ЭТО НЕ ДОЛЖНО ПОВТОРИТЬСЯ | Еврейский Обозреватель

ЭТО НЕ ДОЛЖНО ПОВТОРИТЬСЯ

Семен БЕЛЬМАН СПЕЦИАЛЬНО | Номер: Май 2013

ЭТО НЕ ДОЛЖНО ПОВТОРИТЬСЯНедавно по приглашению берлинского мемориального центра «Дом Ванзейской конференции» я в составе группы из четырнадцати украинских журналистов принял участие в семинаре «Геноцид европейских евреев – история и память», организованном этим мемориально-образовательным центром впервые специально для журналистов. Эта поездка была организована Еврейским фондом Украины.
Эта поездка была для меня важна по многим причинам, и прежде всего потому, что я получил возможность услышать немецких ученых-историков и журналистов и получить ответы на волнующие меня вопросы истории давней и настоящей, истории Холокоста и не только его.
Первым моим необычным открытием стали несколько латунных табличек (потом мы увидим множество таких табличек в разных районах Берлина) на тротуаре около входа в нашу гостиницу почти в центре города. Каждая такая табличка имела надпись, которая сообщала фамилию и имя еврея, который жил в этом доме и был депортирован нацистами в лагерь уничтожения. На наш вопрос, почему эта память не на стенах домов, мы услыхали, что дома теперь принадлежат другим людям, а тротуар – это государственная земля. Однако на доме через дорогу напротив мы увидели вмонтированную большую памятную мраморную доску, которая сообщала «В этом доме c 1928 по 1932 год жил и работал Феликс Нуссбаум (11.12.1904 – 9.8.1944), художник нового реализма. С 1933 года в эмиграции в Бельгии. В 1944 году арестован гестапо в своей брюссельской мастерской, депортирован в Освенцим и там замучен». О памяти и мемориалах Берлина будет рассказано ниже. А пока мы едем в Ванзее.
Дом в пригороде Берлина Ванзее – нынешний мемориальный центр – был построен на берегу прекрасного озера в 1914 году как вилла крупного немецкого промышленника. С 1941 по 1945 гг. вилла служила гостевым домом для офицеров СС и местом проведения совещаний. Именно на этой вилле 20 января 1942 года 15 высокопоставленных представителей СС, НСДАП (национал-социалистическая немецкая рабочая партия) и различных германских министерств обсуждали план действий по «депортации на Восток» более одиннадцати миллионов европейских евреев с целью их дальнейшего уничтожения. Этим совещанием, которое вошло в историю под названием «Ванзейская конференция», руководил и сделал на нем доклад Рейнхард Гейдрих, шеф Главного управления имперской безопасности (РСХА). Протокол конференции, который с ужасающей отчетливостью документирует план истребления всех европейских евреев, оформленный и подписанный «экспертом по вопросам депортации» оберштурмбанфюрером СС Адольфом Эйхманом, был обнаружен в 1947 году в архивах Министерства иностранных дел.

Памятник представителям цыганских народностей синти и рома, ставших жертвами Холокоста, перед зданием Бундестага

Памятник представителям цыганских народностей синти и рома, ставших жертвами Холокоста, перед зданием Бундестага,

