ЕВРЕИ И ТИРАН | Еврейский Обозреватель

ЕВРЕИ И ТИРАН

Александр КУМБАРГ | Номер: Май 2018

Так был ли Сталин антисемитом?

Есть такой известный анекдот. В нем раввин прогнозирует, что евреи будут устанавливать социализм, а когда его, не дай Бог, установят, им самим в очередной раз не поздоровится.
Так был ли Сталин антисемитом? Мнения на сей счет среди евреев, антисемитов, евреев-антисемитов и других интересующихся этой темой кардинально расходятся. Вопрос дискутируется давно и, вероятно, будет предметом дискуссий всегда. Потому что сталинщина – сложное явление сложной эпохи. Давайте поразмышляем. И исходить будем из того, что антисемитизм – это мировоззрение враждебности, предубеждения, ненависти к евреям как к этносу.
Может, и Ленин с Зиновьевым – антисемиты?
Авторы некоторых публикаций, пытаясь обосновать антисемитизм Сталина, ссылаются на воспоминания людей, которые сталкивались с ним по жизни. Они слышали от «вождя пролетариата» высказывания, которые можно квалифицировать как антисемитские. И преимущественно это одни и те же источники – несколько меньшевиков и эсеров, секретарь Сталина Б.Бажанов, дочь Сталина Светлана Аллилуева, Никита Хрущев…

Каждый случай упоминаний о Йоське Корявом (как называли Сталина меньшевики) требует непредвзятого анализа. Нужно учитывать, кто, как и почему это говорит. Насколько нейтрален «воспоминатель», не сгущает ли краски, не вырывает ли из контекста и т.д. Вокруг Сталина всегда шло острое политическое противостояние. За свидетельствами стоят живые люди, иногда не лишенные пристрастий или ошибок.
Часто, например, ссылаются на воспоминания Бажанова. Читаем секретаря: «Как-то вдруг я узнаю, что Сталин – антисемит… узнаю я об этом случайно… это у него прорывалось лишь изредка». Проработав около четырех лет на Сталина, он цитирует всего одну антисемитскую фразу о некоем деятеле ЦК комсомола, а потом умозрительно выводит концепцию об антисемитизме вождя.
Можно ли на основании отдельных реплик записывать в антисемиты? Думаю, что нет. Вы, вероятно, нередко сталкивались с какими-то ситуативными, эмоциональными ксенофобскими высказываниями тех, кого на самом деле нельзя причислить к ксенофобам. Ведь человеческая психология – вещь тонкая. Почему к Сталину мы должны относиться строже? Так мог отражаться и его южный темперамент, и банальная грубость. Хорошо известно выражение «ругаться, как сапожник». Не будем забывать, что Сталин был сыном сапожника-алкоголика, избивавшего жену и самого маленького Иосифа. Вырос, говоря языком современности, в неблагополучной семье.
Грубость «организатора всех наших побед» была хорошо известна на верхних этажах власти. Тот же Бажанов говорит об этом. Дочь Сталина отмечает, что грубость была неотъемлемым атрибутом жизни отца. Он ругал ее при всех, обзывал «дармоедкой». При всех беспощадно унижал, как мальчишку, и сына Василия – генерала и алкоголика. Скрежеща зубами, срывал злость на своей охране, свите. Да и Бажанов – рассказчик заинтересованный, ведь в 1928 году он убежал из СССР и должен был показывать западной публике, почему он это сделал.
Умиляет, когда в подтверждение сталинского антисемитизма ссылаются на Хрущева, который слышал высказывания, от которых «явно несло антисемитизмом». Не будем забывать, что Хрущев стремился показывать Сталина, культ и репрессии которого он развенчал, в негативном ключе, а также обелять самого себя перед миром и историей за свою антисемитскую политику. Как раз Никита-кукурузник, на мой взгляд, и был самым настоящим антисемитом. При нем антисемитизм окончательно сформировался в государственную политику различных притеснений.
Сталин вступил в партию, которая провозглашала борьбу с национальными предрассудками. Среди его коллег по РСДРП было много евреев. Антисемиту, очевидно, было бы трудно в таком окружении. Нужно ли говорить о том, что в партии большевиков, тем более в дореволюционной «ленинской гвардии», антисемитизм жестко пресекался? Если бы Сталин проявлял какой-то антисемитизм, стали бы его терпеть в партии? Поручал бы Ленин антисемиту Сталину заниматься теоретизированием по национальному вопросу? Сделали бы Сталина наркомом по делам национальностей в первом советском правительстве? Преподнесли бы ему пост генерального секретаря партии?
Или, может, запишем в антисемиты всех большевиков, включая евреев, на том основании, что они выступали против сионизма? Что для них было так же естественно, как читать газету «Правда» или завязывать пионерские галстуки своим детям. Может Ленин, говоривший о «бундовской сволочи», тоже антисемит? Или, может, антисемит Зиновьев, процитировавший Ленина: «У нас на Украине слишком много евреев. К власти должны быть привлечены истинные украинские рабочие и крестьяне»?
Официально Сталин всегда осуждал антисемитизм как «путь в джунгли» и явление «глубоко враждебное советскому строю». Нигде печатно не опускался до антисемитизма в отличие, например, от Маркса.

