Все – политика?!

Петр Люкимсон | Номер: Февраль 2015

Биньямин Нетаниягу

Биньямин Нетаниягу

Даже обозреватели, поначалу настаивавшие на том, что пресловутое “дело партии НДИ” никак не связано с политикой, теперь вынуждены признать, что в Израиле есть силы, которые пытаются использовать всю правоохранительную систему в своих интересах.
Произошло это после того, как израильские СМИ предали огласке еще два дела, на этот раз бросающих тень на премьер-министра Биньямина Нетаниягу и лидера партии “Кулану” Моше Кахлона.

Дело первое: личная папка премьер-министра
Депутат Микки Розенталь (“Авода”) счел, что предвыборная кампания – лучшее время, чтобы оспорить в БАГАЦе решение прокуратуры закрыть так называемое “дело “Бибитурс”. Речь идет о законности финансирования поездок премьера в тот период, когда он был простым депутатом, министром и частным лицом. Розенталь задался вопросом, не слишком ли деликатничали полиция и прокуратура с премьером, не предоставляли ли ему неположенных по закону привилегий. К примеру, указал в своем иске депутат, Нетаниягу ни разу даже не был вызван на допрос – полиция довольствовалась встречами с его адвокатом Давидом Шомроном.
В ответе прокуратуры на иск Розенталя было указано, что “правоохранительные органы действительно вели это дело с большой осторожностью, чтобы не мешать без нужды премьер-министру исполнять свои обязанности”.

Эта выхваченная Розенталем из контекста фраза была мгновенно подхвачена всеми СМИ как доказательство того, что Нетаниягу при расследовании якобы были оказаны некоторые послабления. Между тем, если вчитаться в ответ прокуратуры внимательней, там прямо говорится, что следственные органы решили не вызывать премьера на допрос, так как получили более чем достаточно материалов расследования, которое в течение длительного времени проводила канцелярия госконтролера. Кроме того, сам премьер выразил готовность в любой момент передать документы, которые они считают недостающими, и дать показания. Однако вырисовавшаяся в ходе следствия картина однозначна: может, и есть основания посетовать на то, что чета Нетаниягу время от времени тяготеет к слишком красивой жизни, но вот оснований для уголовного преследования премьера нет.
Тем не менее иск Розенталя, безусловно, оставит еще один грязный след в истории выборов 2015 года и, возможно, даже скажется на их окончательном результате. Чего Микки Розенталь, безусловно, и добивается.
Но тот, кто думал, что в запасе у недоброжелателей нынешнего премьера есть только этот “снаряд”, явно ошибся. Недавно все израильские СМИ поспешили опубликовать детали переданного в Иерусалимский суд по трудовым конфликтам заявление бывшего завхоза резиденции главы правительства Мени Нафтали.
В письме Нафтали утверждает, что многие бывшие и нынешние работники дома премьер-министра жаловались ему на отвратительное отношение к ним Сары Нетаниягу, но свидетельские показания в суде согласились дать только двое – Гай Элиягу и Иммануэль Села. И оба утверждают, что первая леди заставляла их работать по 12, а иногда и по 18 часов подряд; могла разбудить посреди ночи и потребовать приготовить суп; заказать определенное меню, а потом, когда заказ в точности исполнен, устроить скандал по поводу того, зачем все это приготовили, ведь из-за таких блюд она полнеет и т.д.

Моше Кахлон

Моше Кахлон

Особенно бурные сцены, по словам свидетелей, Сара Нетаниягу устраивала, когда ей казалось, что работники не соблюдают правила гигиены. Обычно во время подобных сцен премьер вмешивался, вступался за работников и пытался успокоить супругу, но удавалось ему это, дескать, далеко не всегда. Иммануэль Села заявил, что работа в течение всего нескольких месяцев в резиденции премьера довела его до инфаркта, и сейчас он добивается в “Битуах леуми” признания его инвалидом.
И все же изюминкой этих публикаций стало утверждение Мени Нафтали о том, что время от времени Сара Нетаниягу сильно злоупотребляет алкоголем, а в состоянии опьянения у нее случаются припадки гнева, во время которых она якобы кидается на каждого, кто попадется под руку. Словом, читателя медленно, но верно подводили к мысли, будто первая леди государства является алкоголичкой, которая вертит мужем, как хочет, а значит, по сути дела, правит страной.
От всех этих публикаций так явно несло передергиваниями и попыткой копаться в чужом грязном белье, что у любого нормального человека они должны были вызвать чувство брезгливости. Даже лидер МЕРЕЦА Захава Гальон, будучи одним из самых непримиримых противников нынешнего премьера, заявила, что ей совсем не нравится “та интифада, которую пресса устроила Саре Нетаниягу”. Что касается самого премьера, то он в очередной раз призвал своих оппонентов атаковать его и его политические взгляды, но оставить в покое его семью. В очередной – потому что в прошлом израильские СМИ уже не раз подвергали откровенной травле не только супругу Биньямина Нетаниягу, но и его детей – в том числе и в период, когда те были детьми.
Большинство израильских СМИ, как и во время предыдущих предвыборных кампаний, явно забыли о том, что следует соблюдать хотя бы видимость объективности. Они чувствуют себя “мобилизованными и призванными”, считая, что во имя победы все средства хороши. Но дело не только в СМИ…
Дело второе: разве он сторож брату своему?
Следующая история связана с Коби Кахлоном – бывшим заместителем мэра Иерусалима, а сейчас одним из руководителей штаба партии “Кулану”, возглавляемой Моше Кахлоном.
Около двух с половиной лет назад, когда Коби Кахлон занимал должность председателя комиссии по планированию и строительству в Иерусалимском муниципалитете, он был заподозрен в злоупотреблении служебным положением. Больше года назад полиция порекомендовала прокуратуре закрыть это дело, но тут грянуло дело адвоката Ронеля Фишера, подозреваемого в закрытии дел своих клиентов за взятки полицейским.
Самое любопытное заключается в том, что после ареста Фишера Коби Кахлон по собственной инициативе направился в МАХАШ и заявил, что Фишер был его адвокатом, а полицейский А., подозреваемый в получении взяток, вел его дело, и, если нужно, он готов дать свидетельские показания. Однако почему-то именно сейчас, в период предвыборной кампании, прокуратура сообщила, что окончательное решение по делу Коби Кахлона не принято, нужна дополнительная проверка и т.д.
В партии “Кулану” эти заявления восприняли однозначно: некие интересанты пытаются нанести удар по ее электоральному потенциалу. Причем произошло это почему-то аккурат после категорического отказа Кахлона создавать блок с Яиром Лапидом и, по сути, признания, что его партия является частью правого лагеря.
Прошла еще пара дней, и по “Кулану” был нанесен новый удар: в рамках расследования коррупционного скандала, который полиция по-прежнему упорно увязывает с именем Фаины Киршенбаум, был арестован Ронен Моше – политический советник Моше Кахлона.
И вот тут самое время рассказать о том, как развивается расследование по пресловутому “делу номер 242”.

