ПРАВИТЕЛИ-ПОКРОВИТЕЛИ | Еврейский Обозреватель

ПРАВИТЕЛИ-ПОКРОВИТЕЛИ

Ариэль КАЦЕВ, доктор филологических наук специально для «Еврейского обозревателя» | Номер: Август 2014

Фредерик Август II Саксонский

Фредерик Август II Саксонский

Из книги «Филосемиты»
За сотни лет галута евреи прошли тяжелые испытания: ненависть к себе как к чужакам, лишение гражданских прав, кровавые погромы, изгнание из стран обитания. В промежутках между преследованиями были периоды относительно благополучного существования и даже процветания, но стоило произойти таким событиям как крестовые походы конца XI-XII веков, чума XIV века, как снова поднималась волна антисемитизма и евреи снова становились жертвами бесчинств разъяренных толп.
Время от времени правители прибегали к радикальному способу «окончательного решения» — изгнанию евреев за пределы княжеств и государств. Так было в 1012 году в Рейнской области и в 1276 году в Верхней Баварии. Так было во Франции в 1182 году. Но наиболее массовые изгнания произошли позднее из Англии в конце XIII века и из Испании в конце XV века.
Европейские короли и князья поднимались на разные ступени антисемитской лестницы. Из тех, кто особенно высоко поднялся, был английский король Эдуард I, который помышлял о том, чтобы евреев вообще уничтожить, а потом прикарманить их капитал, так как он был не только кровожадным, но и необыкновенно алчным. К счастью, до физического уничтожения дело не дошло, но именно под властью этого короля евреям пришлось перебраться на континент, и вплоть до середины XVII века Англия оставалась лишенной еврейского населения.

