«ОТ ВРАГОВ ХРИСТОВЫХ НЕ ЖЕЛАЮ ИНТЕРЕСНОЙ ПРИБЫЛИ…»

Юрий ПЕРЕВЕРЗЕВ | Номер: Январь 2014

Imp_113 декабря 1742 г. императрица Елизавета Петровна издала указ, в котором повелевала: «Из всей нашей Империи, из городов, сел и деревень всех мужеского и женского пола жидов, какого бы кто звания и достоинства ни был, со всем их имением, немедленно выслать за границу и впредь их ни под каким видом в нашу Империю ни для чего не впускать, разве кто из них захочет быть в христианской вере греческого исповедания».
Вот такой императрица была христианкой, не знающей, впрочем, как и многие другие властители в тогдашней Европе, ни истории возникновения, ни сути христианского учения. Жаль, что к ней не мог донестись голос из будущего, она не могла внять словам, прозвучавшим через два века в проповеди архиепископа Симферопольского и Крымского Луки, в миру Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого, знаменитого хирурга, профессора, оказавшегося среди лауреатов первой послевоенной Сталинской премии в 1946 г.: «Слова мои о Пресвятой Богородице в одной из проповедей моих, в которой я сказал, что Она была еврейкой, весьма неприятно поразили некоторых из вас. „Как, еврейка – наша Пресвятая Богородица?“ Что же вы хотите, чтобы Она была русской? Но ведь русского народа тогда еще не существовало (…) Неужели никогда не читали в послании святого апостола Павла такие слова: „Известно, что Господь наш воссиял из колена Иудина?“ (…) То, что Христос был еврей, некоторым неприятно. Почему это может быть неприятно? Почему может быть неприятен тот народ, который был избран Богом, отмечен Богом, почему? Потому что у нас еще держатся застарелые антипатии к евреям. Так надо вырвать с корнем эту антипатию. Если это Богом избранный народ, то мы должны относиться к нему с глубоким уважением и с любовью. Ведь христианство началось из недр народа еврейского, первые христиане были все евреями. Не должны ли мы поэтому любить тот народ, из которого воссиял Христос, из которого приняло начало и христианство наше?»
Возможно, Елизавета Петровна, желавшая не отставать в роскоши от королевских дворов Европы, следовала существующей в ряде стран (например, в Испании и Португалии) тенденции преследования евреев и хотела перенести это на русскую почву, воспринимая как должное. Ей рассказывали, что там, на Пиренейском полуострове, уже почти 300 лет действуют законы, в соответствии с которыми нехристиане и не чистопородные христиане (то есть евреи по происхождению, даже если они и приняли христианство) могли получить только самую грязную работу. А в России для «грязной работы» есть огромная масса крепостных, поэтому евреи вообще не нужны…
Малообразованная императрица, скорее всего, не знала, что первым известным в истории документом, определяющим взаимоотношения евреев с другими народами, был так называемый пакт халифа Омара, принятый в 720 г. и устанавливавший свободу вероисповедания для евреев, поскольку они, как и арабы, «люди Писания». В дальнейшем отношения к евреям в арабском, а затем и христианском мире все более ужесточались. А началось все с того, что известный халиф Гарун аль-Рашид обязал евреев носить конический колпак и желтый пояс – прообраз желтого знака на одежде, введенного нацистами. При власти нацистов антисемитизм (во времена Елизаветы Петровны такого слова еще не существовало) достиг апогея, что привело к Холокосту.
Истинные причины многовекового преследования евреев пытался выявить Марк Твен, который писал в своей статье «О евреях», опубликованной в 1898 г.: «Еврей – не бродяга и не бездельник, он не пьяница, не скандалист или бунтарь, он не сварлив. В любой стране в статистике преступлений еврей фигурирует крайне редко. К убийствам и прочим актам насилия он практически не бывает причастным (…) Христианская Европа во все века должна была ограничивать деятельность евреев. Если еврей начинал работать в области механики или машиностроения, христианам приходилось бросить это дело. Если еврей становился врачом, он оказывался лучшим, и к нему переходила практика. Если он брался за сельское хозяйство, другие фермеры вынуждены были подыскивать себе иное занятие. Поскольку было совершенно невозможно конкурировать с евреем в какой бы то ни было отрасли, приходилось призывать на помощь за­кон и спасать христианина от работного дома. Одно ремесло за другим отнимал закон у евреев, и, наконец, для него почти ничего не осталось. Еврею запрети­ли заниматься сельским хозяйством и юриспруденцией. В медицине оставили возможность обслуживать только своих собратьев-евреев, не допускали к ремеслам. Пришлось даже закрыть двери учебных и научных учреждений перед этим чудовищным противником. Но, несмотря на это, будучи почти лишенным возможности найти работу, еврей изыскивал пути делать деньги и даже становился богатым (…) Если статистика верна, евреи составляют не более 1% человеческой расы. Это напоминает смутное облачко космической пыли, затерянное в великолепии Млечного пути. Нормально о еврее должно быть едва слышно, но о нем слышно, о нем всегда было слышно. Он так же заметен на планете, как любой другой народ, и его коммерческие достижения крайне непропорциональны его мизерному количеству. Его вклад в мировой список выдающихся имен в литературе, науке, искусствах, музыке, финансах, медицине и углубленных исследованиях – вообще вне всяких пропорций с его численностью. Он великолепно боролся в этом мире во все века; и делал это со связанными руками (…) Египтяне, вавилоняне и персы возникли, наполнили планету шумом и великолепием, затем поблекли как сон и исчезли; за ними последовали греки и римляне, которые произвели много шума, но и они ушли; другие на­роды выскакивали, держа высоко свой факел на протяжении некоторого времени, но затем их факел догорал, и ныне они сидят в потемках или исчезли совсем. Еврей видел их всех (…) и остается сегодня таким же, каким он был всегда, не проявляя ни признаков распада, ни возрастной дряхлости, ни слабости членов, ни снижения энергии, ни притупления его живого и агрессивного ума. Все вещи смертны, кроме еврея; все прочие силы уходят, но он остается. В чем секрет его бессмертия?»

