ОПРОВЕРГНУТЫЙ НАВЕТ

Александр Муратов, кинорежиссер | Номер: Октябрь 2013

Beil_1К 100-летию завершения «Дела Бейлиса»

О деле Менахема Менделя Бейлиса слышали в Киеве наверное все, а уж евреи и подавно. Я расспрашивал людей и большинство говорило, что российские черносотенцы хотели засудить ни в чем не повинного еврея, а присяжные-украинцы оправдали его.
Говорю честно: если бы сейчас не нахлынула новая волна антисемитизма, я бы не стал снова писать на эту тему. Но вот недавно забрался в интернет и с удивлением обнаружил там целый трактат некоего Дмитрия Доброва, опровергающий приговор того суда и ставящий под сомнение выводы экспертизы, хотя, казалось бы, доводы защиты дошли до сознания даже необразованных присяжных из крестьян. Опять пошли в ход инсинуации вроде мифического наказа иудеям «вкушать жертвенную кровь». Якобы «каждый может найти его в Ветхом завете, книге вообще жестокой и кровавой». Постойте! А как же быть тогда с христианством? Ведь Ветхий завет есть неотъемлемой его частью! Потому-то православная церковь и отказалась свидетельствовать против Бейлиса и всех евреев на этом процессе. Ведь Христос очень четко сказал: « Я пришел не отменить (Ветхий завет), а исполнить».
Удивительно, что суть того судебного дела почти никто толком не знает. И если бы об этом не напоминали современные антисемиты, то и не стоило бы о ней знать. Многое из прошлого осталось только в памяти и трудах историков. Есть такие мерзкие события, которые не только можно, но и нужно забывать. «Кто старое помянет, тому глаз вон!» – говорит народ. Это потом уже злорадно добавили: «А кто забудет – тому два глаза вон!». Это добавление справедливо исключительно в тех случаях, когда трагедия может повториться. И антисемитизм – как раз такая трагедия. Потому-то и стоит вспоминать о печальных датах еврейской истории, особенно о Холокосте Второй мировой войны и предшествующих ему судебных делах Альфреда Дрейфуса и Менделя Бейлиса. Но если Дрейфуса безосновательно судили как немецкого шпиона, при этом имея в виду, что он еврей, то Бейлиса судили просто как еврея. Доказательством служит то, что когда против него не оказалось достаточных обвинений, то вопрос к присяжным разделили на два: первый – «Доказано ли, что убийство Андрея Ющинского было совершено в усадьбе еврейского купца Зайцева с ритуально-религиозными целями?»; второй – «Убил ли Мендель Бейлис?». Обвинителям был важен приговор по первому пункту. И к их удивлению защита согласилась с таким разделением. Но в последнюю минуту перед окончательным обвинением она указала на недопустимость употребления формулировки «ритуально-религиозное убийство», так как никем не отмененный указ императора Александра ІІ требовал четкого экспертного доказательства наличия «ритуала». А такого доказательства у обвинения не было. И вопрос к присяжным стал звучать просто глупо. Это прямо констатировал один из главарей российских антисемитов депутат Государственной думы Марков 2-й: «Бейлис оправдан, ритуал не признан. А изменение в постановке вопросов непонятно! Разве можно ставить вопрос о самом факте убийства? Это смешно! То, что убийство было, и так очевидно. Такие вопросы ставят только детям. Приговор по делу Бейлиса – полная победа еврейства». Это было здравое и честное признание поражения. Но упрямые единомышленники Маркова никак не могли успокоиться. Обозреватель «Русского Знамени» по кличке Непримиримый после процесса написал: «У евреев радость и ликование по поводу приговора, вынесенного в Киеве присяжными заседателями. Но нам кажется, что евреям следует подождать и даже очень подождать радоваться. Приговор присяжных, в сущности, очень мудр. Ведь по первому вопросу признано ритуальное убийство. Только слова «ритуальное» в приговоре нет. Суд признал, что убили мальчика в усадьбе жида Зайцева. Значит, кто его убил?».
На этот сомнительный вопрос корреспонденту газеты ответил эксперт защиты – московский казенный раввин Мазе: «Убийство действительно совершено на заводе Зайцева. Но завод – это целый лес. Мало ли кто мог убить Ющинского? На вопрос же о собирании крови присяжные, ответив отрицательно, отмели религиозный ритуал».
Да и о каком ритуале могла идти речь, если еще во время процесса тот же Мазе дал справку, подтвержденную крупнейшим авторитетом в религиозных делах профессором Санкт-Петербургской духовной академии Троицким и другими православными богословами. На вопрос прокурора: «Есть ли в законе Моисеевом указание на человеческие жертвоприношения?» он ответил: «Да, там есть». И перехватив торжествующий взгляд прокурора, пояснил: «Вот что Господь Бог, Бог иудеев и христиан, говорит в 12-й главе Второзакония: «Берегись, ибо может быть ты будешь подражать народам, среди которых ты живешь, которые поклоняются своим богам в таком виде, что даже сыновей и дочерей своих приносят в жертву. Берегись этого греха. Я предостерегаю: берегись, не оскверняй этой земли». Я думаю, что это указывает на то, что ни под каким видом не могли быть допущены человеческие жертвоприношения».
