Таня Маркус – ангел мести | Еврейский Обозреватель

Таня Маркус – ангел мести

| Номер: Декабрь 2016

В год 75-летия трагедии Бабьего Яра на Первом национальном канале украинского телевидения был создан документальный фильм «Ангел мести, или измененная реальность» — о герое Украины Татьяне Маркус. Фильм по сценарию украинского писателя Андрея Дмитрука поставил режиссер Александр Ковш.
Мы попросили Андрея Дмитрука рассказать о том, как создавалась эта лента.

— Почему темой фильма стал именно подвиг Татьяны Маркус?
— Снято немало картин о трагедии Бабьего Яра (кстати первого во Второй мировой войне места массовых убийств, прежде всего, евреев). Документальные ленты все похожи друг на друга, тем более, что они используют одни и те же фотографии, весьма скупую кинохронику времен немецкой оккупации Киева. А художественный фильм «Бабий Яр», снятый режиссером Н. Засеевым-Руденко, по моему мнению, откровенно слаб. Мне хотелось показать те страшные события с новой точки зрения, и прежде всего, через личную судьбу. Кроме того, было желание возразить устоявшемуся мнению: мол, все гонимые немцами киевляне безропотно шли на убой. Оказывается, не все, были бесстрашные бойцы с оккупантами. Ну и, конечно, привлекла сама фигура героини, молодой и прекрасной Тани Маркус, достойной встать в один ряд с такими земными «ангелами мести», как Жанна д’Арк и Зоя Космодемьянская.

