ВРЕМЯ БОТВИННИКА | Еврейский Обозреватель

ВРЕМЯ БОТВИННИКА

НИКОЛАЙ ЛЕБЕДЕВ | Номер: Ноябрь 2011

ВРЕМЯ БОТВИННИКАИсполнилось 100 лет со дня рождения Михаила Ботвинника. С его именем связана целая эпоха в истории шахмат.

Михаил Моисеевич Ботвинник родился 17 августа 1911 года в Куоккале Выборгской губернии Великого княжества Финляндского (ныне поселок Репино Ленинградской области) в семье зубного техника Моисея Гиршевича Ботвинника и зубного врача Шифры (Серафимы) Самуиловны Рабинович. О своей родословной Ботвинник вспоминал так: «Мой отец – выходец из Белоруссии, из деревни Кудрищино, в 25 километрах от Минска. Его отец, мой дед, был фермером-арендатором; вообще это редко встречалось среди евреев – работать в сельском хозяйстве. Мой отец родился в 1878 году. Он говорил по-русски без какого-либо акцента и писал очень хорошо. Конечно, он говорил также и на идише; я не знаю, ходил ли он в еврейскую школу, но дома нам было запрещено говорить по-еврейски, только на русском».
Миша сравнительно поздно, в 12 лет, научился играть в шахматы, зато уже в 20 стал чемпионом страны. А в тридцатые годы наступило «время Ботвинника»: на международных турнирах, один за другим, он одерживал победы над великими игроками – Эммануилом Ласкером и Александром Алехиным. В 1928-1932 годах Ботвинник учился в Политехническом институте, в 1935-м он женится на Гаянэ Анановой – балерине Мариинского, затем Большого театра. Во время Великой Отечественной войны Ботвинник работал в Перми инженером по высоковольтной изоляции. В 1946 году Михаил Моисеевич победил на крупном международном турнире в Гронингене (опередив Макса Эйве, Василия Смыслова, Исаака Болеславского и других), а также в международном турнире славянских стран памяти Чигорина (1947). В 1948 году ФИДЕ организовало матч-турнир на звание чемпиона мира (Гаага-Москва), который закончился убедительной победой Ботвинника, опередившего второго призера В. Смыслова на 3 очка. Историк и журналист Виктор Снитковский обнаружил в советских архивах интересный факт биографии Ботвинника: в его деле в ЦК КПСС хранились доносы из КГБ по поводу «циничного антисоветского поведения» шахматиста. Например, в Нью-Йорке в октябре 1983 года на чемпионате мира среди шахматных компьютеров Ботвинник беседовал с эмигрантом из СССР М. Файнбергом, который «…работает корреспондентом в антисоветском издательстве «Новое русское слово», регулярно выступает в эмигрантской печати с враждебных СССР позиций». Были и другие доносы, где Ботвиннику приписывались сионистские, паникерские и другие «антисоветские» высказывания, обусловленные контактами Ботвинника с иностранцами. Михаил Моисеевич, пишет Снитковский, до конца жизни был «правоверным» коммунистом, но при этом вел себя с достоинством.
В жизни Ботвинник не раз сталкивался с бытовым и государственным антисемитизмом. В воспоминаниях он так писал о своем происхождении: «…положение мое «сложное»: я еврей по крови, русский по культуре, советский по воспитанию». Ботвинник неоднократно высказывался в защиту права евреев жить на своей древней родине, Израиле. В отличие от многих известных советских деятелей культуры и науки – «лиц еврейской национальности» – Ботвинник не подписал ни одного из антиизраильских коллективных писем.Закончив в 1970 году выступления в турнирах, Ботвинник в течение многих лет руководил шахматной школой, в которой занимались наиболее одаренные юные шахматисты. Через эту школу прошли А.Карпов, Г.Каспаров, А.Соколов, А.Юсупов, Н.Иоселиани, Ю.Балашов и другие. О Михаиле Моисеевиче еще при жизни слагали легенды и байки. Что в них правда, что вымысел – сегодня и не определить. Тем не менее, рассказывают, что Ботвинник однажды пожурил Каспарова, своего бывшего ученика, за то, что тот, чтобы убрать лишнее препятствие на пути к шахматному трону, отказался от фамилии отца (Вайнштейн) и взял фамилию матери.
– Вот я же не сделал подобного, проявил характер! – гордо сказал патриарх советских шахмат.
– А какая была фамилия у вашей мамы, Михаил Моисеевич? – спросили его.
И тут «сердитый» Ботвинник улыбнулся:
– Рабинович…
Как известно, патриотизм и чувство национальной гордости у армян развиты очень сильно: каждый армянин знает имена и достижения всех выдающихся представителей своего народа. Во время трансляций матча на первенство мира по шахматам между Петросяном и Ботвинником никто в Ереване не работал, все, не отрываясь, часами наблюдали за нюансами игры, при этом утешая самих себя: «Неважно, кто выиграет: ведь у Ботвинника жена армянка, а у Петросяна – еврейка!»
Победы Ботвинника не производили очень яркого впечатления на современников, «шахматным Моцартом», как более поздних чемпионов, его не называли, однако шахматную «корону» он носил долгие годы.