О том, как такое стало возможным в центре Европы, в высокоразвитой передовой стране – стране великих композиторов и поэтов, ученых и философов, – о том, как нацисты пришли к власти, на этот раз мы слушали из уст немецких историков.
Сегодня, в 2013 году, на улицах Берлина мы увидели огромное количество высоких, круглых рекламных тумб, похожих на театральные, оклеенных большими своеобразными афишами, на которых размещены большие фотографии депортированных и уничтоженных или изгнанных из Германии берлинских евреев и письменные сообщения об их судьбе. Это тоже пропаганда – пропаганда национального стыда и пропаганда памяти. И эти тумбы установлены в память жертв нацизма именно в год 80-летия прихода Гитлера к власти.
Каким же образом антисемитизм стал основной составляющей национал-социалистов?
Расизм вообще являлся политической составляющей нацистской идеологии, и он оказался центральным в ее пропаганде и действии. Это то, что было еще и кроме антисемитизма. В своей секретной записке «Некоторые мысли об обращении с инородцами на востоке» от 28/05/1940 г. Гиммлер писал: «Мы обращаем внимание на то, что мы признаем некоторые народы, с которыми возможно ужиться, кроме поляков, и евреев, и украинцев, белорусов, лемков…». И массовое использование рабского труда в нечеловеческих условиях, и убийство советских военнопленных было основано на расистской идеологии.
Гитлер стремился к мировому господству. Развязанная им война – расистски мотивированное действие, власть арийской нации и уничтожение либо порабощение других. В Восточной Европе речь шла о «недочеловеках». Гитлер писал, что война может проводиться только в том случае, если армия будет кормиться из источников в России и что при этом многие миллионы русских погибнут. А это уже слова Бормана: «Славяне должны работать на нас. Когда они нам не понадобятся, пусть умирают. Поэтому пусть делают аборты. Достаточно, чтобы они могли считать до ста. А религию оставим им для их собственного удовольствия. Поэтому не нужно заботиться об их здоровье» (1942 г.)
Евреи же согласно расовой теории должны быть уничтожены полностью. 16 декабря 1941 года генерал-губернатор Польши, рейхсляйтер Ганс Франк писал: «Я по отношению к евреям буду исходить из предположения, что все они исчезнут в соответствии с запланированными нами мероприятиями». На мой вопрос о том, что некоторые люди в Украине и СНГ, в том числе с научными степенями, утверждают, что еврейские промышленники и банкиры привели Гитлера к власти, директор Дома Ванзейской конференции, известный ученый-историк доктор Вольф Кайзер ответил: «Это утверждение далеко от действительности. Несколько людей с еврейским фоном были в среде крупных промышленников, но они не являлись спонсорами Гитлера».
Антисемитизм – самый радикальный вид расизма. Его формы разнообразны и распространен он был не только в среде национал-социалистов – религиозный антисемитизм (евреи распяли Христа); политический (евреи – организаторы революций, стремящиеся к мировому господству); расистский (опасность кровосмешения с арийской расой, грозящее гибелью Германии).
Однако организованное уничтожение евреев стало возможным только после нападения Германии на СССР. Несмотря на активные репрессивные действия против коммунистов, антифашистов и других противников нацистов, в Германии в 1933 – 1939 годах было убито 8 000 человек, а после нападения на СССР с 1941 по 1943 год – 2 000 000.
DSC01928В лекции доктора Ангрика «Убийство евреев Украины эйнзацгруппой D и их помощниками» сообщалось, что в начале войны немецким армейским командованием были созданы специальные мобильные команды Einsatzgruppen А,В,С и D . Сопровождая наступающие армейские части, бойцы этих групп должны были выявлять врагов Рейха, в том числе евреев и коммунистов, и уничтожать их. Самая большая из этих групп насчитывала 1000 человек. Группа D отвечала за всю Украину, Крым и Кавказ и насчитывала 600 человек. Доктор Ангрик поставил совершенно справедливый вопрос: насколько такие группы (горстка людей на тысячи километров) могли выполнить поставленную задачу без привлечения местного населения? И сам же отвечает, что без привлечения коллаборационистов это было просто невозможно и что были примеры того, что там, где немцы не смогли рекрутировать местное население, поставленные задачи выполнены не были. Остановился он и на вопросе сотрудничества немцев с ОУН касательно использования созданных из украинских националистов батальона «Нахтигаль» и военной организации «Роланд» (именно так значится у немцев – организация; значит, это соединение, видимо, значительно больше батальона) для диверсионной деятельности в будущей войне против СССР. На мой вопрос к историку доктору Питеру Кляйну о том, что в современной украинской историографии утверждается, что ОУН-УПА с 1942 года воевала на два фронта – против Германии и против СССР, он ответил: «Есть документы, подтверждающие сложные отношения ОУН с вермахтом. Доходило до ссор, но не более. Что касается такого рода боев, то мы не имеем подтверждающих документов. Если они у кого-то есть, то в них должно было бы сообщаться о нападении организованных соединений ОУН-УПА». Как видим, даже с оглядкой на возможно не совсем точный синхронный перевод, думаю, в этом вопросе все понятно.