— В чем состояла работа Тани в подполье?
— Она работала в группе Владимира Кудряшова. Спектр ее обязанностей был достаточно широк, но, набравшись опыта, Татьяна сосредоточилась на главном — на уничтожении высокопоставленных сотрудников СС и гестапо… Понятно, что в те дни быть еврейкой — значило немедленно погибнуть. Поэтому товарищи придумали для нее псевдоним — грузинская княжна Маркусидзе, дочь аристократа, расстрелянного большевиками. «Княжну» удалось устроить на работу в столовую. Там у нее появились поклонники, в том числе немецкие офицеры. Внешность, конечно, выдавала, иногда прямо на улице происходили эксцессы. На девушку бросались полицейские, немецкие жандармы: «Юде, юде!» Она могла в ответ дать пощечину: «Я дочь грузинского князя!..»
«Маркусидзе» с кавалерами посещала места, обозначенные надписью «Нур фюр дойче» — «Только для немцев». Однажды бригадефюрер, то есть генерал СС, пригласил ее в оперу слушать «Аиду»! А то, что в столовой, где работала «княжна», отравились и умерли четверо офицеров… Так при чем тут очаровательная грузинка? Никаких подозрений!
А после развлечений Татьяна могла пригласить очередного поклонника в некое «гнездышко», уютную квартиру. Хмельной, разгоряченный якобы доступностью красавицы «ариец» покорно шел туда, где его уже ждал с пистолетом товарищ по группе, возлюбленный Татьяны Жорж Левицкий или другие подпольщики. Форму и оружие убитого оккупанта забирали, это были очень ценные трофеи…
Благодаря двадцатилетней Маркус было уничтожено 33 фашиста, шестерых она ликвидировала лично.
Однажды был арестован и убит Владимир Кудряшов. Погиб Жорж Левицкий. Когда раскрытие личности «Маркусидзе» гестаповцами стало неизбежным, Татьяну уговорили покинуть Киев. В августе 42-го вместе с небольшой группой подпольщиков она пробиралась к партизанам в черниговские леса. Дойти не удалось…
Невероятно, но факт: Татьяну пытали пять месяцев. У нее было с детства слабое сердце, к тому же Маркус была беременна от Левицкого. Но выдержала все, не выдала своих собратьев из подполья. Сокамерница по тюрьме гестапо рассказывала, что Таня почти все время лежала на бетонном полу без сознания. Придут, отольют ее водой: «Ну что, будешь говорить? Выдай хоть одного, и закончатся мучения, и останешься в живых…» Она молчала. Ей вырвали волосы, ногти, отрезали грудь… Когда Татьяна перестала дышать, искалеченное тело бросили на дно зловещего Бабьего Яра. Прах героини смешался с останками сотен тысяч погибших.
— Что известно о родных и близких героини?
— Ее отец Иосиф Маркус был железнодорожником и руководил самодеятельным духовым оркестром. Его вместе с женой, матерью Тани, должны были эвакуировать из Киева. Но, узнав, что дочь остается, Маркус отказался уезжать. Также вступил в группу Кудряшова и погиб, выполняя задание.
Вообще, это была героическая семья! На фронте воевало трое братьев Татьяны. Смертью храбрых пал Александр Маркус, был ранен на передовой второй брат Михаил, отважно воевал младший Эмиль.
— Как сегодня в Украине чтут память Татьяны Маркус?
— Таня была награждена посмертно медалью «Партизану Великой Отечественной войны» второй степени и медалью «За оборону Киева». 21 сентября 2006 года Татьяне Маркус было присвоено звание «Герой Украины». Три года спустя в Киеве, на территории Национального историко-культурного заповедника «Бабий Яр» был открыт памятник отважной подпольщице, а в сентябре 2011-го, к 90-летию со дня ее рождения, вышла почтовая марка Украины, посвященная Маркус.
Барельеф работы известного скульптора Валерия Медведева с ее изображением был установлен на киевской школе № 44, где училась Таня. Увы, весной этого года мемориальную доску украли. То ли из антисемитских соображений, то ли просто на металлолом…
— Да, мы знаем об этом. Тогда Еврейский форум Украины обратился в Верховную Раду с просьбой помочь в поисках похитителей и возвращении барельефа. К сожалению, ответа до сих пор нет… Кстати, об антисемитизме. Скажите, а можно ли считать, что погромы 1917-1920 годов стали социально-психологической основой коллаборации 1941-1945 годов в Украине?
— Конечно. Увы, антисемитизм пустил глубокие корни в Украине с намного более ранних времен. В первооснове этого явления — тот факт, что польские шляхтичи, владельцы украинских земель, не умевшие и не желавшие заниматься хозяйством, перекладывали все практические заботы о своих «майонтках» (имениях), а также о трактирах, шинках, на плечи евреев-управляющих. Те лишь выполняли волю своих панов, но становились первыми жертвами социальных волнений. Сверх того, издавна существовала финансовая конкуренция между нарождавшейся украинской буржуазией (кулачеством) и более умелой, опытной еврейской торговой кастой. Результаты этого мы видим, например, в чудовищной Уманской резне XVIII века. Так что события послереволюционные и времен оккупации, зверства петлюровцев и полицаев — лишь последние (а последние ли?..) в ряду аналогичных.
— Каков, по-вашему, психологический облик людей, осуществлявших массовое истребление стариков, женщин и детей в Бабьем Яру? Кто они — психопаты, фанатики, извращенцы?
— Пожалуй, ближе к истине второе. Но это не пылкие религиозные или идейные фанатики, а нечто другое, более напоминающее запрограммированных роботов. На основе все тех же реалий, порожденных эксплуататорским укладом, таких, как конкуренция за рабочие места, за право продать свой труд, вырастали чудовищно искаженные формы мировоззрения. Собственная «раса» объявлялась высшей, а все остальные – в лучшем случае, служебно-вспомогательными, в худшем, обреченными на уничтожение. Детям (в данном случае немецким) внушали с младенчества, что они представители народа самого древнего, разумного и талантливого в мире, а все прочие народы вместо того, чтобы уступить «ариогерманцам» законное первенство, только и делали, что мешали, нападали, унижали. «Цыгане, негры и евреи — не люди в действительном смысле слова. Родившиеся… в результате неожиданной мутации… эти «новые» создания (в особенности евреи) подражают человеку и ревнуют его, но не принадлежат к его породе… Они так же далеки от нас, как породы животных от подлинной человеческой породы», — так буквально сказал Гитлер. Поэтому уничтожить еврея — вовсе не значит совершить преступление против человечества: «это — существо, чуждое естественному порядку».
К сожалению, сейчас кое-кто внушает нечто подобное украинцам, доходя до абсолютно дурацких утверждений о том, что некие «праукры» были учителями и культуртрегерами всей земной цивилизации, от Египта до Центральной Америки, а окружавшие их дикие орды вечно угнетали и грабили украинский народ. На арабском Востоке изуверы-фундаменталисты, чуждые подлинному исламу, считают возможным пулей и взрывчаткой расправляться с сотнями «неверных». В результате мозговой обработки иные этносы начинают казаться «сверхчеловекам» лишь сборищем человекоподобных созданий, которых можно безнаказанно порабощать, мучить, убивать. Пока не вытравлена из людского обихода сама возможность подобной пропаганды и подобного воспитания, нам грозят новые Бабьи Яры и Освенцимы.
Еще полсотни лет назад об этом писал Анатолий Кузнецов в своем романе «Бабий Яр». Писал киевлянин, переживший оккупацию. Вот отрывок из его книги, описывающий «пропускной пункт», за которым люди встречали свою смерть: «Поперек улицы было проволочное заграждение… и стояла цепь немцев с бляхами на груди, а также украинские полицаи в черной форме с серыми обшлагами. Очень рослый деятельный дядька в вышитой сорочке, с казацкими висящими усами, очень приметный, распоряжался при входе. Толпа валила в проход мимо него, но обратно никто не выходил…». А вот что происходило дальше, уже в самом Яру: «Украинские полицаи (судя по акценту — не местные, а явно с Западной Украины) грубо хватали людей, лупили, кричали: «Роздягаться! Быстро! Быстро!» Кто мешкал, с того сдирали одежду силой, били ногами, кастетами, дубинками, опьяненные злобой, в каком-то садистском раже…». Последние фразы Кузнецов записал по рассказу случайно выжившей свидетельницы кошмара… Правда есть правда. Однако не думаю, чтобы разумные люди могли, опираясь на эти сведения, применить отрицательную характеристику ко всему украинскому народу. Это было бы свидетельством затаенного комплекса вины, по сути замаскированным признанием: «мы такие же, как те полицаи, но не хотим, чтобы это стало известно…». В семье не без урода, в любом стаде не без паршивой овцы. Да, Германия родила Гитлера и Эйхмана — но для нас это прежде всего страна Гете, Бетховена, страна высокой культуры и передовой науки. То же и с Украиной. Никто и никогда не должен судить по кучке отщепенцев о народе, давшем миру замечательных ученых, поэтов и композиторов, военачальников и политиков. И в этом правда истории.

Интервью вел Александр НАЙМАН