Господин из Тегерана

Петр Люкимсон | Номер: Июль 2015

Али Манцури

Али Манцури

Окружной суд израильского города Лода признал Али Манцури (правильнее, конечно, Мансури) виновным в шпионаже в пользу Ирана и приговорил его к 7 годам лишения свободы. Прокуратура требовала для Манцури 8 лет тюрьмы, но в итоге судьи учли просьбу адвоката Авигдора Фельдмана смягчить приговор. При этом судьи приняли во внимание то, что Манцури действовал по принуждению, опасаясь за судьбу своих близких, и не успел нанести существенного ущерба безопасности Израиля
Относительно легкий приговор за столь тяжкое преступление наводит на мысль, что речь идет о не совсем обычном шпионе. И это так — Али Манцури в самом деле необычный шпион и неординарный человек, и его история заслуживает того, чтобы рассказать о ней более подробно.

Али Манцури, он же Алекс Мэнс, был арестован осенью 2013 года в аэропорту имени Бен-Гуриона. Оттуда он был доставлен в резиденцию ШАБАКа в Петах-Тикве, а затем отправлен в тюрьму “Аялон”, в тот самый особо секретный блок Х, где содержится Игаль Амир и где покончил с собой печально известный “оборотень” “Моссада” Бен Зайгер.
Уже на первом допросе Манцури выразил готовность сотрудничать со следствием и рассказать всю правду.
— Поверьте, я приехал сюда, тем более в таком качестве, не по своей воле, — заявил Манцури. — Меня заставили. Представители иранских спецслужб сказали, что если я не соглашусь выполнить их просьбу и попытаюсь скрыться, сначала что-то плохое случится с моими женой и сыном, а затем они убьют и меня, где бы я ни попытался спрятаться. Вы не знаете, что такое власти Ирана, к ним нельзя подходить с вашими израильскими мерками. Поверьте, это страшные люди. По сути, одна большая банда преступников. Им ничего не стоит убить человека, и не важно, виновен он в чем-то или нет… Клянусь, я не являюсь врагом евреев и Израиля. Я вообще по убеждениям пацифист и “человек мира”…
Затем Али Манцури стал рассказывать о своей судьбе и том, как он дошел до жизни такой…

Снимок посольства США в Тель-Авиве, сделанный фотоаппаратом Али Манцури

Снимок посольства США в Тель-Авиве, сделанный фотоаппаратом Али Манцури

“Человек мира”
Манцури родился в 1958 году в провинции Саанан в Южном Иране (правильнее было бы называть эту область Северным Азербайджаном). В те дни, когда в стране произошла исламская революция и к власти пришел аятолла Хомейни, Манцури исполнился 21 год. Еще год спустя началась война Ирана с Ираком. Осознав, что он является убежденным пацифистом, и желая избежать призыва в армию, Манцури нелегально, через горы, перешел турецкую границу.
В Турции он поступил в университет на факультет менеджмента и вскоре познакомился со своей первой женой, турчанкой по происхождению. Напряженную учебу в университете Манцури в те годы сочетал с серьезным увлечением йогой, а также пробовал свои силы как поэт и литературный критик.
В 1985 году его первый брак, длившийся 5 лет, распался. Бывшая жена эмигрировала в США, где сегодня работает стоматологом, а Манцури решил остаться в Турции, чтобы защитить докторскую диссертацию по стратегическим проблемам бизнеса. В этот же период он написал и издал несколько книг по йоге, теории бизнеса и истории персидской поэзии.
В 1989 году Манцури женился второй раз, снова на турчанке. После успешной защиты диссертации он не менее успешно занялся бизнесом, создав вместе с живущим в Иране Амиром Ламди международную компанию, поставлявшую из стран Европы в Турцию и Иран строительную технику и высококачественные специализированные виды стекла, которые в двух этих странах так и не научились производить. Теперь он большую часть времени проводил в Европе, и это не могло не сказаться на отношениях с женой. В 1997 году распался и его второй брак, после чего Манцури перебрался на постоянное место жительства в Бельгию.
В 2002 году он знакомится со студенткой юридического факультета, своей соотечественницей, имеющей бельгийское гражданство, и заключает третий брак, а вскоре после свадьбы меняет имя и становится Алексом Мэнсом. Манцури сделал это по двум соображениям. Во-первых, в надежде на скорое получение бельгийского гражданства, во-вторых, будучи, как он сам говорит, атеистом и “человеком мира”, свободно говорящим на нескольких европейских языках, Манцури не хотел, чтобы новые соседи и деловые партнеры знали о его подлинной национальности и вообще каким-либо образом связывали его с исламом. Это было тем более легко, что внешне он в самом деле походит на европейца.
В Бельгии Манцури создал новую компанию EFGS, специализирующуюся на застеклении веранд и балконов, и в течение двух лет этой компании стали принадлежать два завода в Иране, один — стекольный, другой — по производству алюминиевых каркасов.
Али Манцури в аэропорту имени Бен-Гуриона

