Украинский Моисей | Еврейский Обозреватель

Украинский Моисей

Михаил Дор | Номер: Август 2015

Shep_1Именно так – украинский Моисей – называют предстоятеля Украинской греко-католической церкви, Митрополита Галицкого Андрея Шептицкого, чье 150-летие отмечается в эти дни. Сравнение с Моисеем отнюдь не случайно, и не только потому, что речь идет о настоящем патриархе – митрополит возглавлял украинскую церковь 44 года (!), в течение которых власть в Западной Украине менялась семь раз. Д-р права, философии и теологии граф Шептицкий был истинным пастырем своего народа – во многом потому, что его деятельность, как и служение Моисея, никогда не сводилась исключительно к религиозной сфере. Не все, например, знают, что современники считали Шептицкого самым успешным экономистом Галичины. По его инициативе создавались кооперативы, открывались заводы, банки и ремесленно-промышленные школы. Именно Шептицкий учредил национальный музей во Львове, основой собрания которого стали его приобретения, именно он способствовал появлению украинской народной больницы (на то время единственной во Львове), где лечились, кстати, и евреи, и поляки. Потомственный аристократ, он со всеми общался на равных и первым из иерархов начал говорить с верующими на их – украинском – языке, без схоластической терминологии. Дети из созданного им сиротского приюта обращались к митрополиту на «ты», а любимыми блюдами графа до последних дней оставались вареная картошка и кефир.

Моисей (портрет митрополита Шептицкого), худ. Олекса  Новаковский, 1915-19 гг.

Моисей (портрет митрополита Шептицкого), худ. Олекса
Новаковский, 1915-19 гг.

Моисей… В этом – еврейском – образе его изобразил художник Олекса Новаковский на известном портрете. Ни одна заметка о митрополите не обходится без еврейского «акцента». Его роль в спасении десятков евреев в годы Холокоста несомненна, как несомненна и поддержка немцев на начальном этапе их вторжения в Украину. Из песни слова не выкинешь: «Германскую армию, которая заняла почти весь край, приветствуем с радостью и благодарностью за освобождение от врага», – писал митрополит в июле 1941-го, а через пару месяцев он поздравляет фюрера по случаю взятия немецкими войсками Киева. Ненависть к Советам была столь велика (в сентябре 1939-го чекисты расстреляли брата Шептицкого со всей семьей и слугами – всего 13 человек, и надругались над семейным склепом), что затмила даже звериную сущность фашизма. Впрочем, ненадолго. Недаром в известном письме к Папе Пию XII Шептицкий признает, что «нацистский режим оказался еще более преступным и злодейским, чем большевистский». И делает вывод: это поистине дьявольский режим. Исчерпывающая характеристика из уст человека, который не разбрасывался подобными определениями. В феврале 1942-го митрополит – единственный из иерархов в Европе – обращается к Гиммлеру с протестом против уничтожения еврейского населения. И получает совет «не вмешиваться в дела, которые его не касаются».
В пастырском послании «Не убий!» от ноября 1942-го, которое было прочитано во всех церквах, Шептицкий грозит вечным наказанием всем, «кто пролил безвинную кровь и сделал себя изгнанником из человеческого сообщества из-за пренебрежения к человеческой жизни». На дворе самая кровавая из войн, которые знало человечество, а тут «безвинная кровь», «пренебрежение человеческой жизнью»… Впрочем, этот прикованный к инвалидному креслу 77-летний человек не был наивен. Не ограничившись посланием, митрополит решает использовать инфраструктуру Украинской греко-католической церкви, главным образом студитские монастыри, чтобы спасти хотя бы несколько сот евреев. Его ближайшими соратниками в этом деле стали родной брат архимандрит Климентий Шептицкий, игуменья Иосифа (Витер), руководившая всеми женскими монастырями, и отец Марк Стек, который занимался изготовлением фальшивых документов для евреев, а затем переправлял их в монастыри.
По словам одного из спасенных Шептицким – раввина Давида Кахане (впоследствии главного раввина ВВС Израиля) – более 240 украинских священников рисковали жизнью, укрывая евреев. Не забудем, что, в отличие от Дании, из которой Гитлер сделал витрину немецкого оккупационного режима, в Украине наказание для Judenbeguenstigung («тех, кто любит евреев») было одно – смертная казнь.
Митрополит Галицкий Андрей Шептицкий