В одном из центральных районов Берлина, где проходила построенная впоследствии Берлинская стена, в период войны находились важные центры руководства СС. Вообще СС была самой малочисленной из гитлеровских немецких организаций. Всего около 300 000 человек. Для сравнения: в нацистской партии было 8 000 000 членов.
После войны немецкое общество не хотело акцентироваться на том, что делала служба безопасности СС и другие ее структуры. Сложные дискуссии шли как в ГДР, так и в ФРГ. В конечном счете, эти здания были разрушены. Однако после объединения Германии на этом месте построен огромный Документальный центр «Топография террора». В центре собраны документальные свидетельства преступной деятельности гестапо (тайная государственная полиция), СС (охранные отряды) и РСХА (Главное управление имперской безопасности). Кроме того, государственные преступления были совершены отдельными людьми. К примеру, мы видим фото трупа командующего СС рейхсфюрера Генриха Гиммлера после его самоубийства 23 мая 1945 года. Гиммлер осуществлял контроль за населением рейха. Перед началом войны он говорил, что будет 4 фронта: на суше, на море, в воздухе и внутренний фронт. Сегодня мы знаем, что нацисты не потерпели поражения только на внутреннем фронте. Удивительно, но для посетителей представлена разместившаяся на огромной стене картотека членов СС в виде персональных анкет более 500 человек, где указаны личные данные и послужной список, в котором отражена «работа» (преступления!) каждого. Эти документы прямо говорят, что они делали: «застрелил 10 евреев, двух литовских коммунистов, одного немецкого коммуниста». Но лично меня неприятно удивило то, что только 16 человек из 500 оказались впоследствии перед судом, а осуждены были только трое!
Стенды Документального центра буквально усеяны фотографиями преступлений. Огромные ямы и рвы, и чисто одетые немецкие военнослужащие позируют, приставляя дула пистолетов к головам своих жертв. И такие фото не единичные – эти преступники прямо лезут в объективы фотоаппаратов. Это к вопросу о том, что еще сегодня можно услышать разговоры о том, что родные немецких солдат ничего слыхом не слыхивали об убийствах на Востоке. Все солдаты писали в своих письмах об этой подлой работе. И, к сожалению, как мы услышали из уст нашего гида по выставке Себастиана Герхарда, те мысли, что приносила полевая почта и о чем писали солдаты домой, основная масса немцев разделяла. Были случаи, когда солдаты отказывались выполнять приказы о расстреле мирных жителей. Гиммлер по этому поводу сказал, что, конечно, плохо, когда не выполняется приказ, но не нужно таких солдат убивать, «поставьте им другую задачу».
В Документальном центре «Топография террора» мы увидели, как, впрочем, и в других таких страшных берлинских музеях и мемориалах, множество посетителей. Немало людей старшего возраста, но особенно много старшеклассников. Детей, как нам рассказали, сюда приводят организованно учителя. Смеха тут не услышишь. Все очень внимательны и задумчивы. Но, как заметил Себастиан: «Обсуждение тем той войны в немецких семьях не принято. И понятно почему…. Но мы подробно занимаемся этими преступлениями. Это нужно знать для человеческой истории». Я задал очередной вопрос Себастиану: что он думает о том, что в последнее время в странах бывшего СССР во многих печатных изданиях и даже в научных кругах, прекрасно зная о плане «Барбаросса» – плане нападения на СССР и быстрого захвата его территории, утвержденного Гитлером 18 декабря 1940 года, упорно распространяется утверждение, что войну на самом деле готовил СССР, а Гитлер просто опередил Сталина, нанеся превентивный удар. Вот его ответ (замечу, Себастиан Герхард хорошо говорит по-русски): «Это неправильно. Совсем неправильно. Германия не имела никаких опасений нападения со стороны СССР. Немецкая разведка, в том числе авиационная, многие месяцы докладывала, что все спокойно. Немцы строили мосты через реки для нападения на Восток и не строили крепости или другие оборонительные сооружения для обороны».
Пропущу посещение нашей группой музея концентрационного лагеря под Берлином Заксенхаузен – тяжелейшие впечатления. Замечу только, что Заксенхаузен хотя и не был лагерем уничтожения, но в нем было убито около 100 000 человек разных национальностей. Кстати, в Заксенхаузене с июля 1941 года находился в заключении и Степан Бандера. И освободили его… сами немцы осенью 1944 года. Руководитель украинских националистов не разделил судьбу тысяч погибших своих солагерников…
Участники семинара «Геноцид европейских евреев – история и память»

