Человек на линии огня | Еврейский Обозреватель

Человек на линии огня

Роман ГОЛЬДМАН, Михаил ФРЕНКЕЛЬ | Номер: Декабрь 2012

АВИГДОР ЛИБЕРМАНАВИГДОР ЛИБЕРМАН, вице-премьер, министр иностранных дел Израиля, на сегодняшний день – одна из самых заметных и влиятельных фигур в мировом пространстве масс-медиа. Взять у него интервью стремятся самые известные информационные агентства, и в каждой из бесед он непредсказуем, а главное – всегда самостоятелен в оценках, невзирая на мнения и авторитеты.

В ситуации, когда Израиль проводил военную операцию «Облачный столп», Авигдора Либермана в самом деле можно было назвать «человеком на линии огня». Трудно перечислить число телефонных бесед с лидерами мировых держав, которые он провел за это время, разъясняя израильскую позицию; добавьте и непрекращающиеся встречи в Иерусалиме с зарубежными эмиссарами самого высокого ранга – от генсека ООН до министра иностранных дел Болгарии. А как председатель партии «Наш дом – Израиль» Либерман ухитрялся еще и побывать в городах, находившихся под обстрелом, и выкраивал время для встреч со своими партийцами.
Глава израильского внешнеполитического ведомства всегда отличался тем, что отвечал за каждое свое слово. Вот и ныне, когда было объявлено о перемирии с ХАМАСом и когда правительство подверглось ожесточенной критике за прекращение операции, Либерман уверен: эта операция полностью завершена, она выполнила свою миссию.
Собственно, с этим посылом и был связан первый вопрос.

– Г-н Либерман, определите, пожалуйста, суть «Облачного столпа».
– Операция «Облачный столп» была не только военной кампанией, но и политической, и разъяснительной. Она была великолепно организована и скоординирована. Каждый, кто видел, как действовала армия, понимает, что была сделана превосходная работа. Все остальное – это сказки и домыслы.
– Какие цели преследовала операция?
– Их три. Во-первых, прекращение обстрела юга страны. Во-вторых, восстановление нашего сдерживающего потенциала. И в-третьих – уничтожение вражеского арсенала ракет дальнего радиуса действия.
– Что вы можете сказать по поводу несостоявшейся наземной операции?
– Наземная операция в секторе Газа означала бы необходимость его оккупации, сам же процесс контроля над Газой и свержения ХАМАСа занял бы, думается, более четырех месяцев.
– Решение о прекращении операции далеко не всем в Израиле пришлось по вкусу…
– Правительство отдает себе отчет в непопулярности принятого решения, но заключенное соглашение является лучшим итогом, которого Израиль мог добиться в настоящее время.
– Чего добилось возглавляемое вами ведомство в столь непростое для страны время?
– Благодаря эффективной работе всех звеньев министерства была создана широкая международная коалиция, поддержавшая право Израиля на проведение антитеррористической операции в Газе и осудившая ракетные обстрелы нашей страны. МИД выполнял поставленные задачи посредством интенсивной работы посольств, консульств и центрального штаба в Иерусалиме. В поддержку Израиля выступили, помимо прочих, президент и госсекретарь США, генсек ООН, комиссар по внешнеполитическим делам Евросоюза, министры иностранных дел Канады, Великобритании, Германии, Австралии, Грузии, Палата представителей США – как демократы, так и республиканцы, Совет министров иностранных дел Европейского союза и многие другие.
Благодаря усилиям наших дипломатов не была принята ни одна резолюция, осуждающая Израиль – ни на Генеральной ассамблее ООН, ни в Совете Безопасности, несмотря на многочисленные попытки арабских стран. Сотни интервью, пресс-конференций, брифингов, публикаций в прессе и интернет-медиа по всему миру и в Израиле, позволили добиться серьезных результатов в борьбе за международное общественное мнение, признание права Израиля на защиту своих граждан. Эта энергичная деятельность израильской дипломатии заслуживает самой высокой оценки!
– В годы, когда ряд руководителей ведущих стран мира настойчиво подталкивали Израиль к подписанию соглашений с Арафатом, у людей глубоко изучавших историю и причины израильско-палестинского конфликта, было ощущение, что подобное соглашение может оказаться неэффективным, поскольку на смену ФАТХу появится более радикальная организация, которая этих соглашений уважать не станет и не будет признавать право Израиля на существование. К сожалению, так и случилось. Главным игроком на палестинском поле стал ХАМАС.
Сегодня под влиянием обстоятельств его верхушка уже говорит о своем согласии вести какие-то переговоры с Израилем. Однако есть опасения, что если гипотетически предположить, что подобные переговоры могут завершиться неким консенсусом, вновь появится еще более радикальная группировка, скажем «Исламский джихад имени кого-нибудь», которая опять-таки не признает право Израиля на жизнь.
Поэтому хотелось бы спросить – действительно ли палестинские вожди хотят мира или их больше устраивает многолетнее противостояние, дающее им возможность получать на свои нужды серьезные средства от мирового сообщества и не делиться ими со своим народом?