Дело №242
Напомним, что под таким номером в подразделении “ЛАХАВ-433” значится то самое дело, которое ивритоязычные СМИ вопреки всем нормам этики и правилам приличия поспешили назвать “делом НДИ”.
Недавно Второй канал израильского ТВ поведал своим зрителям о том, что знаменитый баскетбольный тренер Пини Гершон был вызван в полицию для дачи показаний в связи с интервью, которое он взял в свое время у Фаины Киршенбаум в ходе своей радиопередачи.
По версии полиции, интервью это организовал директор баскетбольной лиги Леумит Моше Клински, и за эту услугу Киршенбаум якобы заплатила ему… 1 миллион шекелей.
Абсурдность этой версии настолько очевидна, что, похоже, поколебала веру в объективность ведущегося полицейского расследования по данному делу даже тех, кто до сих пор свято в это верил. По той простой причине, что у Фаины Киршенбаум в бытность ее депутатом, замминистра и гендиректором партии отнюдь не было необходимости платить за то, чтобы ей организовали выступление по радио. И тем более – миллион шекелей. Неудивительно, что после этого не только в рядах НДИ, но и в других партиях заговорили, что если все “дело 242” сшито из подобных эпизодов, то оно очень скоро, вероятно после выборов, либо лопнет, как мыльный пузырь, либо станет таким же “долгоиграющим”, каким было дело Либермана.
Тем временем, как мы уже упомянули, в рамках все того же дела был арестован личный советник лидера партии “Кулану” Моше Кахлона Ронен Моше – он же владелец рекламного агентства Together, он же бывший пресс-секретарь партии “Ликуд”, а затем блока “Ликуд бейтейну”.
По версии полиции, в обмен на огромные взятки Ронен Моше получал выгодные государственные заказы для своей рекламной фирмы. В числе тех, кто подозревается в получении взяток от Ронена Моше, была арестована сотрудница правительственной компании по охране Мертвого моря Тали Кейдар. Еще одним фигурантом данного дела объявлен бывший секретарь правительства Эхуда Ольмерта Овед Иехезкиэль. Он также подозревается в финансовых махинациях, даче и получении взяток при продвижении различных проектов через амутот и предоставлении выгодных заказов компании Ронена Моше. Но при чем здесь та же Фаина Киршенбаум, из объяснений следователей понять невозможно. Похоже, они попросту стали сваливать в одну кучу самые разные дела о коррупции, раздувая таким образом “дело 242” до космических масштабов. По принципу: сейчас главное – создать побольше шума, а потом разберемся, кто виновен, а кто просто попал под “горячую руку”.
По словам адвоката Ронена Моше, его подзащитный ответил на все вопросы следователей. Вместе с тем адвокат настаивает, что Моше оказался причастным “к делу 242” по ошибке, исключительно потому, что обладает широкими связями в политических кругах.
Но, как говорится, есть дела, в которых “ошибок” не бывает – напротив, все заранее просчитано до мелочей. Моше Кахлон во всем винит неких “интересантов”, инспирировавших дела против его ближайших соратников. Но в связи с этим возникает резонный вопрос: а не является ли и так называемое “дело партии НДИ” делом рук все тех же интересантов? Тем более что она изначально была самой удобной мишенью.
При этом не стоит спешить обвинять в предвзятости полицию и прокуратуру. Вероятнее всего, работники правоохранительных органов честно делают свое дело. Но вот кто-то ими явно манипулирует. И при желании даже можно догадаться, кто именно – ведь в высших эшелонах власти было немало людей, симпатизирующих лидеру “Маханэ циони” Ципи Ливни и искренне называвших ее “последним оплотом израильской демократии”…