Но во мраке злобной ненависти к евреям в средневековье порой наступали и просветления — проблески доброжелательного отношения. Им, этим проблескам было далеко до подлинного филосемитизма, но и они были благом. В ряде случаев те или иные светские или духовные властители обходились с евреями справедливо и гуманно.
Известно, что император византийский Людовик Благочестивый в начале IX века даровал евреям ряд хартий, и под его покровительством евреи расширяли свои поселения, строили синагоги и в общем благоденствовали. Аналогично складывалась ситуация и в других странах вплоть до первого крестового похода (конец XVI века).
В 1144 году в городе Норидже в Восточной Англии группа евреев была обвинена церковью в ритуальном убийстве. Это был один из первых в истории случаев абсурдного и чудовищного кровавого навета. Исторические документы свидетельствуют о том, что местный шериф и представитель королевской власти решительно отказался предать группу обвиненных в ритуальном убийстве суду и, более того, спрятал их в нориджском замке от разъяренной толпы, пытавшейся учинить погром.
Летописец XIII столетия равви Соломон Бен Самсон свидетельствует о массовых убийствах евреев весной 1206 года во Франции и в Рейнской области, где формировались войска крестоносцев, разжигавших антисемитские страсти среди местного населения. Он также пишет, что в Рейнской области некий епископ Шнайера пресек антисемитский шабаш, повесив его главарей. Пол Джонсон в книге «Популярная история евреев» цитирует Самсона: « …ибо он был праведным человеком среди неевреев, и Вездесущий через него осуществил наше избавление.»
На защиту евреев встали и архиепископы Кельна и Майнца, причем последний рисковал собственной жизнью и вынужден был спасаться бегством.
После первого крестового похода в 1096 году император Священной Римской империи Генрих IV издал указ, запрещавший насильственное крещение евреев, что до этого широко практиковалось крестоносцами, причем под угрозой казни. Евреям разрешили вернуться в лоно иудейской веры и, более того, возвращали отобранную у них собственность в случаях, когда это оказывалось возможным.
Из экономических соображений, а нередко и под влиянием либеральных идей специальные хартии, дарующие евреям минимальные права, были изданы такими средневековыми властелинами как император Германии Фридрих Барбаросса в 1157 году, король Англии Ричард Львиное Сердце в 1190 году, герцог Фридрих II Aвстрийский в 1244 году, король Польши Казимир Великий в 1334 году. Эти хартии, конечно, не могли гарантировать еврейским общинам соответствующих стран права на все времена, но давали хотя бы временную передышку от антисемитских преследований.
В 1244 году Фридрих II Австрийский гарантировал евреям права хартией, известной под названием «Фридерицианум». Историк Дж. И. Шерер назвал этот документ «сверкающей искрой» в темной ночи. Он послужил некой моделью для привилегий, предоставленных евреям в Венгрии в 1251 году, в Богемии в 1254 году, в Польше в 1264 году и в Силезии в 1294 году. Фридерицианум действовал на территории Австрии вплоть до изгнания евреев в 1420 году. Он гарантировал евреям автономию и равенство с христианами в гражданских правах, а также равенство в торговле вином, красками и медикаментами. Он запрещал принуждение к перемене веры, то есть принудительное обращение евреев в христианство и произвол в расквартировании солдат в их жилищах. Гарантировались их жизнь и собственность, защита их кладбищ и синагог. Разрешалось их свободное перемещение по всей австрийской территории. Отдельным весьма любопытным пунктом значилась свободная транспортировка трупов для захоронения без уплаты налогов. В соответствии с указом, конфликты между евреями решались в судах их собственных общин, а между евреями и неевреями в специально учрежденном суде, именовавшимся Judaeorum. Если нееврей подозревался в убийстве еврея и улик было недостаточно, герцог готов был предоставить оппонента, который защищал бы честь еврея от его имени в справедливом поединке. Всего в документе (хартии) содержалось 30 параграфов, из которых значительная часть относилась к правилам предоставления кредитов, ибо многие евреи в Австрии, как и в других странах, занимались ростовщичеством.
Известно, что не только светские, но и религиозные властители брали евреев под свое покровительство и защиту от погромов и разорения общин, разрушения синагог и от кровавых наветов. К числу религиозных авторитетов нужно отнести папу Григория I Великого (VI век) и живших в XII и XIII веках папу Иннокентия III, папу Григория IХ, папу Иннокентия IV, папу Григория Х и других.
С распространением в Европе чумы («черной смерти») в XIV веке евреям снова стала угрожать смертельная опасность, ибо они подверглись абсурдным обвинениям, что чума была делом их рук. Утверждалось, что евреи отравляли колодцы. В ответ на эти чудовищные обвинения папа Клемент VI издал Авиньонскую буллу, в которой полностью очищал евреев от вздорных нападок и приписывал подобные обвинения дьяволу. Он справедливо указывал, что чума не щадит и евреев, подобно всем прочим.
С такими же заявлениями выступили император Карл IV, арагонский король Петр IV и другие правители. Правда, эти заявления не смогли полностью потушить антисемитский огонь. К тому же Карл позднее помиловал погромщиков. И все же бесчинства эти не были спровоцированы сверху и были публично осуждены.
В XVI-XVII веках сложился институт так называемых придворных евреев. Само понятие «придворный еврей» возникло еще раньше. Короли и принцы приглашали к себе на службу способных евреев, возвышали их и щедро оплачивали их труд. Благосклонность к евреям со стороны этих правителей едва ли можно объяснить одной лишь бесхитростной симпатией. Эта благосклонность была продиктована в основном прагматическими соображениями. Разумные правители были заинтересованы в организаторских способностях и финансовых талантах умных евреев. Евреи вынуждены были заниматься ростовщичеством и торговлей, так как были вытеснены из других сфер деятельности, точнее, другие сферы оказывались для них просто закрытыми. Это способствовало сосредоточению в их руках значительного капитала, что и привлекало к ним властителей. Вместе с тем, меркантильные интересы сильных мира сего не всегда исключали достаточно терпимого и даже дружеского отношения к евреям.