– Если бы палестинские вожди хотели мира, они давно бы сели за стол переговоров, а не выдвигали постоянно какие-то нелепые условия. Это говорит о том, что, к сожалению, палестинцы не настроены на конструктивный диалог ни в ближайшее время, ни в обозримом будущем.
– А что вы, господин Либерман, можете сказать о ХАМАСе?
Человек на линии огня – Изо дня в день я наблюдаю, как его лидеры продолжают вести свою игру. В их заявлениях отчетливо прослеживается, что они никогда не признают никакие соглашения, которые Израиль даже гипотетически мог бы подписать с ПА. Эта проблема меня действительно беспокоит и продолжит волновать, если в результате грядущих выборов ХАМАС придет к власти в Иудее и Самарии, как ранее в секторе Газа.
– Предпринимает ли Израиль какие-то шаги, чтобы повернуть ситуацию с урегулированием конфликта в иное русло?
– Безусловно. Несмотря на отсутствие переговорного процесса, наше правительство идет навстречу палестинцам во многих вопросах. Так, министр финансов Юваль Штайниц и премьер-министр ПА Салам Файяд подписали 31 июля договоренность об облегчении процедур товарообмена между Израилем и ПА и налоговых сборов. Данные меры, рекомендованные Международным валютным фондом, направлены исключительно на улучшение налоговой системы ПА, увеличение поступлений в ее казну и укрепление палестинской экономики. Этих шагов добивались палестинцы, и в Израиле с пониманием отнеслись к их просьбам. Далее. С учетом бюджетного кризиса в автономии, Израиль перевел около 45 млн. долларов для выплаты зарплат палестинским госслужащим, причем приурочив это к началу месяца Рамадана. По очередному соглашению Израиль выдал разрешение на работу пяти тысячам строительных рабочих ПА; сократил количество КПП, позволил палестинцам вести разработку газовых месторождений у побережья Газы. Израиль также пошел на шаги по развитию палестинской инфраструктуры в зоне С, одобрив ряд проектов, осуществляемых самими палестинцами, международными организациями и третьими странами. Это были шаги доброй воли, призванные укрепить палестинскую экономику и повысить уровень жизни местного населения.
– Какова же была ответная реакция руководства ПА?
– Несмотря на эти меры, мы не увидели ни малейших позитивных изменений в политике палестинцев. Напротив, произошло обратное: руководство ПА усилило антиизраильскую деятельность на дипломатическом и юридическом уровнях; оно еще больше поощряет незаконное строительство в зоне С, призывает к экономическому бойкоту Израиля. Более того, здесь развернута другая кампания по обвинению Израиля в смерти Ясера Арафата, а подстрекательство в СМИ набирает новые обороты, причем под сомнение ставится не только политика Израиля, но само его существование.