Али Манцури в аэропорту имени Бен-Гуриона

В 2007 году распадается третий брак Манцури-Мэнса. Вдобавок он получает известие о том, что его родители тяжело больны и им нужна помощь. Ничего не поделаешь, надо было ехать на родину.
Здесь Али знакомится со своей четвертой женой Зейнаб. Ему 49, ей 22, но любви, как известно, все возрасты покорны. Он увозит любимую в Европу, показывает одну страну за другой, а потом они возвращаются в Иран. Здесь выясняется, что семья девушки вне себя от ярости. Эта ярость, как ни странно, усиливается, когда влюбленные сообщают, что хотят пожениться. Слишком уж велика разница в возрасте даже по мусульманским понятиям. Тем не менее, они женятся, Али увозит молодую супругу в Бельгию, и в 2011 году на свет появляется Кейнан, первый и единственный сын Манцури.
Но вскоре после родов Зейнаб настояла на возвращении в Иран — дескать, одной ей трудно управляться с малышом, а там мама. На самом деле ее желание вернуться на родину, видимо, объяснялось тем, что Зейнаб крайне неуютно чувствовала себя в Бельгии — без гражданства, без знания языка, в стране, нравы и обычаи которой были ей глубоко чужды. Не случайно она наотрез отказалась от предложения мужа нанять местную няньку для малыша.
Так в конце 2011 года Али Манцури снова оказывается на родине. Он поселился в Карадже — городе, расположенном в 30 км от Тегерана. Его отношения с семьей жены, мягко говоря, оставляют желать много лучшего. Теща его откровенно ненавидит, зато у него есть жена и ребенок, он живет относительно недалеко от резко постаревших и тяжело больных родителей, лично управляет своими предприятиями… Во всем есть свои плюсы.
А в феврале 2012 года в его офисе впервые появились странные гости…

Снимок, сделанный фотоаппаратом Али Манцури

Снимок, сделанный фотоаппаратом Али Манцури

Западня
Точнее, они позвонили ему домой поздно вечером и сказали, что хотели бы встретиться с ним “по делу государственной важности”. Манцури назначил им встречу в офисе и, оставив Зейнаб и Кейнана, несмотря на поздний час, немедленно выехал из дома.
Гостей было двое. Один представился как Хаджи Хамид, другой — как Хаджи Мустафа.
— Мы из министерства разведки, — пояснил один из “хаджи”.
Было это как раз в то самое время, когда Иран только-только оказался в тисках санкций, приведших к продовольственному кризису. Иранское руководство искало пути, позволяющие обойти санкции, и Али Манцури с его турецким и бельгийским гражданством мог оказаться тут очень даже полезен.
По замыслу министерства разведки, Манцури должен был создать в Европе компанию, которая на перечисляемые ему из Тегерана деньги (речь шла о 27 млн. евро в год) должна была закупать в Бразилии мясо якобы для Турции. Затем из Турции это мясо должно было доставляться в Иран через вторую фиктивную компанию.
Схема была вроде бы простая, но как опытный бизнесмен Манцури сразу же указал гостям на ее нереальность. Никто в Турции, объяснил он, не даст ему разрешения ни на импорт, ни на экспорт мяса, эта отрасль жестко контролируется тамошними властями. Да и в Бельгии сидят отнюдь не идиоты, чтобы не заинтересоваться, почему это из Брюсселя надо перечислять деньги в Бразилию, чтобы закупать мясо для Турции.
— Стало быть, вы отказываетесь сотрудничать? — произнес один из гостей, и в его голосе явно послышалась угроза.
— Я не отказываюсь, я объясняю вам, почему у меня не получится осуществить вашу задумку, — ответил Манцури.
— Знаете, господин Манцури, — вдруг произнес Хаджи Мустафа, — мы ведь многое о вас знаем. Знаем, что у вас не ладятся отношения с семьей жены. Знаем, что вы уговариваете ее как можно скорее вернуться в Бельгию, и собираетесь покинуть страну в ближайшие месяцы, но… Вас мы, само собой, не держим, вы гражданин Бельгии. Но чтобы вашим жене и сыну было позволено выехать из Ирана, вы должны это заслужить. Без этого они уехать не смогут. Да и… Аллах велик, мало ли что с ними может случиться…
Неделю после этого разговора Манцури ходил сам не свой, а затем ему снова позвонили и велели явиться в министерство разведки. Здесь его ждали все те же Хаджи Мустафа и Хаджи Хамид, представившийся ответственным работником министерства, а также некий Махди Ханабаби и… родной брат Мансур Манцури. То, что его брат работает в спецслужбах, по словам Манцури, повергло его поначалу в состояние ступора. Он знал, что брат работает в каком-то госучреждении, но где именно и чем занимается, тот никогда не говорил.
Тем временем выяснилось, что за эту неделю в министерстве придумали, каким образом Манцури может заслужить право вывезти сына и жену в Европу. Он должен был въехать по своему бельгийскому паспорту из Бельгии в Израиль, открыть там компанию по импорту и производству различных видов стекла и поставлять из Израиля в Иран ту информацию, которую ему закажут.
Сотрудники полиции и служб безопасности  в аэропорту имени Бен-Гуриона