Открытка на Рош Ха-Шана начала 1900-х годов, изображающая эмиграцию российских евреев в США

Открытка на Рош Ха-Шана начала 1900-х годов, изображающая эмиграцию российских евреев в США

И другой американец, второй президент США Джон Адамс констатировал, что «евреи сделали для воспитания людей больше, чем любая другая нация (…) Они – наиболее славная нация из когда-либо населявших землю (…) Они дали религию трем четвертям земного шара и оказали на жизнь человечества влияние большее и более благотворное, чем любой другой народ, древний или современный».
О причинах вражды к евреям – применительно к России – упоминал также Максим Горький, посвятивший «еврейскому вопросу» несколько статей. Он писал: «Главная, а может быть, единственная причина вражды к евреям (…) заключается в том, что (…) они нарушают покой сытых и самодовольных и бросают луч света на темные стороны жизни (…) Они будили народы, не давая им покоя (…) Сейчас снова в душе рус­ского человека назревает гнойный на­рыв зависти и ненависти бездельников и лентяев к евреям – народу живому, деятельному, который потому и обгоняет тяжелого русского человека на всех путях жизни, что умеет и любит работать (…) В продолжение всего тяжелого пути человечества к прогрессу, к свету (…) еврей стоял живым протестом (…) против всего грязного, всего низкого в человеческой жизни, против грубых актов насилия человека над человеком, против отвратительной пошлости и духовного невежества».
Однако все эти высказывания появятся потом, через столетия, а тогда императрица настаивала на выполнении ее подданными своего указа. Когда Генеральная войсковая канцелярия Малороссии и Лифляндская губернская канцелярия, вразрез с указом, предъявили ходатайство о разрешении временного въезда купцам-евреям, обращая внимание на колоссальную выгоду для государственной казны от развития ими торговли, Елизавета Петровна наложила на это ходатайство резолюцию: «От врагов Христовых не желаю интересной прибыли». И все же указ Елизаветы так и не был полностью исполнен, встретив многочисленное сопротивление как у евреев, так и у помещиков и в государственном аппарате.
В эпоху правления Екатерины II власти почти не вмешивались во внутреннюю жизнь еврейских общин. Для евреев была установлена «черта для постоянной оседлости». У них были собственные суды, синагоги со школами. В последние годы правления Екатерины II из официальных российских документов исчезло прежнее наименование «жиды». Взамен него появилось новое – «евреи». Слово «жид», как оскорбительное, Екатерина запретила использовать. «Черта оседлости» в России была отменена только весной 1917 г. указом Временного правительства – значительно позднее, чем подобные (во всяком случае, по сути) законы «о чистоте крови», просуществовавшие в Португалии до 1773 г., а в Испании – до 1860 г.
Своеобразная юбилейная дата под­писания Елизаветой Петровной указа о высылке евреев дает повод еще раз напомнить о точных словах выдающегося русского религиозного философа Н. А. Бердяева, высланного большевиками из советской России в 1922 г. Он писал: «Еврейский вопрос (…) это ось, вокруг которой вращается религиозная история. Таинственна историческая судьба евреев (…) Ни один народ в мире не пережил бы столь долгого рассеяния и, наверное, потерял бы свое лицо и рас­творился бы среди других народов. Но по неисповедимым путям Божьим на­род этот должен сохраниться до конца времен (…) Евреи объявляются расой низшей, отверженной и враждебной остальному человечеству. Но при этом низшая раса оказывается самой сильной, вечно побеждающей другие расы в свободной конкуренции (…) Еврейский погром не только греховен и бесчеловечен, но он есть показатель страшной слабости и неспособности. В основе антисемитизма лежит бездарность (…) Есть только один способ борьбы против того, что евреи играют большую роль в науке и философии: делайте сами великие открытия, будьте великими учеными и философами. Бороться с преобладанием евреев в культуре можно только собственным творчеством культуры (…) Для нас, христиан, еврейский вопрос совсем не есть вопрос о том, хороши или плохи евреи, а есть вопрос о том, хороши или плохи мы, христиане».
Кто решится поспорить с философом?