А годы летят… | Еврейский Обозреватель

А годы летят…

Борис Ройтберг | Номер: Июнь 2014

Mark_3К 100-летию Марка Фрадкина

Будущий народный артист СССР и лауреат Госпремии композитор Марк Фрадкин родился в Витебске, но одна из первых его знаковых песен посвящена украинской земле. Написанная на стихи Евгения Ароновича Долматовского в 1941-м «Песня о Днепре» принесла автору – тогда дирижеру ансамбля песни и пляски Киевского военного округа Фрадкину – поистине всесоюзную известность.

Но все это было потом, а в мае 1914 года, когда в семье витебского врача Григория Фрадкина родился сын, никто не думал, что мальчик станет музыкантом. Вскоре началась Первая мировая и, видимо в рамках кампании по выселению евреев из прифронтовой полосы, семья двинулась в глубь России. Осели Фрадкины в Курске, где их застала Гражданская, ставшая для главы семейства (как и для многих других евреев) роковой. Обоснованно или нет, но белогвардейцы заподозрили Григория Константиновича в связях с красными и расстреляли без суда и следствия.
Так мальчик в шесть лет стал сиротой. Впоследствии композитор вспоминал: «После гибели отца я оказался фактически предоставлен самому себе. Мать много работала, и в свободное от школы время я вместе с такими же мальчишками наводил страх на всю округу. Начиная с четвертого класса, учителя каждый год грозили за неуспеваемость оставить меня на второй год, и, чтобы этого не произошло, мать переводила меня в другую школу. К седьмому классу не осталось уже почти ни одной школы, в которой бы я не учился». Впрочем, у парня хватило силы воли взяться за ум и семилетку (одну из лучших в Витебске) он окончил одним из первых учеников.
Что касается будущего призвания то, хотя инструмента в доме никогда не было, мальчик хорошо подбирал мелодии по слуху на стоявшем у знакомых пианино. Вряд ли сам Марк придавал этому особое значение, ведь увлекался он тогда вовсе не музыкой, а техникой, поэтому поступление в Витебский политехникум было для юноши вполне естественным. Отучившись, молодой специалист два года работал инженером по технике безопасности на швейной фабрике «Знамя индустриализации». О производственных успехах молодого Фрадкина история умалчивает, но именно в этот период начался его творческий путь – в местном театральном кружке. Актерский «вирус» оказался столь силен, что отработав положенное на фабрике, Фрадкин поступил в 3-й Белорусский театр, а в 1934-м был принят сразу на второй курс Ленинградского театрального института , где начал писать песни к студенческим спектаклям.
По окончании вуза, будущий «крестный отец» первых советских ВИА два сезона служил в Минском детском театре в качестве актера, режиссера и заведующего музыкальной частью. Лишь тогда он серьезно задумался о музыкальном образовании, поступив в Белорусскую государственную консерваторию, где учился в классе профессора Николая Аладова. Так что гуляющие в Интернете байки о том, что Марк Григорьевич так и не подружился с нотной грамотой и жена – Раиса Марковна – просто записывала напетые им мелодии, скорее всего, не более, чем байки.
В 1939 году Марк Фрадкин был призван в армию, рядовым стрелкового полка участвовал в «освободительном походе» на Западную Украину, а позднее был переведен в ансамбль песни и пляски Киевского военного округа. С началом Великой Отечественной его назначают дирижером ансамбля, и именно для этого коллектива была написана ставшая легендарной «Песня о Днепре». История эта началась публикацией в «Комсомольской правде» стихотворения «Украине моей» Евгения Долматовского, которое стало пробой, поиском песни о Днепре. Окончательный вариант текста был уже готов, но нерешенным оставался главный вопрос – откуда взять музыку? Помог случай. В одной казарме с Долматовским разместили артистов ансамбля песни и пляски Юго-Западного фронта, чьи ведущие – Юрий Тимошенко и Ефим Березин – сказали поэту, что в ансамбле есть собственный композитор, Марк Фрадкин. Через несколько часов было найдено старенькое разбитое пианино и…

