БОККАЧЧО И ЕГО ТРИ ПЕРСТНЯ

Ариэль КАЦЕВ | Номер: Июнь 2015

Bok_1Джованни Боккаччо – великий итальянский писатель XIV века, прославившийся своим наиболее известным произведением “Декамерон”, живо интересовался иудейской религией и евреями. Он был сыном флорентийского торговца, в юности служил приказчиком у торговца в Неаполе и там познакомился с евреями, успешно занимавшимися коммерцией. Это знакомство позволило ему внести еврейских персонажей во вторую и третью главы “Декамерона”.

Герой первой истории (вторая глава) по имени Авраам направляется в Рим, где встречает христианских священников и наблюдает за их распутной жизнью. Парадоксальным образом, вернувшись в Париж, он переходит в христианство, чтобы личным примером доказать Богу, что не все последователи христианства мошенники и распутники.
В другой главе речь идет о некоем еврее Мельхиседеке, подвергающемся опасности со стороны Саладина – султана, правителя Египта в конце XII века. Мельхиседек избегает опасности, угрожаемой ему, рассказывая историю о трех перстнях. В ней Саладин, нуждаясь в деньгах, вознамерился отнять их у богатого еврея, проживавшего в Александрии, по имени Мельхиседек. Зная о его скупости, Саладин боялся нарваться на вежливый отказ. Султан мог просто убить еврея и присвоить его деньги. Однако этого ему тоже не хотелось. Тогда он решил заманить Мельхиседека в ловушку, задав каверзный вопрос о том, какую из трех религий: христианскую, иудейскую или ислам он считает истинной. Саладин был уверен, что, будучи благоверным евреем, Мельхиседек ни за что не согласится признать истинной верой ислам. В этом случае у Саладина будут все основания казнить Мельхиседека. Однако Мельхиседек разгадал коварство Саладина и дал ему уклончивый ответ. Он рассказал ему историю о трех перстнях. У одного некогда жившего богатого человека был дорогой перстень, который он завещал самому достойному из сыновей, и одновременно с этим перстнем сыну доставалось и все наследство. В дальнейшем по традиции перстень передавался из поколения в поколение. Наконец дело дошло до одного из потомков, у которого было три в равной мере любимых и одинаково достойных сына. Отец оказался перед дилеммой, кому же из них вручить перстень и вместе с ним наследство. И тогда он принял мудрое решение – заказать искусному мастеру сделать еще два перстня, которые ничем бы не отличались от истинного. Заказ был выполнен столь блестяще, что сам мастер был не в состоянии отличить один от двух остальных. Все три сына получили по перстню, и отец спокойно отправился в лучший мир, а детям пришлось поделить наследство поровну.
Поведав эту историю, Мельхиседек сказал: “То же я, мой государь, скажу и о трех законах, которые бог-отец дал трем народам и по поводу которых вы поставили вопрос: каждый народ полагает, что он владеет наследством и истинным законом, веления которого он держит и исполняет; но который из них им действительно владеет – это такой же вопрос, как и о трех перстнях”.
Саладин оценил его мудрость и не только пощадил его, но в ответ на готовность еврея услужить требуемой суммой, одарил его своей дружбой и видным положением в государстве.
Если в первой истории “Декамерона” устами Авраама разоблачается коррупция современного Боккаччо христианского истэблишмента, то во второй в лице Мельхиседека воздается хвала человеческой мудрости. Три перстня или три драгоценных камня символизируют три монотеистические религии: иудаизм, ислам и христианство. Тема относительной ценности этих трех перстней или камней, под которыми подразумевались три религии, затрагивалась и развивалась еще до Боккаччо английскими, французскими и итальянскими авторами. Эта тема появляется и в еврейской литературе у Соломона ибн Верга в его “Колене Пудовом”.
Хотя эта история была опубликована лишь в 1550 году, предполагается, что Боккаччо был с ней знаком, так как она была уже широко известна в его время. Дебаты между представителями иудаизма, христианства и ислама освещались в средневековой литературе на иврите.
Выбор евреев в качестве героев произведения был вызван авторским уважительным отношением к мудрости и терпимости, которые он считал отличительными чертами евреев. В своих ранних рассказах он акцентирует живой интеллект евреев, их свободу суждений, независимость от догматической идеологии и их адаптационную способность. Считая, что характер иудаизма реалистичен и индивидуален, он использует своих христианских героев для высмеивания догматического подхода к жизни.
Боккаччо оказал значительное влияние на европейскую литературу в том, что касается еврейской темы. “Натан мудрый” Г.Э.Лессинга перекликается в чем-то с историей о Мельхиседеке. Связь с декамероновскими еврейскими персонажами обнаружена в сцене со шкатулкой в “Венецианском купце” Уильяма Шекспира.

Автор: Ариэль КАЦЕВ, доктор филологических наук, для “Еврейского обозревателя”