ЧУЖИЕ

Михаил ФРЕНКЕЛЬ | Номер: Декабрь 2015

LynchЕсть люди, снимающие стрессы реальной жизни просмотром фильмов ужасов. Я к их числу не принадлежу. Не то, чтобы такие ленты навевали мне кошмарные сны. Просто смотреть их омерзительно.
Но вот как-то в поисках чего-нибудь интересного переключал телевизионные каналы и на одном из них, увидев спокойно текущую трапезу экипажа космического корабля, решил на минутку задержать внимание на событиях этого фильма. И вдруг прямо из чрева одного из астронавтов вырвалось на свет Божий отвратительное чудовище, обратив в дикий шок всех остальных персонажей картины. Так я совершенно случайно стал свидетелем самого знаменитого кадра из серии киноужастиков о «чужих». Не знаю, может кому-то такие кадры и приятно щекочут нервы, но мне стало гадливо…
Впрочем, все эти киношные «чужие», конечно же, совершенно безобидны. А вот те, что существуют в реалиях – совсем другие.

Нынешней осенью я вновь приехал в Израиль. К тому времени уже неделю, как на страну накатила новая волна терактов. Подстрекаемые циничными негодяями, скрывающиеся под масками религиозных фанатиков, молодые арабы на улицах израильских городов принялись убивать людей, зачастую мирных граждан.
И поэтому в те октябрьские дни отчетливо вспомнилось трагическое событие, произошедшее пятнадцать лет назад во время предыдущей волны арабского террора, так называемой «второй интифады».
12 октября 2000 года два водителя-резервиста израильской армии Вадим Нуржиц и Йосеф Авраами ошиблись дорогой и заехали в Рамаллу, где были растерзаны толпой палестинцев. Эта дикая расправа стала известна миру только потому, что ее свидетелями оказались иностранные журналисты.
Кровавое убийство завершилось тем, что тела евреев перетащили к центральной площади Рамаллы, где устроили всенародное ликование с позированием палестинских боевиков (на всякий случай нацепивших маски) перед фотокамерами.
«Я вышел из такси посмотреть, что происходит, – рассказывал английский фотокорреспондент Марк Сигер, – и увидел, что толпа волочит что-то за собой. Через несколько секунд они прошли возле меня, и вдруг я с ужасом увидел, что они волокут за ноги человеческое тело. Нижняя часть туловища — охвачена огнем, верхняя — изрешечена пулями. Голова — раздроблена в кровавое пюре. Я увидел то, что осталось от армейских брюк, и понял, что это солдат. Несмотря на то, что он уже был мертв, они дико били его по голове. Это были звери. Я инстинктивно потянулся за фотоаппаратом, и когда попытался сделать снимок, меня ударили по лицу. Другой палестинец показал на меня и закричал: „не снимать, не снимать!“ Я хотел вытащить пленку, но меня схватили, один стащил с моих плеч фотоаппарат и разбил его вдребезги.
Я всмотрелся в толпу, издевающуюся над трупом солдата, и понял, что они все более и более распаляются, кричат „Аллах акбар“. Они волокли за собой труп, как кошка играется с мышкой. Это была самая ужасная вещь, которую мне когда-либо приходилось видеть. Я уже готовил материалы в Конго, Косово и в других горячих точках. Я видел сербов, издевающихся над албанцем, но это даже приблизительно нельзя сравнить с тем, что увидел в Рамалле».
Lynch_2Фрагменты “пира” изуверов были случайно засняты итальянскими телевизионщиками. Эти кадры обошли весь мир, в том числе и кадр палестинца с окровавленными руками. Эта сцена потрясла Израиль. Премьер-министр Эхуд Барак отдал распоряжение ЦАХАЛу и ШАБАКу провести операцию по поимке линчевателей, чтобы предать их суду. В первые месяцы были арестованы несколько головорезов, участвовавших в убийстве, но основная цель, как была, так и осталась одна: поймать молодчика с фотографии. В июне 2001 года и был пойман Абдул Азиз Салех, которого с окровавленными руками видно на фото. Его показания представляют собой страшное свидетельство той легкости, с которой лишенный каких-либо мотивов изувер,стал убийцей:
«…я зашел в соседнюю комнату, в которой было несколько палестинских полицейских. Я увидел лежащего на полу израильского солдата. Я подошел ближе и увидел нож, воткнутый в его спину, в правую лопатку — я вытащил нож из спины солдата и два или три раза воткнул его в спину и оставил нож торчащим в его спине. Пока я вонзал в солдата нож, другие, кто был в комнате, продолжали избивать его ногами…».
В 2004 году Абдул Азиз Салех был приговорен к пожизненному заключению. Однако в 2011-м был освобожден по «сделке Шалита».
– Странные вы, евреи, люди, – сказал мне мой друг-украинец в дни обмена Шалита на множество закоренелых террористов, – ни в одной стране мира не могло быть подобной сделки. Нельзя таких нелюдей выпускать на свободу.
Горько сознавать., но он был совершенно прав. Главный аргумент израильских властей, идущих на такие обмены, состоит в том, что тем самым поддерживается высокая боеспособность ЦАХАЛа. Каждый солдат, идя в бой, уверен, что страна не оставит его в беде. Это, конечно, стоит дорогого.
