований обращаются в полицию. Но она в рамках «политкорректности» пытается скрыть эти факты.
После новогоднего  скандала в Кельне выяснилось, что похожая вакханалия происходила летом 2014 года на крупнейшем музыкальном европейском фестивале “We Are Stockholm”. Десятки белокурых скандинавок стали тогда, как оказалось, жертвами афганских беженцев. В полиции сначала говорили, что изнасилований и домогательств не было, потом признали, что все это было, но… совсем мало. Лишь позже крайне там неохотно согласились с заявлениями прессы о том, что сексуальные преступления носили массовый характер. Но поскольку речь шла о беженцах, тема была закрыта.
N_1Совершенно безобразно ведет себя нынешнее шведское правительство и на международной арене, проявляя при этом редкое лицемерие. Например, находящиеся у власти социал-демократы как «подлинные» либералы любят поучать других толерантно относиться  не только к национальным, но едва ли не в первую очередь сексуальным меньшинствам. Так, например, шведские дипломаты выражали недовольство агрессивным неприятием гей-парадов отдельными гражданами России и Украины.
А между тем, шведские власти сделали все возможное, чтобы замять омерзительный инцидент в Гетеборге. Там «бедные» беженцы «поразвлекались» тем, что, поймав гея, одели его в женское платье и, вволю поглумившись, задушили дохлой змеей.
Так что неудивительно, что Мальме и Гетеборг в страхе стали покидать и коренные жители-христиане.
Норвежский исследователь Фиордман  пишет: «За три десятилетия Швеция превратилась в страну, затопленную уличной преступностью и имеющую одно из самых высоких в мире число зарегистрированных изнасилований. Девушки-блондинки из пригородов Стокгольма уже привыкли к тому, что их публично обзывают шлюхами  и многие перекрашиваются в брюнеток, чтобы избежать сексуальных домогательств на улицах собственных городов».
Но это, похоже, мало волнует шведских политиков. Зато их беспокоят гораздо более «значимые» проблемы. Так весной 2013 года депутат шведского парламента Вигго Хансен подал «исторический» законопроект. Согласно предложениям думающего об отечестве депутата, мужчинам предписывается справлять малую нужду… сидя. Это, по мнению Хансена, будет способствовать лучшей гигиене, а главное – гендерному равенству.  Ну, кажется, все… Приехали!
Прочтя об этом «эпохальном предложении, я вспомнил свой нежный  возраст. В детсадике, куда меня определили, была девочка, которая писала стоя.  Правда, делала она это на спор за конфетку. Ах, какая она была «сладкоежка»!
Мы вот все время ругаем наших депутатов. Но, слава Богу, похожих законопроектов в Верховной Раде все-таки не было.
На бревно в своем глазу шведские власти стараются внимание не обращать. Зато о соринке в чужом голосят на весь мир. Уже неоднократно министр иностранных дел Швеции Маргот Вальстрем обвиняла Израиль в том, что к террористам, нападающим на людей на улицах израильских городов,  «относятся слишком жестко». Израильские политики вступили с ней в перепалку. А лучше бы взяли пример с властей Саудовской Аравии. Как только шведский МИД что-то «мяукнул» о правах человека в королевстве, то саудиты сразу же пригрозили полным разрывом дипломатических и экономических отношений. И, о чудо, шведы больше не интересуются тем, что происходит в Эр-Рияде.
…Нет, все-таки не зря в свое время появился термин «золотая середина». Плохо, когда воинственный диктатор ведет постоянную войну, истощающую страну. Но, как показывает история, катастрофична и другая крайность, когда потерявшие здравый смысл болтуны и демагоги, под предлогом демократии и толерантности, впускают в дом своего народа врага и потакают его наглым прихотям. Это прямой путь к национальной катастрофе.
Можно предположить, что правь сегодня Швецией Карл XII, то многое было бы в ней по-другому. Но Карл давно лежит в земле. А нация больше не чтит короля.
А мировым политикам давно пора понять, что постоянные акты сексуального насилия на Ближнем Востоке или в Европе – это не спонтанная акция зверства, а хорошо продуманная стратегия запугивания врага, которого сторонники всемирного халифата хотят покорить. Еще Чингисхан говорил своим военачальникам, что насилие над женщинами сильно ослабляет волю противника к сопротивлению. И приказывал не трогать женщин в городах, сдавшихся без боя, и жестоко насиловать их там, где оказывается сопротивление.
N_9Но современные европейские политики явно об этом не знают. Правда, им пытаются подсказывать более разумные люди. После волны насилия эмигрантов над малолетними девочками, прокатившейся по Англии в недавние годы, действительно богобоязненный мусульманский авторитетный проповедник имам Тадж Харджей на страницах газеты “Daily Mail” с болью признал, что речь идет не просто о развратниках и извращенцах, а о преступлениях на расовой и религиозной почве. Издевательство над белыми девочками, считает имам, для тех, кто его осуществлял, было символом унижения белой расы, как людей низшего сорта, «гяуров», а потому заслуживших только презрение.
«Помимо ужаса и отвращения, которые вызывает деятельность оксфордской банды, факт, что ее мерзости густо замешаны на религии и расе, – указывает Тадж Харджей. – Религии – потому что все виновные, все зависимости от страны исхода, мусульмане; расы – потому что они сознательно выбирали на роль жертв белых девочек, которых называли «белое мясо». И значит это преступление с откровенно расистским подтекстом».
Харджей обвиняет в произошедшем самих англичан. По его мнению, их политкорректность мешает им воспринимать реальность, пуще всего они боятся обвинений в расизме. «Запуганные политкорректные современные британцы не в состоянии принять реальность, – с гневом пишет он. – Все государственные структуры, включая полицию и социальные службы, игнорировали омерзительную сексуальную эксплуатацию подростков, происходившую на их глазах, из ужаса перед обвинениями в расизме».
Читая это, осознаешь, как низко пала Европа. Растерянные и жалкие политики, назвавшие новогодние события в Кельне веселым словом «флешмоб», хотя на самом деле это было не что иное, как хорошо спланированная акция по запугиванию гостеприимных немцев, уже разместивших на своей территории по воле фрау Меркель тысячи и тысячи мигрантов.
«Миротворец – это тот, кто кормит крокодила в надежде, что тот сожрет его последним», – однажды едко заметил сэр Уинстон Черчилль.
Ох, как жаль, что среди современных европейских  политиков нет ни Черчилля, ни де Голля. Одни лишь Чемберлены да Деладье.
P.S. Да. Забыл сказать. Какие только обвинения не звучали в адрес воинов ЦАХАЛа из уст арабских пропагандистов за время конфликта на Ближнем Востоке. Этих обвинений было великое  множество. Кроме одного. Израильских солдат никогда не обвиняли в изнасиловании арабских женщин. Не обвиняли по простой причине. За все десятилетия конфликта и боевых действий таких случаев никогда не было…

Автор: МИХАИЛ ФРЕНКЕЛЬ
Продолжение следует: 5 (281)