А на вопрос: «Есть ли в Библии указание на то, что убивать некоторых людей все же угодно Иегове? Например, иноплеменников?» – он ответил: «И в книге Исход, и в книге Второзаконие прямо выражен закон, гласящий, что лишение жизни любого человека воспрещается. Это не мои слова, это слова Бога. Против этого императива еврейский народ никогда не осмелился бы возражать. Но были ли в его истории убийства? Как и всюду, разумеется, были. Были войны, были и просто убийства. В каком народе этого нет? Но то, что Господу не угодны любые убийства, даже иноплеменников, даже на войне, говорит следующее: когда царь Давид хотел строить храм, Господь сказал ему: «Тебе не строить храм, потому что ты вел много войн и пролил много крови». Что еще можно добавить?».
Вопреки своему первоначальному безосновательному удовлетворению приговором пресловутый Непримиримый, опомнившись, дальше пишет: «Но может ли быть довольно наше русское общество приговором, вынесенным присяжными по делу Бейлиса? Нет, не может! Но может быть все и к лучшему, и сама неудовлетворенность приговором послужит к тому, что приговор этот нелегко забудется и у всякого христианина останется горькое, тяжелое чувство на душе. Чем глубже чувствует русский человек, тем страшнее для его врагов это постоянное, сознательное накопление горечи… Не было бы Аустерлица – не было бы и Бородина!».
Что тут говорить? Антисемиты не только злокозненны, а еще и глупы. Такой же непроходимой глупостью сквозит опус и Дмитрия Доброва. Чего стоят его постоянные утверждения, что все, кто защищал Бейлиса или свидетельствовал в его пользу, психически больные люди – шизофреники или параноики.
Смешно также и то, что Добров перепроверяет выводы тогдашней медицинской экспертизы при помощи достижений нынешней науки. Как могли пользоваться этими методами эксперты начала ХХ века? Поэтому глупо обвинять их в неквалифицированности. Пафос его опуса направлен не только на обвинение Бейлиса и евреев, а еще и на полную реабилитацию содержательницы воровского притона распутной Верки Чеберячки и ее сообщников, матерых уголовников, которые и убили Андрюшу Ющинского. В его изложении – это были милейшие и ни в чем не повинные шалуны. А ведь вина этой банды уже почти была доказана сыщиком Красовским. Но его отстранили от этого дела, так как он не захотел поддерживать версию о ритуальном убийстве, так нужную царским властям. И дело было не столько в нелюбви к евреям, сколько в жгучем желании отвлечь народные массы от созревающих революционных настроений. Лозунгом черносотенцев было: «Бей жидов, спасай Россию!». Но для воплощения этого лозунга в жизнь нужен был какой-то повод. Вот этот повод и подвернулся. И хотя власти понимали, что это типичная липа, решили ее использовать, так как другого повода не нашлось. Даже жандармский полковник Иванов не верил в эту липу. Так его тоже отстранили от этого дела.
А ведь оно было простое как желудь. Сын Веры Чеберяковой Женя поссорился с Андрюшей Ющинским, который довольно часто посещал их дом, и тот ему пригрозил, что расскажет людям о воровских делах матери Жени и ее дружков. Женя рассказал об этом матери, а та своим дружкам. У них как раз намечалось ограбление Софийского собора, вот они и перестраховались – избавились от возможного доносчика. Хотели свернуть все на староверов, церковь которых была неподалеку. Поэтому не просто убили, а имитировали видимость какого-то ритуала, откуда им темным было знать, что у староверов никаких ритуалов нет? Мысль о причастности евреев возникла у одного из многочисленных любовников любвеобильной Верки Чеберяковой студента Голубева – главы киевской промонархической молодежной организации «Двуглавый орел». Это очень понравилось царским чиновникам и в Киеве, и в Петербурге. Вот все и закрутилось.
Если бы на защиту Бейлиса не выступила русская и украинская интеллигенция и, главное, лучшая российская адвокатура, то, конечно, Бейлиса отправили бы на каторгу, а в России еще до Гитлера был бы «окончательно решен еврейский вопрос». Сомневаюсь, что это спасло бы прогнивший царизм. Но это в данном случае второй вопрос.
Я много лет хочу снять об этом фильм, но все время упираюсь в отсутствие средств. Казалось бы, в этом должны быть прежде всего заинтересованы наши власти. Ведь настоящим героем этого фильма будет не несчастный Бейлис, который только слезно молил, чтобы его отпустили домой к детям, а суд присяжных, как таковой, как абсолютно необходимый государственный институт для современной Украины, задыхающейся в тисках неправого правосудия. Героями будут также украинцы – присяжные заседатели и блистательная адвокатура. Но может быть как раз это и лишило меня государственного финансирования, кстати мизерного по сравнению с теми деньгами, которые выбрасываются Государственным агентством Украины по вопросам кино на всякую второстепенную и чаще всего антихудожественную, а иногда и аморальную муть.
Не получил я поддержки и от состоятельных евреев.
Я не скрываю, что был и есть украинским националистом. Но, не дай Бог, не нацистом, а просто патриотом своего народа и своей страны. Я больше двадцати лет много пишу и снимаю о евреях и всячески поддерживаю этот талантливый многострадальный народ, чем вызвал ненависть к себе его врагов. Я глубоко убежден, что мой совсем недорогой восьмисерийный документально-игровой фильм, во-первых, принесет большую пользу и Украине, и еврейскому народу, а во-вторых, несомненно окупится, так как его покажут многие телеканалы всего мира.