Человек на линии огня– Осознают ли, по вашему мнению, мировые лидеры, что в иранском руководстве действительно существует группа религиозных фанатиков, которые, дорвавшись до ядерного оружия, могут пустить его в ход? И как вам видится решение «иранского вопроса»?
– Я считаю, что сегодня мировое сообщество как никогда близко подошло к осознанию «иранской угрозы». Международные санкции против этой страны, отказывающейся прекратить разработку ядерного оружия, наносят значительный ущерб ее экономике и способны вызвать народное восстание, подобное тому, что произошло на площади Тахрир в Египте. Запад должен быть готов к подобному развитию событий, чтобы в нужный момент оказать необходимую поддержку прогрессивным силам. 
– Во время недавнего пребывания в Израиле вновь довелось услышать мнение, что НДИ – чисто «русская» партия. Среди читателей нашей газеты и ее интернет-сайта немало израильтян – ваших потенциальных избирателей. Вы можете их убедить в том, что это мнение неверно?
– Я не думаю, что израильтян надо в этом убеждать. С самого начала партия «Наш дом – Израиль» позиционировала себя как общеизраильская партия, чьи приоритеты подразумевали решение общегосударственных вопросов и защиту интересов «русской улицы».
– Что вы можете сказать о таком явлении как «арабская весна»? Весна ли?
– С одной стороны, эта «весна» привела к усилению радикальных элементов – исламистов, но с другой вывела на арену новые силы – молодые, образованные и либеральные. Эти люди понимают, что проблемы их стран заключаются не в Израиле, сионизме или евреях, а в нищете, угнетении и гигантском разрыве между большинством населения и небольшой группой людей, находящихся у власти, разбогатевшей на эксплуатации природных ресурсов и несправедливом распределении доходов от их использования. Наибольшую опасность для этих новых сил представляет радикализм, экстремистские организации, напрямую связанные со Всемирным джихадом, Ираном и Аль-Каедой.
– А почему ныне у Израиля больше друзей в Восточной Европе и Черной Африке, чем в якобы самой демократической Западной Европе?
– Это не совсем так. Только за последнее время мы подписали десятки новых соглашений и договоренностей с Евросоюзом. Израиль стал членом OECD (Организация экономического сотрудничества и развития – прим. ред.) – одного из самых престижных международных форумов, мы стали участниками проекта Штерна – самого передового формата научных разработок, в котором принимают участие наиболее развитые государства мира. Несмотря на тяжелую экономическую ситуацию в Европе, нам удалось сохранить свои экономические позиции. Количество визитов в Израиль лидеров ведущих европейских стран в последний год побило все рекорды.
– Г-н Либерман, мы бы хотели затронуть вопросы, касающиеся украинско-израильских связей. Известно, что в Нью-Йорке с министром иностранных дел Украины Константином Грищенко вы подписали двустороннее соглашение о выплате пенсий гражданам обеих стран. Несомненно, это важное событие в истории взаимоотношений Израиля и Украины. Однако в ходе интервью, которое один из нас брал весной прошлого года у премьер-министра Украины Николая Азарова, он, положительно отозвавшись о возможности подписания соглашения о выплате пенсий, вместе с тем сказал, что при нынешнем экономическом положении в Украине выполнение данного соглашения в полном объеме может оказаться весьма затруднительным.
В связи с этим хотели бы вас спросить – предполагаете ли вы, что в случае ратификации соглашения обоими парламентами оно все же будет выполняться в полном объеме? На это ведь надеются многие люди.

– Подписание данного соглашения есть результат тесного и плодотворного сотрудничества наших стран. Ни для кого не секрет, что принятие решения на правительственном уровне было сопряжено с немалыми трудностями. Но теперь у нас есть все основания полагать, что после ратификации документа обоими парламентами соглашение будет выполняться неукоснительно.

От редакции:
Когда этот номер газеты уже был готов к печати, пришло сообщение, что Авигдор Либерман подал в отставку. Однако при этом заявил, что после январских парламентских выборов собирается вернуться на высокий пост.