Сотрудники полиции и служб безопасности
в аэропорту имени Бен-Гуриона

И вот с этого места версии обвинительного заключения и самого Манцури, интересы которого, как уже было сказано, представлял адвокат Авигдор Фельдман, кардинальным образом расходятся. В обвинительном заключении было указано, что Манцури согласился работать на иранскую разведку в обмен на обещание выплатить ему миллион долларов. Сам Манцури в суде утверждал, что следователи неправильно его поняли: новые знакомые сказали ему, что если он развернет в Израиле успешный бизнес, то вполне сможет заработать здесь миллион долларов. На самом деле никто в Иране не только ничего не заплатил ему за шпионскую деятельность, но ему не были возвращены даже накладные расходы — на билеты, проживание в гостинице и т.д.
Указания своих кураторов Манцури нарушил сразу же: он въехал в Израиль не из Бельгии, а из Турции, просто потому, что так было дешевле. Причем в Турцию он прибыл по иранскому паспорту, а в аэропорту имени Бен-Гуриона предъявил бельгийский. Таким образом, в его паспорте не было отметки о въезде из Бельгии в Турцию, и он сразу же попал под наблюдение тех, кому положено наблюдать за такими странными случаями.
Сделав несколько снимков в главном израильском аэропорту, Манцури направился в Тель-Авив и тоже вволю пощелкал там фотоаппаратом. Оказавшись в гостинице, он подключился к Интернету и тщательно ознакомился с условиями открытия бизнеса в Израиле.
Спустя три дня он вернулся в Иран и был немедленно вызван в министерство разведки для отчета. Здесь Манцури подробно ответил на вопросы о том, что он заметил в аэропорту, как организована охрана, как работает таможенная служба и т.д. Затем он рассказал о своих впечатлениях от Тель-Авива, а также сообщил, что был в Управлении по регистрации бизнесов, но открыть компанию не сумел, так как это связано с целым рядом бюрократических препон. В заключение разговора Манцури попросил оплатить ему дорожные расходы.
— Потом все получишь! — последовал ответ. — А сейчас тебе надо будет сделать следующее…
По версии обвинительного заключения (скоро читатель поймет, на чем она основывается), во второй свой приезд в Израиль Манцури должен был еще раз, более внимательно, ознакомиться с системой охраны аэропорта, а также сделать четкие снимки американского посольства и консульства и собрать информацию о его охране.
Али Манцури

