ТРАГЕДИЯ И… ТРАГЕДИЯ | Еврейский Обозреватель

ТРАГЕДИЯ И… ТРАГЕДИЯ

Семен БЕЛЬМАН, председатель Черниговской областной еврейской общины | Номер: Август 2011

ТРАГЕДИЯ И... ТРАГЕДИЯ

«Зал имен» Мемориальный комплекс Катастрофы европейского еврейства Яд Вашем. Иерусалим

21 июня, накануне Дня скорби и памяти жертв Великой Отечественной войны, в Черниговской областной газете «Деснянська правда» передовицей была опубликована статья Ростислава Мусиенко «Трагедия и триумф», посвященная 70-летию начала войны. Во вступлении к статье редколлегия газеты сообщает, что автор публикации — «модератор и исторический исследователь».
Не буду углубляться в очень спорные утверждения и выводы автора материала, касающиеся личностей и событий того времени. Однако, поскольку любая газета является инструментом влияния на массовое сознание, хочу обратить внимание на одно вводящее в заблуждение читателей утверждение Ростислава Мусиенко. Говоря о Великой Отечественной войне, он пишет: «Розпочалася національна трагедія таких масштабів, перед якою бліднуть будь-які всесвітньо визнані Голокости. Принаймі тому, що євреї мали і знаходили притулок майже в усіх країнах світу — крім окупованих Гітлером. А українцям було нікуди подітися з рідної, не своєї, землі…».
Удивительно даже не то, что автор подвергает ревизии выводы мирового сообщества (к этому явлению мы уже привыкли), а то, что он пытается сравнить народные трагедии: мол, чья трагедия более трагичная, чья боль больнее… Такая постановка вопроса как-то не вяжется с общечеловеческими этическими и моральными принципами. Но это так, замечание…
А теперь по сути утверждения Ростислава Мусиенко о том, что «… євреї мали і знаходили притулок майже в усіх країнах світу — крім окупованих Гітлером».
На самом деле приход Гитлера и его нацистского режима в 1933 году к власти в Германии ставил под угрозу жизнь евреев на всем европейском континенте. Гитлер не скрывал свои планы в отношении евреев, однако ни одна держава не готова была ( и, как видно, не хотела) спасать еврейские жизни, принимая беженцев. Приведем несколько примеров. После событий Хрустальной ночи (начало ноября 1938 года) немецким евреям стало очевидно, что из Германии необходимо уезжать как можно быстрее. Одна из немногих оставшихся возможностей — эмиграция в Соединенные Штаты Америки, но и она была ограничена ежегодными иммиграционными квотами.
В мае 1939 года 937 немецких евреев приобрели билеты на корабль «Сент-Луис», следующий из Гамбурга рейсом на Кубу. У большинства из них имелась виза на въезд в это островное государство. Все они рассчитывали уже на Кубе в безопасности дождаться своей очереди на получение американской визы.
Пока корабль плыл, в Гаване сменилось правительство, и новая власть отказалась признать эти визы. В течение многих дней корабль стоял на рейде Гаваны, пока представители международных еврейских организаций увещеваниями и даже взятками пытались убедить кубинское руководство принять судно, — но тщетно.
Американские евреи также пытались воздействовать на свое правительство, чтобы оно приняло беженцев, и тоже не достигли успеха. В конце концов «Сент-Луис» отправился в свое трагическое плавание — назад к берегам Германии. Несколько европейских стран (Англия, Бельгия, Голландия и Франция) в конце концов все же согласились принять беженцев с «Сент-Луиса». Но как читатель может понять, войну пережили только те пассажиры этого «проклятого рейса» (под таким названием он вошел в историю), которым посчастливилось оказаться в Англии…
Вот свидетельства выдающегося английского историка Пола Джонсона (не еврея), известного в мире прежде всего своими трудами «История христианства» и «История XX века», из его книги «История евреев»:
«Что касается Соединенных Штатов, они, конечно, могли бы принять большее количество евреев. На самом же деле за всю войну они пустили их всего 21 000 человек, т.е. 10 % от количества, предусмотренного законом о квоте. Причиной тому было враждебное настроение общественности…. Во время войны в США наблюдалось больше антисемитизма, чем когда-либо в американской истории. Опросы общественного мнения показывали, что в 1938-1945 г.г. 35 — 40 % населения были готовы поддержать антиеврейские законы».ТРАГЕДИЯ И... ТРАГЕДИЯ
Положение ухудшилось, когда правительства Англии и Франции, демагогически уверяя массы в возможности достичь «мира для нашего времени», заключили в Мюнхене осенью 1938 года соглашение с Гитлером и Муссолини, позорно предав Чехословацкую республику. Число еврейских беженцев возросло, а границы всех стран были плотно закрыты перед ними. Единственным убежищем оставалась Палестина, историческая родина еврейского народа, на то время подмандатная территория Британской короны.
За несколько лет до Мюнхена в 1936 году англичане послали в Палестину специальную комиссию под председательством лорда Пиля для исследования ситуации и обсуждения политического будущего этих территорий. Перед комиссией с еврейской стороны выступил один из лидеров палестинского еврейства доктор Хаим Вейцман. Он говорил о 6 миллионах евреев Западной Европы, для которых мир делится на две части: «страны, где они не могут жить, и страны, куда их не пускают». Кстати, во время Первой мировой войны, когда англичане остро нуждались в ацетоне для производства снарядов, командование британского флота обратилось к Вейцману за решением этой проблемы. В ходе своих исследований ученый открыл вид бактерий, в большом количестве дающих бутиловый спирт и ацетон, чем спас критическое положение Англии в войне.
Однако никакие заслуги евреев перед Британской короной и никакие доводы не смогли сломить политику английского правительства. Политика эта нашла свое отражение в опубликованном в мае 1939 года документе под названием «Белая книга». В ней сообщалось, что въезд евреев в Палестину в течение пяти лет не должен превышать 10 тысяч человек в год. Думаю, примеров достаточно…
Не нужно быть даже «модератором исторических исследований», чтобы сложить количество европейских евреев, нашедших убежище в США, Палестине и еще буквально пару десятков тысяч в некоторых других странах, чтобы понять, что евреи Европы в первой половине просвещенного XX века попали в смертельную ловушку и «что евреи (НЕ) имели и (НЕ) находили прибежище почти во всех странах мира»….
До самого конца войны американские и английские евреи пытались добиться от своих правительств (кстати, стран антигитлеровской коалиции!) бомбардировки самого большого лагеря уничтожения «Освенцим» или хотя бы подъездных железнодорожных путей к нему. В Англии командование ВВС и министерство иностранных дел выступили против подобной операции, ссылаясь на то, что ввиду «технических трудностей» она представляется опасной (можно подумать, что на войне бывают безопасные операции) и неосуществимой. В Соединенных Штатах военный департамент занял ту же позицию, ссылаясь на то, что бомбардировка лишит войска, осуществляющие решающие операции, «настоятельно необходимого» для них воздушного прикрытия. Такие заявления представляются просто иезуитскими, так как уже к весне 1944 года союзники контролировали небо над всей Европой и не раз бомбили заводы синтетической нефти, расположенные не далее 45 км. от Освенцима.
А куда, скажите на милость, могли убежать советские евреи, от которых власть скрывала подлинные намерения нацистов? В какую такую страну мира могли бежать еврейские старики, женщины и дети Черниговщины, большинству из которых даже не дали возможность эвакуироваться в безопасные районы своей огромной страны? Им ведь тоже «было некуда деться»…
К самой газете у меня претензий нет, поскольку я надеюсь, что данный случай отвечает информации, опубликованной в последних строчках «Деснянки»: «Редакция не всегда разделяет взгляды авторов публикации»…