Еврейский обозреватель № 02/266 Февраль 2015

Ту-Бишват – еще один Новый Год

С праздником!

T_1Ту-Бишват, 15-е число еврейского месяца Шват (в 2015 году выпал на 4 февраля) отмечается как “новый год деревьев”.
Ровно середина месяца, полнолуние, день к этому времени года удлиняется почти на два часа. Это пора, когда самые раннецветущие деревья в Земле Израиля пробуждаются от зимнего сна и начинают новый цикл плодоношения.
Формально новый год деревьев имеет отношение к различным видам десятин, которые должны были отделяться от урожая, выросшего в Святой Земле. Эти десятины были различны в разные годы семилетнего цикла Шмиты. Точкой отсчета, начиная с которой завязавшиеся плоды считались относящимися к урожаю следующего года, и был день Ту-Бишват.
Праздник этот отмечается с незапамятных времен. Хотя предписаний о нем в письменной Торе нет, он упоминается в Мишне. В этот день принято есть фрукты, в особенности виноград, фиги, гранаты, оливки и финики – то есть те плоды, которыми Тора прославляет Израиль – “страну пшеницы и ячменя, и виноградных лоз, и смоковниц, и гранатовых деревьев, масличных деревьев и финикового меда”.

(далее…)

БАШНЯ ПОД КЕДРОМ

Это интересно Александр МАЙСТРОВОЙ

Башир Пьер Жмайель

Башир Пьер Жмайель

Наследники финикийцев и союзники крестоносцев христиане-марониты на протяжении 1500 лет ведут борьбу за выживание на собственной земле

ФИНИКИЙСКОЕ ВОИНСТВО
Средневековые хроники повествуют, как отряды “франков” (крестоносцев), двигаясь весной 1099 года вдоль побережья Финикии (нынешний Ливан), узнали, что навстречу им идет вооруженное войско. Крестоносцы были уже готовы взяться за оружие, когда увидели над вражеским войском флаги с крестом. С улыбками и приветственными возгласами пришельцы направились в сторону предводителей крестоносцев. “Это были марониты, которые стали крестоносцами четыре столетия назад, и с энтузиазмом влились в наши ряды”, — пишет хронист.
Какими увидели их европейцы? “Это народ, живший в Финикии, от края территории Ливана до города Jbeil… Это очень сильные люди, привыкшие к оружию. Они оказали бесценную помощь нашим христианам”, — пишет известный средневековый историк William of Tyr. Именно марониты быстро, кратчайшими тропами, вывели “войско Христово” к Иерусалиму, а потом “смело участвовали вместе с “франками” во взятии Святого города”, пишет другой хронист Rene Ristelhenber.
Марониты стали союзниками Святого престола в его походе против мусульман, выразив беспрекословную верность Ватикану. В благодарность Папа Римский даровал им свое благословение и привилегии, пригласил маронитского патриарха на участие в экуменическом совете.
С того времени марониты сохраняют непоколебимую верность Святому престолу. Отныне девиз Gloria Libani data Est (“Во славу Ливана на Востоке”), обвивающий башню под сенью кедра под Папской тиарой с жезлом, красуется на гербе маронитского патриархата.

(далее…)

«ПОРА-ПОРА-ПОРАДУЕМСЯ НА СВОЕМ ВЕКУ…»

Имя

Dyn_1Известному композитору Максиму Дунаевскому исполнилось 70 лет

…Скажи — «Максим Дунаевский», и любой человек, знающий Максима Исааковича, первым делом улыбнется. Не хочется банальностей — «знаменитый сын знаменитого отца», музыкальный творец «Летучего корабля», «Мэри Поппинс» и «Трех мушкетеров»… Дунаевский умудряется легко жить даже тогда, когда жить становится совсем трудно. И этому таланту надо у него учиться. В его случае «летосчисление» вообще не имеет никакого значения. Дунаевский — это молодость духа, задорная песнь д’Артаньяна, это страсть и любовь.
В его голове всегда карусель мелодий, и чтобы понять, что на самом деле на душе у маэстро, достаточно просто послушать его музыку. При этом Максим Исаакович всегда с удовольствием встречается с журналистами, охотно дает интервью, честно отвечает на самые разные вопросы. Поэтому слушать его самого – это наиболее интересно. Предлагаем читателям вместе вспомнить высказывания композитора, его рассуждения о жизни и творчестве, о семье, о том, что для него важно.
…Итак, говорит Максим Дунаевский.

(далее…)

50 КУБИЧЕСКИХ САНТИМЕТРОВ ВОЗДУХА ДАДАИЗМА

Искусство Жанна Васильева

Артуро Шварц

Артуро Шварц

Выставка «Дада и сюрреализм» из Музея Израиля — одно из самых эффектных «приношений» Эрмитажу в год его 250-летнего юбилея. Среди 120 работ — коллажи Курта Швиттерса, реди-мейды Марселя Дюшана (от знаменитого «Фонтана» из писсуара до «Моны Лизы» с пририсованными усами и бородкой), скульптуры Жана (Ханса) Арпа, картины Хуана Миро и Рене Магритта, объекты и фотографии Ман Рэя, работы Макса Эрнста… Наконец, среди раритетов — коллекция уникальных дадаистских изданий. С раскрытым веером, где вместо куртуазных сценок или цветочков — портреты немецких политиков 1919 года, а над веером, вверху страницы, — заголовок: «У каждого свой футбол». И рядом человек-мяч, размахивающий тростью и приподнявший шляпу…
Эти хрестоматийные для истории искусства ХХ века работы — лишь часть богатейшего собрания Музея Израиля, который за полвека существования собрал коллекцию дадаизма и сюрреализма мирового уровня. Как заметил в приветственном слове в каталоге директор Музея Израиля Джеймс С. Снайдер, «отношения Музея Израиля с искусством сюрреализма начались <…> со «случайной встречи» и с тех пор переросли в прочную и длительную связь».

(далее…)