Участники семинара «Геноцид европейских евреев – история и память»

В пригороде Берлина есть вокзал Грюневальд. Сегодня там создан своеобразный мемориальный комплекс в память о берлинских евреях, которых с этого вокзала отправляли в лагеря уничтожения сначала тысячами, а в конце уже десятками тысяч, начиная с 18 октября 1941 года по 27 марта 1945 года (!). Подумайте только, до самого конца войны, уже будучи фактически в агонии, нацисты убивали евреев…
И вот война окончена. Но нет никакого чувства вины. Нам показывают фотографию, на которой изображены нарядно одетые люди, приветствующие представительного человека, играет духовой оркестр. В общем, праздник. И задают вопрос: «Как вы думаете, что за событие изображено на фото?». А на фото фельдмаршал Манштейн возвращается в свою деревню, и население празднует….. На другом фото – демонстрация евреев, освобожденных из лагерей для перемещенных лиц, и против этой демонстрации выступают люди с трещотками. Все это происходит на фоне «холодной войны»… Запад хочет создать оплот против коммунизма. Американцы уверены, что завоюют доверие местного населения. Нужно восстанавливать экономику Германии (план Маршалла). Нужны специалисты. И тогда происходят две амнистии. Из тюрем выходят нацисты. Условие было одно – бывшие нацисты не должны вести пропаганду, и тогда они могут быть интегрированы в общество. А потом в Германии происходит попытка создать партию нацистского толка. Ее запрещают. В это же время проходят судебные процессы над карательными группами. В 1959 году в Германии снова поднимается волна антисемитизма. Стены домов расписываются надписями «Евреи, прочь отсюда». В связи с этими событиями тема антисемитизма вводится в школьные программы. И основывается Федеральный комитет политического образования. В 1970 году федеральный канцлер Вилли Брандт во время посещения Варшавского гетто неожиданно совершил акт, не предусмотренный дипломатическим протоколом, став на колени перед памятником борцам Варшавского гетто. Этот его шаг был воспринят присутствующими как символическая просьба о прощении за совершенные немцами преступления против еврейского народа, но немецким обществом он не был воспринят.
В 1974 году, почти через 30 лет после окончания войны, в Германии состоялся судебный процесс над бывшим нацистским функционером Риделем. Он обвинялся в убийстве тысяч людей с помощью газа. Однако немецкий суд оправдывает преступника на том основании, что убийство газом более гуманно, чем другие методы и его нужно рассматривать не как убийство, а как умерщвление. Кроме того, привлеченные для экспертизы немецкие психологи уверяли тогда, что якобы при умерщвлении газом человек получает неземное удовольствие. На этих основаниях это «умерщвление» списывается за сроком давности! Комментарии, как говорится, излишни…
В 1977 году на экраны Германии выходит 4-х серийный фильм «Холокост». В фильм вошло все, что знали, без купюр. Тогда произошла открытая конфронтация между детьми, которые осознают, что их отцы были преступниками, и самими отцами: вы виноваты – нет, мы не виноваты. Никто не хотел на себя брать ответственность…. В 1980-е началась большая волна исследований по следам преступлений, и далее следует волна мемориальных инициатив. После этого только в 1990-х начинаются разговоры о том, что ответственные за «окончательное решение» еврейского вопроса Эйхман, которого в 1961 году выкрала израильская разведка в Аргентине (был приговорен к смерти в Иерусалиме и казнен 31 мая 1962 года) и Гейдрих (убит в мае 1942 года бойцами чехословацкого сопротивления), – «одни из нас, немцев». А несколько из 15 нацистских преступников, участвовавших тогда, в 1942 году, в Ванзейском совещании, дожили до середины 80-х годов. К примеру, доктор юриспруденции группенфюрер СС Герхард Клопфер, ответственный среди прочего за расовые и национальные вопросы и основные вопросы оккупационной политики, после освобождения из заключения в 1949 году объявлен Главным нюрнбергским кассационным судом «незначительно виновным». С 1952 по 1956 год он работает адвокатом в Ульме. Прекращено следствие по делу об его участии в Совещании в Ванзее прокуратурой Ульма в 1962 году. Клопфер умрет там же в своей постели в 1987 (!) году в возрасте 82 лет.
Теперь о культуре памяти.
