Пирровы победы «Хизбаллы»

| Номер: Апрель 2016

«Хизбалла» – превосходный спринтер, но плохой стайер. И сотня тысяч ракет, нацеленных на Израиль,
не помогут этой группировке в борьбе с осаждающими ее «джихадистами»


ЧУДИЩЕ ОБЛО, ОЗОРНО, ОГРОМНО, СТОЗЕВНО И ЛАЯЙ

His_2Главное и наиболее смертоносное оружие “Хизбаллы” – ее ракетный потенциал. Точное количество ракет, имеющихся в распоряжении этой группировки, неизвестно. По одним данным, их 50-60 тысяч, по другим – до 100 тысяч. Этот арсенал весьма многообразен: это и пресловутые “катюши”, и “скады”, и иранские “Fajr-3” и “Fajr-5” радиусом до 75 км, и “Zelzal-1″, и Фатх-110”, и сирийские M-600. Некоторые ракеты способны поразить любые объекты на территории Израиля, включая Негев и Эйлат. Более того, “Хизбалла” может наносить прицельные удары по нашим военным базам, аэродромам и ключевым гражданским объектам. По мощности и качеству ее ракетный потенциал несопоставим с потенциалом ХАМАСа, державшего за горло во время последней операции не только весь израильский юг, но и центр. Еще в 2010 году глава Пентагона Роберт Гейтс заявил, что ракетный арсенал “Хизбаллы” превышает арсеналы большинства стран мира, и с того времени он увеличился почти вдвое. Гейтс высказал предположение, что группировка могла оснастить свои ракеты химическим и биологическим оружием, чтобы вызвать как можно большее число жертв и панику среди населения Израиля.
По оценкам специалистов, “Хизбалла” располагает российскими крылатыми ракетами “Яхонт” (“земля-море”), которые получила от Сирии. Эти ракеты представляют угрозу израильским военным катерам и нефтяным платформам.

Еще в 2006 году “Хизбалла” обладала современным оружием, в том числе и приборами ночного видения. У этой группировки есть противотанковые ракеты разной мощности и радиуса действия, в частности, российские “Корнет”, “Конкурс”, “Малютка”, иранские “Раад” и “Тоусан”, европейские MILAN, российские переносные наплечные зенитные ракетные комплексы “Игла” и “Стрела-2”. За прошедшие десять лет эта группировка значительно укрепила свою мощь и располагает вдобавок ко всему беспилотными самолетами и радарами для обнаружения израильских боевых самолетов.
“Хизбалла” получила уникальный боевой опыт в Сирии, где фактически переломила ход боевых действий в 2013-2014 гг., когда армия Асада была на грани поражения и развала. Во время ожесточенных боев в мае-июне 2013 года за опорный пункт Эль-Кусайр (возле ливанской границы) “Хизбалла” выбила “джихадистов” и части Сирийской свободной армии. Эль-Кусайр обладает уникальным стратегическим значением: с одной стороны, он был перевалочным пунктом, откуда из Ливана безостановочно прибывали сирийские ополчения. С другой, находясь на магистрали, связывающей Дамаск, Хомс и Латакию, позволял повстанцам и исламистам отрезать сирийскую столицу от Северной Сирии и алавитской Латакии – цитадели Асада. Бои продолжались три месяца, с апреля по июнь 2013 года, и завершились победой “Хизбаллы”, бросившей в бой около 2 тысяч своих боевиков и 40 танков. Это была главная ударная сила объединенных сил режима, которым противостояли две тысячи боевиков “Джабхат ан-Нусры”.
В ноябре-декабре того же года “Хизбалла” развернула наступление на позиции все той же “Джабхат ан-Нусры” в районе Каламуна. Силы были приблизительно равны: 25-30 тысяч “джихадистов” против коалиции, состоявшей из 10 тысяч военнослужащих сирийской армии и 15 тысяч боевиков “Хизбаллы”, игравших решающую роль в наступлении. Боевики “Джабхат ан-Нусры” потерпели сокрушительное поражение: Каламун был захвачен, более тысячи исламистов уничтожены, включая 14 полевых командиров. Правительственные силы потеряли приблизительно столько же, но, учитывая, что при наступлении на хорошо обороняемые позиции потери наступающих всегда больше, очевидно, что “Хизбалла”, руководившая операцией, достигла успеха. Тот факт, что ей противостояли не плохо вооруженные ополченцы Сирийской свободной армии, а боевики “Аль-Каиды”, к которой относится “Джабхат ан-Нусра”, говорит об уровне профессиональной подготовки и мотивации этой группировки.
В 2015 году опять-таки “Хизбалла” стала ударной силой во время наступления на Алеппо, когда были захвачены укрепленные пункты аль-Хадер и Хан-Туман, а стратегическое шоссе Ханассер-Итхерия отбито у ИГ.
Действительно, “Хизбалла” – не просто террористическая группировка, а регулярная, хорошо обученная армия квази-государства на юге Ливана.