Немецкий писатель еврейского происхождения Лион Фейхтвангер в двух своих романах представляет таких придворных евреев и их высоких покровителей. В романе «Испанская баллада», описывающем события конца XIII века в Испании, правитель Толедо дон Альфонсо, прозванный его современниками Альфонсо Мудрым, использует у себя на службе талантливого финансиста — еврея Иегуду ибн Эзру. В другом романе в качестве такого придворного еврея выведен еврей Зюсс, именем которого и назван роман. На примере этих героев Фейхтвангер показывает, как зыбко и преходяще было возвышение таких евреев. Оба в конце книг становятся жертвами придворных интриг и погибают.
Для европейского правителя использование еврея в качестве некого придворного приказчика было экономически выгодно. Благодаря своим связям с Оттоманской империей они могли быть агентами по снабжению европейских армий зерном, древесиной и скотом. Их ценили за многочисленные связи и организаторские способности. В их ведении были также монетные дворы в некоторых европейских странах.
Приведем лишь несколько из многочисленных примеров. У Леопольда II австрийского, жившего в XVII веке, придворным евреем-банкиром служил Самуэль Оппенгеймер, основатель династии Оппенгеймеров; его потомки на протяжении нескольких веков занимались банковским делом. Подобным же образом благодаря покровительству германских князей сложились банкирские династии Ротшильдов, Гольдсмитов и Селигманнов. В годы Тридцатилетней войны (1618 — 1648) правители европейских государств использовали евреев как интендантов. А со второй половины XVII века еврей становится чем-то вроде реквизита двора принца или короля. Придворных евреев можно было найти среди большинства княжеств Священной Римской империи, а также в таких соседних государствах как Польша и Дания. Они получали различные титулы: Hofjude, Hofrat, Hofagent, Hofdirector и т.д. (В составе этих сложных слов были такие компоненты как hof — двор, rat — советник, director — директор). Придворные евреи имели различные привилегии: прямой доступ к принцу, свободу путешествовать и жить в любом месте княжества, неподсудность юрисдикции раввинатских судов и т.д. Сферами их влияния и контроля были коммерция, финансы, монетные дворы и даже дипломатия.
Как католические, так и протестантские дворы в равной мере пользовались их услугами. Среди самых первых курфюрстов, покровительствовавших евреям, были Фредерик Уильям Барбаросский, правивший с 1540 года, и Кристоф Бернард фон Гален, избранный архиепископом Мюнстера в 1650 году. Последний руководствовался не только чисто меркантильными соображениями, но и отличался большой терпимостью к евреям вообще.
В XVII веке Фредерик Август II Саксонский пользовался услугами некоего Беренда Леманна, который помог ему захватить польский престол. Император Карл VI также благосклонно относился к привлечению ко двору евреев.
При дворе Гогенцоллернов служили пять поколений семьи Гомперц.
В начале XVIII века саксонский двор использовал наибольшее число евреев по сравнению с другими немецкими княжествами.
Королева Швеции Христиана пользовалась услугами евреев как финансовых агентов и министров-резидентов.
Аналогичная картина наблюдалась в Испании и Португалии.
Евреи нередко использовались не только как финансовые советники, но и на дипломатической службе. Известно, например, что Петр I, русский царь, пригласил на службу Мозеса Джозефа (Мозеса Весли), который одновременно оказывал услуги датскому двору.
Иосиф II (1741 — 1790) — просвещенный король Германии и одновременно император Священной Римской империи вошел в историю своими «Еврейскими реформами» — законом, принятым в мае 1781 года. Он был воспитан в духе идей Просвещения и в тоже время был прагматичным политическим деятелем. Он отнюдь не намеревался отказаться от влияния церкви, а пытался лишь ограничить ее власть. Иосиф II придерживался принципа «доброжелательного деспотизма» с его религиозной терпимостью, свободной торговлей и образованием. Эти взгляды и нашли отражение в предложенных им Judenreformen. Целью Иосифа II, как, собственно, и всех просветителей было покончить с еврейским гетто, т.е. многовековой изоляцией их в обществе, и интегрировать их в окружающую среду, предоставить им право трудиться в разных сферах, чтобы иметь возможность зарабатывать на жизнь, дать им общее образование. Тем самым он намеревался «сделать их полезными государству».
Иосиф II отменил унижавший евреев желтый знак отличия. Этот знак, очевидно, связан с дискриминацией евреев еще в XII веке в Испании в период владычества там мусульманской фундаменталистской династии Альмохадов. Мусульмане заставляли евреев носить специальную синюю тунику с широкими рукавами и длинный шутовской синий колпак. Им разрешалось вместо этого колпака одевать обычную одежду, но только желтого цвета. Отсюда, очевидно, и произошел желтый знак отличия, который европейцы обязывали носить евреев — мрачная традиция, возрожденная гитлеровцами в XX веке. И вот Иосиф II кладет конец этому унижению.
Иосиф также отменил подушный налог на евреев (Leibmaut Leibzoll) в 1781 году. Евреям, наконец, было позволено поступать в университеты. В январе 1782 года Иосиф II издал «Указ о терпимости» (Toleranzpatent).
Так что, Иосиф II сделал немало для еврейской эмансипации, и просвещенная прослойка еврейской общины с энтузиазмом приветствовала эти меры.
Правда, в проведенных реформах было два существенных недостатка. На местах чиновничество не всегда безусловно проводило их в жизнь. Кроме того, они носили недостаточный и половинчатый характер в плане эмансипации. В Вене и в некоторых других городах запрет на проживание евреев не был снят, что напоминало черту оседлости в России. Проводя политику ассимиляции, Иосиф II запретил употребление иврита и идиша, что вызвало недовольство среди многих евреев. И все же основная масса евреев на Габсбургских землях была благодарна императору за проведенные реформы.
Важную роль в подготовке «Указа о терпимости» сыграл прусский юрист Христиан Вильгельм Дом, личный друг знаменитого еврея Мозеса Мендельсона. Последний обратился к Дому с просьбой сделать предварительный набросок текста петиции к императору об устранении тяжелых ограничений для евреев. Дом исполнил просьбу друга и направил императору такую петицию. Император внял просьбе влиятельного адвоката.
Однако после смерти Иосифа II в 1790 году большинство прежних ограничений снова вступило в силу.
Так, на протяжении столетий евреям приходилось совершать сизифов труд, поднимаясь каждый раз на ступеньку выше к сияющей вершине своей эмансипации и снова скатываясь вниз. И все же это был не совсем напрасный труд. В конечном счете они достигли этой вершины в XIX и XX веках.