Двадцать лет назад, после объединения Германии, по инициативе общественных организаций начинается возведение ландшафтных памятников в Берлине. Кого общество помнит? Прежде всего – героев. Но ведь в недавней немецкой истории «герои»-то массово были убийцами. А вот Красная Армия – все герои. Бургомистр Берлина заявил тогда, что понятие «освобождение Берлина» очень справедливо. И в самом центре Берлина, на месте проведения гитлеровских парадов, строится Памятник советским солдатам-освободителям. Однако немцы стали искать и своих героев. Памятник полковнику вермахта Клаусу Штауффенбергу, спланировавшему заговор и осуществившему покушение на жизнь Гитлера 20 июля 1944 года, поставлен во дворе бывшего нацистского министерства обороны, на месте казни Штауффенберга. В 1950-х годах в ГДР планировалось поставить огромный (53 метра) памятник лидеру немецких коммунистов Эрнсту Тельману, расстрелянному в Бухенвальде 18 августа 1944 года по прямому указанию Гитлера и Гиммлера.
Однако больше всего памятников жертвам нацизма. Буквально в 50 метрах от рейхстага построен мемориал по проекту израильского скульптора и архитектора Дани Каравана уничтоженным нацистами синти и рома (цыгане много лет боролись за размещение этого мемориала именно возле рейхстага). Торжественное открытие мемориала состоялось 24 октября 2012 года. Есть мемориал, посвященный уничтоженным нацистами психически больным людям…
Память о берлинских евреях жива буквально на каждом шагу. Она в 5000 медных табличек по всему городу и на памятных тумбах, поставленных в год 80-летия прихода нацистов к власти, о чем я уже упоминал выше. Есть прямо на тротуарах красивые стеклянные стелы с обилием фотографий еще мирной, довоенной жизни евреев Берлина, и мемориальные доски на стенах домов, рассказывающие о том, что на этих улицах жили евреи – выдающиеся представители немецкой науки и культуры, уничтоженные нацистами. Есть и огромный еврейский музей Берлина. Поражает своей воплощенной идеей Мемориал памяти убитых евреев Европы в центре Берлина, буквально около Бранденбургских ворот и рейхстага. Мемориал, открытие которого произошло в 2005 году, состоит из поля площадью 19 000 кв.м., заставленного 2711 бетонными прямоугольными плитами, и находящегося под ними под землей Информационного центра. Размещенные в нем экспонаты посвящены истории преследования и уничтожения евреев Европы, а также историческим местам преступлений. Все это очень впечатляет. Однако… В том же Берлине есть улица имени крупного немецкого историка 19 века Трейчке, написавшего пятитомную «Историю Германии 19 века». Этот историк выдал в свое время и лозунг «Евреи – наше несчастье». Этот лозунг впоследствии активно использовала нацистская пропаганда и в частности печально известная антисемитская газета «Дер Штюрмер». Так вот, власти Берлина предложили жителям этой улицы ее переименовать. Но жители выступили против переименования…
Запланированная встреча украинских и немецких журналистов состоялась в помещении организации «Знак искупления», основанной в 1958 году представителями Исповедальной церкви (одно из небольших направлений протестантской церкви). Это та небольшая часть церкви, которая принимала участие в сопротивлении нацизму. Основатели организации исходили из того, что члены церкви должны были признать вину немцев за Холокост и готовность взять на себя покаяние. Но несмотря на более чем полвека деятельности таких организаций, создание мемориалов, развенчание мифов (например, мифа о том, что вермахт не имел отношения к военным преступлениям), уже в 2000-е годы возникает миф о том, что на самом деле жертвы – … немцы! И дискуссия еще не закончена до сих пор…
Редактор телепрограмм «Немецкой волны» Сабина Кисельбах рассказала нам о том, что «Немецкая волна» постоянно занимается освещением трагедии Холокоста.
Недавно на «Немецкой волне» был снят и показан двухсерийный фильм о Холокосте. «Однако, – заявила Сабина, – существует проблема неприятия темы Холокоста в Германии, и мы сталкиваемся с таким отношением даже среди собственных коллег-журналистов. Есть такие голоса, которые говорят: хватит, достаточно… И это говорится в Германии». «Удивительно, – продолжила Сабина, – как много интернет-просмотров на эту тему. Если комментарий антисемитский, мы не даем его в эфир. В Германии отрицание Холокоста запрещено законом, за это сажают в тюрьму, и поэтому руководители прессы не допускают таких публикаций».
Все, что вы, уважаемые читатели, прочитали выше, тяжело для понимания и осмысления. У меня все это вызвало противоречивые чувства. То, что я написал в данной статье, это не мой еврейский взгляд. Я это не придумал, а услышал из уст немецких ученых, историков, журналистов и записал на семинаре, организованном специально для украинских журналистов в столице Германии Берлине. Думаю, что усилия таких научных институтов, как Мемориальный центр «Дом Ванзейской конференции», других общественных и государственных организаций Германии в деле изучения и сохранения исторической памяти, какой бы тяжелой она ни была, – залог процветающего будущего народов Европы и мира.

Семен БЕЛЬМАН СПЕЦИАЛЬНО для «Еврейского обозревателя» из Германии