В БОЙ ИДУТ МЛАДЕНЦЫ, «ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТЫ» И РЕЗЕРВИСТЫ
Несмотря на грозную мощь и высокий уровень боеспособности, у этой группировки есть изъян, который грозит стать для нее роковым: ее численность и отсутствие резервуара живой силы. Точное количество боевиков “Хизбаллы” неизвестно – все данные об этом тщательно скрываются. В 2006 году Мустафа Алани, директор Исследовательского центра Персидского залива в Дубаи, оценивал численность профессиональной армии “Хизбаллы” в тысячу человек. Еще 6-10 тысяч, по его утверждению, составляли добровольцы, т.е., крестьяне, обученные воинскому делу, но присоединяющиеся к профессиональной армии в случае экстремальной ситуации. Российские специалисты в том же году оценивали численность армии “Хизбаллы” в 3-3,5 тысяч боевиков, а американские – от 1800 до 6500 бойцов. Из них, по мнению американцев, всего 600-800 профессиональных боевиков и 3-5 тысяч резервистов. За прошедшие десять лет “Хизбалла” наверняка подготовила дополнительные кадры, но численность ее армии могла существенно измениться только за счет массового призыва.
Сколько боевиков может призвать “Хизбалла”? Иранское агентство “Fars News” называло цифру в 65 тысяч человек, но это в случае тотальной мобилизации почти всего боеспособного мужского населения призывного возраста. Как и в Израиле, такая мобилизация возможна на сравнительно короткий срок, но не в условиях затяжной войны с суннитскими группировками. Если перейти на спортивные термины, “Хизбалла” – превосходный спринтер, но плохой стайер.
Во время Второй ливанской кампании, по данным Израиля, были уничтожены 700 боевиков. Яков Амидрор говорил о 440 идентифицированных боевиках, UNIFIL и ливанское правительство – о 500. Мнение ливанского правительства поддерживал американский генерал Кон Коулин, а историк Джон Киган писал о тысяче уничтоженных боевиках. В любом случае эти потери сильно уступали тем, что уже понесла “Хизбалла” в борьбе с “джихадистами” (как минимум 1500 человек, не считая многочисленных раненых).
Между тем, после Второй ливанской войны “Хизбалла” была истощена настолько, что начала набирать в свои ряды детей в возрасте от 10 до 15 лет – “скаутов Махди” по подобию иранских детских формирований, которые аятоллы бросали в топку войны с армией Саддама Хусейна.
В 2014 году группировка объявила, что создает интернациональную бригаду из христиан, друзов и даже суннитов. Это свидетельствовало об истощении и панике в организации, чья религиозная монолитность до сих пор была залогом ее силы.
В мае 2015 года Хасан Насралла объявил тотальную мобилизацию, предупредив, что “Хизбаллу” ждут тяжелые испытания и она может потерять три четверти боевиков. Это заявление последовало после очередного витка боев в горах Каламун в начале того же месяца, когда за считанные дни погибли 50 боевиков и полевой командир Хамза Зуайтира, а также вышли из строя три танка. Тогда “Хизбалла” отбила атаку “Джабхат ан-Нусры”, но, любопытная деталь, число погибших “джихадистов” за это же время, по утверждению телеканала “Аль-Манар”, принадлежащего “Хизбалле”, составляло 20 боевиков. То был скверный сигнал для “Хизбаллы”: силы сторон выравнивались…
В отличие от войн с Израилем, в этих боях “Хизбалла” лишена возможности взять тайм-аут и восстановить силы. Она имеет дело с намного превосходящим ее по численности противником, несопоставимым в беспощадности и решимости с Израилем и использующим ту же варварскую тактику, что и сама шиитская группировка. Даже если главари “Хизбаллы” захотят выйти из игры, вряд ли они сумеют это сделать, учитывая интересы Тегерана и тот факт, что не только “джихадисты”, но и весь суннитский арабский мир видит в “Хизбалле” главную ударную силу Ирана и своего заклятого врага. Нет сомнения, что бои между суннитами и шиитами будут рано или поздно перенесены из Сирии в Ливан, где демографический баланс претерпел драматические изменения из-за появления здесь более миллиона сирийских беженцев – в основном суннитов. Парадоксальным образом каждая новая победа “Хизбаллы” становится пирровой, и ни ракетный потенциал, ни уровень технического оснащения не спасут этот бастион шиитского мира от суннитской лавины, которая рано или поздно затопит ее.
Лучшая позиция для Израиля – дождаться, пока монстр на его северной границе испустит дух, истощенный врагами, число которых сопоставимо лишь с их фанатизмом.

Автор: Александр МАЙСТРОВОЙ