Да, стоит дорогого. Но все же не запредельного. А именно таким является обмен одного бойца на сотни негодяев с окровавленными руками. Тем более, что выйдя на свободу, они вновь принимаются за старое, стремясь убить, взорвать, похитить человека, чтобы потом вновь требовать обменять его на множество таких же, как они, мерзавцев. И, пожалуй, самое важное, что при этом нарушается главнейший принцип борьбы с преступностью. Он состоит не в том, что бандит должен знать меру наказания, а в том, что он должен осознавать его неотвратимость. А как раз она над палестинскими террористами и не довлеет. Вот почему так потешались над израильской Фемидой во время судебного процесса убийцы малолетних детей семейства Фогель, в открытую заявляя, что вскоре выйдут на волю. И ведь действительно могут быть освобождены в результате какого-нибудь очередного обмена заложника на сотню убийц.
И здесь мы возвращаемся к волне террора, катящейся по Израилю, и невольно отмечаем, что возможно она могла бы быть намного мощнее, поскольку подстрекательства к убийствам просто захлебнули социальные сети арабов.
Однако на этот раз в рамках законной самообороны и действий по пресечению попыток терактов израильтяне открывают огонь на поражение. И во многих случаях террористы уже попадают не в тюрьму, а туда, куда они якобы и стремятся – прямо в рай в объятия девственниц-гурий. Хотя, само собой, проверить это невозможно. Но вдруг оказалось, что желающих попасть в израильскую тюрьму среди террористов все-таки заметно больше, чем тех, кто хочет в рай. Впрочем, это очень грустная ирония.
Другой особенностью нынешней вспышки террора стало то, что во многих случаях нападения осуществляются субъектами, имеющими израильские удостоверения личности. Именно поэтому и возникает ассоциация со знаменитым кадром из «Чужих». Враг на этот раз оказался внутри живого организма Израиля и пытается кромсать его изнутри. Что остается израильтянам? А то и остается, что стрелять на поражение. О каком таком превышении самообороны в этих случаях может идти речь? Да не о каком!
Далее в этом тексте, написанном в конце октября, я отмечал:
Как обычно, эта решительность израильтян вызывает вопли и визги леволиберальной европейской публики, наблюдающей за всем, что творится в Иерусалиме из теплого кресла у телевизора. Но пусть они между этими лицемерными стонами внятно объяснят, почему нападение исламистов на парижскую редакцию или брюссельский музей – это терроризм, а такие же преступления их собратьев на улицах израильских городов – это «борьба за национальное достоинство».
Да никак не объяснят они эти свои двойные стандарты. Между тем на улицах европейских столиц сторонники шариата уже вовсю требуют от местных девушек не выходить из дому в «неподобающем» виде. А в скандинавских странах блондинки красятся в шатенок, чтобы не стать жертвами сексуального насилия со стороны исламистов. Чужаки уже давно пробрались в чрево Европы. И не их ли голосами вещают различные радетели о бедных палестинцах? Самые серьезные события в Европе – дело не очень далекого будущего. Весьма неприятного будущего…
К сожалению, повторю, к сожалению, я оказался хорошим пророком. Не прошло и месяца, как исламисты осуществили кровавые теракты в Париже.
И только тогда против них стали осуществляться хоть какие-то действия со стороны властей европейских стран. А западная пресса наконец-то стала называть вещи своими именами. И даже перестала обвинять израильтян в том, что они применяют против террористов «неадекватные» меры.
Надолго ли? Это будет зависеть от продолжительности террора в странах Запада. Впрочем, скорей всего кровавая вакханалия в Европе продлится не один год.
И еще один кинофрагмент, на этот раз из популярного фильма «День независимости», припомнился мне совсем недавно во время просмотра видеоролика в Интернете. В фантастической голливудской ленте президент США спрашивает отвратительного вида пришельца – могут ли договориться с ними земляне? И мерзкое чудище отвечает – «нет, не договоримся». А на упомянутом мной видео не безобразное чудовище, а достаточно миловидная палестинка говорит своему собеседнику-еврею то же самое: «Мы никогда не договоримся с вами. Вы нам должны отдать Иерусалим и всю страну». Никакие миролюбивые увещевания собеседника на нее не действуют Она упрямо стоит на своем, абсолютно уверенная, что права. А печальная ирония ситуации заключается в том, что еврей – собеседник палестинки – врач, к которому на лечение она привела своего сына. Не к «брату по вере», а к «сионистскому оккупанту», потому что он лучше лечит. Слушаешь их беседу и невольно думаешь, что иному злому космическому пришельцу далеко до этого милого с виду существа.
Однако чужие – они и есть чужие. В любом обличье.

Автор: Михаил ФРЕНКЕЛЬ