Митрополит Галицкий Андрей Шептицкий

Все это позволило Давиду Кахане произнести: «Когда я называю Андрея Шептицкого святым, я не преувеличиваю». Кстати, по окончании войны детей, спасенных в монастырях, отдали еврейским семьям (а не крестили, как это часто бывало), и митрополит обеспечил эти семьи едой и одеждой.
Зависший в воздухе вопрос очевиден: почему до сих пор митрополит Шептицкий не удостоен звания Праведника народов мира? В первый раз комиссия Мемориала Катастрофы и Героизма «Яд ва-Шем» собралась по этому поводу в 1967-м, а к настоящему времени количество заседаний перевалило за дюжину. Тем не менее вопрос не решен до сих пор, и аргументы «за» и «против» весьма серьезны, чтобы от них отмахнуться. Казалось бы, все просто – чтобы стать Праведником, по положению «Яд ва-Шем» достаточно одного спасенного от смерти еврея, Шептицкому же обязаны жизнью гораздо больше людей. Однако при этом, напоминают оппоненты, Шептицкий благословил оккупантов и призвал народ к сотрудничеству с ними, что на деле было согласием с убийством евреев, которое составляло неотъемлемую часть нацистской политики. Многие украинцы такую позицию воспринимали как одобрение церковью направленного на евреев насилия.
О чем вы говорите? – возмущаются защитники доброго имени Шептицкого. – Нацисты строили свой «новый порядок» на базе отрицания христианской культуры из-за ее еврейских основ, выраженных в Торе: «Не убий» и «Возлюби ближнего», и именно эти принципы митрополит сделал темами своего пастырского послания, сознательно подрывая нацистскую идеологию.
Но ни в одном из этих посланий нет ни слова об убийстве евреев, – слышат они в ответ. – Шептицкий подал голос только против участия украинцев в убийстве евреев, но его заботили не евреи, а нравственность христиан, их «пагубное привыкание к убийству».
Как можно требовать от Шептицкого публичного громогласного протеста против «окончательного решения еврейского вопроса»? – недоумевают выступающие за предоставление ему звания Праведника. – Он втайне делал все, что в его силах и, кстати, послание «Не убий» до официальных публикаций было вначале конфисковано…
Более того, «Яд ва-Шем» присваивал звание Праведника и антисемитам, если они спасали хоть одного еврея.
Разногласия вызывает даже пункт положения о праведниках, согласно которому необходимо установить, подвергался ли спаситель опасности. Известно, например, что дипломаты (тот же Рауль Валленберг или Сугихара) такой опасности не подвергались, тем не менее «Яд ва-Шем» признал их достойными высокого статуса. Вряд ли немцы посмели бы образцово наказать Шептицкого, учитывая его огромный авторитет, но много ли нужно, чтобы тихо устранить парализованного глубокого старца?
Андрей и Климентий Шептицкие

Андрей и Климентий Шептицкие

В общем, дело № 421 (о присвоении звания Праведника народов мира Андрею Шептицкому) еще не скоро завершится тем или иным вердиктом. Характерно, что роль митрополита в спасении евреев используется как аргумент и в споре, никакого отношения к положению о Праведниках не имеющем. Так, когда беатификация митрополита католической церковью была заблокирована в 1960-х польским примасом архиепископом Вышинским, вмешательство спасенного Шептицким сына львовского раввина Курта Левина, помогло преодолеть это «вето». Процесс беатификации был возобновлен после аудиенции Левина у Папы.
Как разрешить эту дилемму, на какой чаше весов измерить заслуги и прегрешения Человека? Пожалуй, лучше, чем сказал один из основателей Украинской Хельсинской группы, а ныне вице-ректор Украинского католического университета во Львове Мирослав Маринович, не скажешь, и это тот случай, когда длина цитаты оправдана ее глубиной:
«Святость не является синонимом безошибочности. …Митрополит Андрей порой ошибался. Тяжело, очень тяжело ошибся он, как и большинство украинцев-галичан, не распознав, что «благородные потомки Гете и Гейне» окажутся в тот исторический момент не менее бесноватыми, чем «жестокие азиаты».
…Это было время, когда даже опытные европейские государственные народы заразились культом силы и вирусом национального предубеждения, – похоже, это была пандемия, охватившая всю Европу! Большинство наций вдруг почувствовали себя обиженными, а потому готовыми к силовому решению проблем в свою пользу. Можем ли мы поставить в вину Шептицкому то, что ему, вопреки многочисленным его усилиям, не удалось остановить эту тенденцию в своем народе, если это безумие не удалось остановить немецким, итальянским, венгерским, французским, литовским, латвийским, эстонским, польским и многим другим иерархам! Нацизм – это тотальное поражение христианских народов, не распознавших за привлекательными национальными или цивилизационными масками отвратительное триумфальное лицо дьявола!
Какая ирония судьбы: судьей стала …коммунистическая Москва, которая сама … протянула Гитлеру руку дружбы и подписала пакт о ненападении. Мало того, Москва вступила во Вторую мировую войну на стороне нацистского режима! Этот кричащий коллаборационизм с Гитлером был затушеван; ошибка же Шептицкого доведена до размеров преступного «коллаборационизма». Воистину, победителей не судят!».
Президент Петр Порошенко на открытии памятника  Андрею Шептицкому во Львове

Президент Петр Порошенко на открытии памятника
Андрею Шептицкому во Львове

Кстати, о добре и зле. Митрополит отошел в мир иной в ноябре 1944-го, но большинство из тех, кто помогал ему спасать евреев, были репрессированы советской властью, хотя и за другие – религиозные – «прегрешения». Климентий скончался во Владимирской тюрьме в 1951-м, а игуменья Витер 11 лет провела в сибирских и мордовских лагерях. Да и Шептицкому советская власть не простила среди прочего и помощь евреям. В 1979-м «Литературная Украина» укоряла, мол, спасал митрополит раввинов и сионистов ради дружбы с влиятельным мировым еврейством…
Времена, конечно, изменились – сегодня имя Шептицкого увековечивают разные организации, в том числе и еврейские, так, пару лет назад Антидифаммационная лига посмертно отметила его наградой имени Яна Карского. Все это так, и дело, в конце концов, не в признании «Яд ва-Шем». Гораздо важнее понять, словами Мариновича, что и святые имеют право на ошибку и тщетные надежды на лучшее будущее для своего народа. Нам ли, евреям, столетиями озабоченным стратегией собственного выживания во враждебном окружении, этого не знать? И нам ли забывать, что спасающий одну душу спасает весь мир? Неужто этогонедостаточно, чтобы просто склонить голову перед тем, кто спасал обреченных не ради диплома «Яд ва-Шем»?

Автор: Михаил Дор, специально для «Еврейского обозревателя»