С Ильей Резником и Аллой Пугачевой, 1980-е

С Ильей Резником и Аллой Пугачевой, 1980-е

«Мы работали два дня, — вспоминал Евгений Аронович.— Наконец музыка получилась, подгоняем каждое слово, чтобы пелось. Ночью собирают ансамбль. Приказано до завтра разучить ее. Но выполнить приказание не так просто. Хоровая группа — все киевляне — плачет, петь не может».
Под Новый год, 31 декабря 1941 года, в Воронежском драматическом театре ансамбль исполнил «Песню о Днепре» для командования фронта. Вскоре она прозвучала по радио на всю страну в исполнении замечательных украинских певцов Ивана Паторжинского и Марии Литвиненко-Вольгемут. Говорят, что когда «Песню о Днепре» услышал маршал Тимошенко, то снял с себя орден и, надев его на гимнастерку композитора, сказал: «Потом оформим». Затем то же самое сделал Хрущев. Так Марк Фрадкин без документов сразу получил два ордена Красной Звезды. Почти два года спустя, в ноябре 1943-го, с этой песней на устах солдаты форсировали Днепр, освобождая Киев. Только вместо слов «Будет славный час, мы пойдем вперед» воины пели: «Славный час настал — мы идем вперед».
В сотрудничестве с Долматовским были написаны и вошедшие в золотой фонд советской песенной классики «Случайный вальс» (1943) и «Брянская улица» (1944), сразу ставшие популярными после того, как их исполнил Леонид Утесов.
В 1944 г. Марк Григорьевич был принят в Союз композиторов и стал работать в Москве. Здесь содружество поэта и композитора продолжилось, достаточно назвать такие песни, как «За фабричной заставой», «Комсомольцы-добровольцы», «А годы летят». Своего рода «визитной карточкой» Клавдии Шульженко стала песня Марка Фрадкина на стихи Николая Доризо «На тот большак» из кинофильма «Простая история». Спустя годы Алла Пугачева дала этой песне вторую жизнь.
Не меньшую роль сыграл Марк Фрадкин в творческой судьбе другой выдающейся певицы – Людмилы Зыкиной – многим поклонникам она стала известна после исполнения песни «Течет Волга», которая была написана «под» Марка Бернеса.
Во многом своей популярностью обязан Фрадкину и ансамбль «Самоцветы», созданный в 1970-м Юрием Маликовым и дебютировавший песней Марка Григорьевича «Увезу тебя я в тундру». Шлягерами стали и созданные маэстро «Там, за облаками», «У деревни Крюково», «Добрые приметы». Песни мэтра исполняли в свое время Леонид Утесов и Анна Герман, Эдита Пьеха и Муслим Магомаев, Иосиф Кобзон и Людмила Гурченко, не исчезают они и из репертуара их молодых коллег. Кроме того, мелодии Фрадкина звучат в более чем пятидесяти кинофильмах.
«Марк Фрадкин – великий мастер, еще при жизни считавшийся классиком песенного жанра, – говорит Лев Лещенко. – В собственном творчестве Фрадкин был своего рода «однолюбом» – целиком посвятил себя служению Его Величеству Песне. Он не разбрасывался, не превращал свою высокую профессию в ремесло. Он был человеком так называемой старой закалки, то есть из породы российских интеллигентов в чеховском понимании этого слова».
В 1979 г. Марк Григорьевич был удостоен Государственной премии СССР, а в 1985-м ему было присвоено звание народного артиста СССР.
Писал Марк Григорьевич до последних дней жизни, которая оборвалась весьма неожиданно. В апреле 1990-го маститый композитор пришел в Моссовет – похлопотать о решении жилищной проблемы. Встретили его хорошо, обещали помочь. Приободренный удачным визитом, посетитель вышел из кабинета и тут, видимо, не справившись с нахлынувшими эмоциями, у Фрадкина не выдержало сердце. Похоронили Марка Фрадкина на Новодевичьем кладбище, там же покоится его жена Раиса Марковна.

На снимке: