Ее звали израильской Мэрилин Монро

| Номер: Январь 2015

M_1В Лондоне в возрасте 70 лет скончалась Менди Райс-Дэвис, считавшаяся в середине 1960-х годов самой красивой в Израиле женщиной, законодательницей мод и хозяйкой ночной жизни Тель-Авива. Некоторые даже утверждают, что именно Менди сделала Тель-Авив таким, какой он есть сегодня…

Судьба Менди Райс-Дэвис в самом деле по-своему удивительна. В 1961 году, в 17 лет, она приезжает в Лондон из английской глубинки и знакомится с 15-летней красавицей Кристин Килер. Девушки начинают выступать в стриптиз-клубе “Марьяж”, где на них обращает внимание врач и художник Стивен Уорд, организатор свободных (в смысле подхода к сексу) вечеринок для английской богемы. Среди гостей этих вечеринок — начинающие и маститые писатели, художники, актеры, представители королевской семьи, дипломаты и, само собой, политики. Любил посещать эти вечеринки и военный министр Великобритании Джон Профьюмо. Увидев обнаженную Кристин, он теряет голову, и у них начинается бурный роман, в котором Менди играет роль наперсницы.

Ту же роль играет она и в параллельном романе подруги — с военно-морским атташе советского посольства Евгением Ивановым. Разумеется, для Иванова это больше, чем роман, особенно если учесть, что на дворе самый разгар холодной войны. Советского дипломата интересуют любые подробности из жизни военного министра, любые сказанные им невзначай слова…
В британской контрразведке довольно быстро узнают о том, что Профьюмо завел интрижку и что его новая пассия связана, по сути дела, с главным резидентом советской разведки в Лондоне. Профьюмо настоятельно рекомендуют прекратить связь с Килер, он обещает это сделать, но… роман продолжается.
Наконец в 1962 году против Профьюмо возбуждают расследование по подозрению в непреднамеренной выдаче секретной информации советской разведке. В марте 1963-го подробности расследования становятся достоянием прессы, и Профьюмо вызывают для объяснения в парламентскую комиссию. Он отрицает не только факт передачи госсекретов, но и сам роман с несовершеннолетней, и эта откровенная ложь губит его окончательно. Он вынужден подать в отставку, а в один из октябрьских дней 1963 года вслед за ним это делает премьер-министр Великобритании Гарольд Макмиллан. “Две стриптизерши свалили правительство” — под таким заголовком вышли в тот день все английские газеты.
Кристин Килер в итоге оказалась не у дел и сейчас живет в Лондоне в глубокой нищете. А вот ее подруга Менди Райс-Дэвис решает использовать скандал в свою пользу. Она пробует себя в качестве эстрадной певицы и на волне пришедшей “славы” устраивает себе мировое турне.
В ходе этого турне в 1965 году Менди оказывается в Тель-Авиве и знакомится с тогдашним властелином ночной жизни города, владельцем нескольких ночных клубов Рафи Шаули. Между ними вспыхивает страстный роман, и Менди остается в Тель-Авиве. Поначалу она просто выступает в ночных клубах Шаули, но затем становится в них распорядительницей и главным центром притяжения. Фотографии Менди начинают мелькать на страницах светской хроники, ее портреты украшают обложки журналов, она смотрит на израильтян с рекламных плакатов домов моды. Жительницы Тель-Авива хотят одеваться, как Менди, курить, как Менди, развлекаться, как Менди…
А Менди тем временем, не говоря на иврите, успевает мелькнуть в нескольких израильских фильмах, сыграть эпизодические роли в нескольких театральных постановках, но самое главное — создать с Рафи Шаули два новых ночных клуба, один из которых был назван в ее честь “Мендис”, а другой, “Моадон” предназначался для избранной публики. В этот клуб пускали только по членским билетам. Менди и Рафи даже выпускали для членов клуба специальную газету сначала на 64, а потом на 128 полосах.
Через год после их знакомства Менди прошла гиюр и вышла замуж за Рафи. Как рассказывают их друзья, поначалу гиюр был формален, и Менди продолжала праздновать рождество вместе с еврейскими праздниками. Однако со временем она все больше проникалась иудаизмом и в конце концов стала “главной еврейкой” в семье Шаули.
Спустя 6 лет брак Рафи и Менди распался, хотя супруги сохранили хорошие отношения, вместе воспитывали дочь, а для своей свекрови Менди осталась лучшей подругой. Тем не менее, через год после развода она вернулась на родину, но лишь для того, чтобы еще через год снова появиться в Израиле и “застрять” здесь на целых 7 лет. Затем снова последовало возвращение в Англию, где Менди вышла замуж за еврея-миллионера Кена Фурмана.
На этом ее публичная карьера закончилась, хотя Менди с супругом вплоть до последнего времени часто появлялись в Израиле, где и у нее, и у него было множество друзей.
В ночь на 18 декабря Менди Райс-Дэвис скончалась, и если кто заметил ее смерть, то именно израильтяне. Прежде всего, разумеется, израильские шестидесятники, которые тоскуют по временам своей молодости, по песням и клубам того времени, когда было модно одеваться, как Менди, и курить сигарету с романтической задумчивостью на лице. Как Менди.