Али Манцури

Летом 2013 года Али Манцури снова появился в Израиле, причем опять въехал в страну из Турции. В аэропорту он снова сделал множество снимков, а оттуда направился в тель-авивскую гостиницу “Новотель” и снял номер на одном из верхних этажей, из окна которого хорошо просматривается здание и внутренний двор американского посольства. Из своего номера он сделал множество необычайно четких фотоснимков этого объекта. Эти снимки и стали одной из самых главных улик против Манцури. По версии ШАБАКа, в его задачу входила подготовка приезда в Израиль террориста из Ирана и проведение терактов против находящихся в еврейском государстве американских объектов.
Манцури эту версию отрицает. По его словам, иранские спецслужбы интересовал на этот раз не Тель-Авив, а Иерусалим, улицы которого ему и было велено заснять. Но тратить деньги еще и на поездку в Иерусалим (которые, как он уже понял, ему не вернут) Манцури не захотел. Поэтому он просто собрал в Интернете высококачественные снимки Иерусалима и отправил их в Тегеран. Кстати, номер в отеле “Новотель” он снял отнюдь не потому, что из его окон видно американское посольство. Оказалось, что именно “Новотель” в те дни предоставлял постояльцам 70% скидку на номер и был самым дешевым…
Но если это и в самом деле так, зачем Али Манцури сделал столько снимков аэропорта и американского посольства?! И зачем ему понадобилось снимать отель именно в прибрежной, самой дорогой зоне Тель-Авива?!
По возвращении Манцури снова пришлось подробно отчитаться о поездке. Вскоре после этого скончались его родители. Теперь Али Манцури вообще ничто не держало в Иране, и он мечтал покинуть его как можно скорее. Но в сентябре 2013 года ему велели готовиться к новому визиту в Израиль.
На этот раз беседа с кураторами проходила в тегеранском отеле “Хилтон”. Манцури прямо сказал, что хотел бы уехать с семьей в Европу, и просит дать ему такую возможность.
— Разумеется, такое разрешение будет дано, но только после того, как вы зарегистрируете в Израиле компанию или заключите хотя бы одну сделку от имени вашей бельгийской фирмы, — заверили его. — Сделайте это — и езжайте на все четыре стороны вместе с женой и детьми. Дальше мы сами вас найдем, когда понадобитесь…
Видимо, к тому времени Манцури уже чувствовал, что за ним в Израиле наблюдают. Иначе чем объяснить тот факт, что он оставил у своего компаньона Ибрагима письмо для жены, которое тот должен был вручить Зейнаб, если он не вернется домой до 13 сентября. В письме Али написал жене, что застрял в Израиле, и она должна срочно ехать в посольство Бельгии в Тегеране, заявить там, что муж находится в Израиле, попросить содействия в прояснении его судьбы, а также никуда из посольства Бельгии не выходить до особых указаний его сотрудников.
В ходе третьего пребывания в Израиле Манцури пытался завязать контакты с целым рядом израильских бизнесменов, но без особого успеха. В итоге ему все же удалось заключить договор на замену окон с одним из тель-авивских ресторанов, но не более того.
А в “Бен-Гурионе” Манцури уже ждали. Взяв у него из рук паспорт, сотрудник охраны аэропорта предложил гостю из Бельгии отойти в сторонку. Его стали тщательно обыскивать. Когда из его сумки извлекли иранский паспорт, стало ясно, что задержаться в Израиле ему придется надолго…

Посольство США в Тель-Авиве

Посольство США в Тель-Авиве

Точка, точка, запятая…
Вот, в принципе, и вся история. Лодский окружной суд поставил в ней финальную точку. Хотя кто знает, как сложится судьба Али Манцури в дальнейшем.
Пока же отметим, что официальный Тегеран вскоре после публикации сообщения об аресте Али Манцури заявил, что речь идет об “очередной провокации Тель-Авива, устроенной с целью убедить Запад в обоснованности наложенных на Исламскую республику санкций”.
Но стоит заметить, что хотя адвокат Авигдор Фельдман является известным правозащитником и не раз успешно представлял в судах интересы лиц, обвиняемых в шпионаже, он никогда не делал это бесплатно. Процесс по делу Манцури в этом смысле не стал исключением, услуги адвоката были оплачены неким “дипломатическим источником”. Точно так же, “дипломатическими источниками”, оплачивались в свое время услуги адвокатов (включая того же Фельдмана) на процессах по делам советских шпионов в период, когда у Израиля не было дипотношений с Россией.
Выводы пусть читатель делает сам.

Автор: Петр Люкимсон, обозреватель «Новостей недели» для «Еврейского обозревателя»