Лазарь Каганович на протяжении 30 лет входил в ближайшее окружение Сталина

Лазарь Каганович на протяжении 30 лет входил
в ближайшее окружение Сталина

Сталиндорф
1920-1930-е годы Сталин у власти. Что мы видим? Большое количество евреев в органах власти, миграция евреев в крупные города за прежней чертой оседлости. Еврейские школы, театры, клубы, музеи. Литература на идиш. Еврейская АО, еврейские национальные районы в Крыму. Один из них, кстати, назывался Сталиндорфским.
Естественно, существовал и бытовой антисемитизм (куда ж без него-то!), но он преследовался как уголовное преступление, как «происки классового врага». Государственного антисемитизма не было. В 1920-1930-е годы СССР был во многом примером для мира в области борьбы с антисемитизмом.
В сражениях за власть «отец и учитель» постоянно тасовал свою колоду карт, всячески используя евреев в своих интересах, натравливая их друг на друга, вступая в союзы с одними против других. Так, в 1920-е сначала с Зиновьевым и Каменевым он борется против Троцкого, затем, укрепив свое влияние в партии, выступает уже и против них тоже.
Массовые репрессии, страшными лавинами прокатившиеся по стране в 1930-е, касались всех народов Союза. Когда в 1937 году отмечалось 100-летие со смерти Пушкина, в ходу был анекдот: «Живи Пушкин в XX веке, убили бы его все равно в 37-м». И среди тех, кого забирали по ночам черные воронки НКВД, и среди тех, кто эти машины отправлял, было предостаточно евреев. Никакого «национального лица» репрессии не имели.
В то же время в столкновениях с партийными оппозиционерами-евреями «вождь народов» завуалированно разыгрывал и антисемитскую карту. Например, после заявления Сталина «Мы боремся против Троцкого, Зиновьева и Каменева не потому, что они евреи, а потому, что они оппозиционеры», Троцкий писал, что было здесь и второе дно – акцент на то, что вожди оппозиции были именно евреями. Это было верное замечание. Иметь в оппозиции евреев и не воспользоваться этим – для этого нужно было быть порядочным человеком. А Сталин был откровенным мерзавцем.
К концу 1930-х от еврейских учреждений в СССР сохранились лишь остатки «былой роскоши». Но связано это было не с антисемитизмом, а с успехами на пути ассимиляции евреев в русскую культуру, с растворением национального самосознания многих из них в советской жизни. Многие советские евреи ассимиляцию поддерживали. И касалась она не только евреев, но и других народов – общество пытались сделать более однородным.
После прихода к власти в Германии нацистов советская пресса и кино уделяли большое внимание осуждению германского антисемитизма – достаточно вспомнить фильмы «Профессор Мамлок» и «Семья Оппенгейм». Но когда Сталин пошел на союз с Гитлером, то об антисемитизме нацистов быстро забыли, а еврея Литвинова убрали с поста наркома иностранных дел. Как-то сложно себе представить пакт Литвинова-Риббентропа, правда?

Гитлер разбудил политический антисемитизм Сталина
Помните марш советских танкистов, созданный евреями (музыка братьев Покрасс, стихи Бориса Ласкина), «Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин…»? Дружба с Гитлером не помогла – многие евреи пошли на фронт. А в коридорах советской власти вскоре началась антисемитская политика. Страна, которую строил Сталин, к тому времени успела показать многим советским людям свою ущербность, циничность. Особенно тем, кто непосредственно попал под каток режима: узникам ГУЛАГа, познавшим смерть родных от голода, потерявшим частную собственность и т.п.
Руководство Третьего рейха хорошо знало о ксенофобских стереотипах дореволюционной России, о том, что множество советских граждан недовольно количеством евреев в органах власти, что общество далеко от единства и многие проклинают советский строй. И умело било по этим болевым точкам. Пропаганда на захваченных территориях и в листовках, сбрасываемых с самолетов на советские войска, говорила о «жидо-большевистском» руководстве СССР, т.е. ассоциировала советскую власть с евреями.
Когда под нацистскими ударами власть Сталина зашаталась, он вынужден был менять повестку дня. Отказаться от коммунистических идей не мог – в стране не поняли бы. Но важно было привлечь к участию в войне максимальное число славян, а особенно самый многочисленный народ империи – русский. И тогда решено было модернизировать большевизм с помощью русского патриотизма, православия, обращения к героике русской истории и опровержения «еврейского» характера Советского Союза. Отсюда все эти антисемитские циркуляры, отказы в продвижении по службе, замалчивание в прессе подвигов евреев, славянские псевдонимы для многих евреев-журналистов и т.д. Евреи планомерно вытеснялись из общественного сознания. Зато на подвиги людей с нееврейскими именами-фамилиями советская пропаганда охотно откликалась.
Более ста евреев стали в годы войны Героями Советского Союза. В то же время историки насчитали десятки случаев, когда евреи-фронтовики, заслуживавшие это звание, так и не получили его. Аналогично происходило и с боевыми орденами. С точки зрения справедливости, еврейского национального самосознания это, конечно же, вещи прискорбные. Однако обусловлены они были не только антисемитизмом.
Интенсивно использовался интеллект евреев – военачальников, организаторов промышленности, транспорта, пропагандистов и т.д. Еврейский антифашистский комитет помогал получать помощь от США и Британии. Вот только роль евреев старались не выпячивать, чтобы не мозолили они глаза антисемитской части общества, чтобы выглядела война, в первую очередь, как дело русского народа.
Населению неоккупированной территории СССР сложно было не заметить, что о столь активных в мирное время евреях стало слышно намного меньше – так поползли абсурдные слухи о том, что «на фронте нет евреев», и что они «устроились в тылу».

cлева направо: Молотов, Сталин, Каганович

cлева направо: Молотов, Сталин, Каганович

Дух «дела Бейлиса»
Послевоенное время. Евреи стали главной мишенью в сталинском тире. Кто виноват в «отдельных недостатках»? Не товарищ же Сталин. Кто те враги, на которых можно свалить все беды страны? Евреи подходили лучше других. После нацистской пропаганды это было очень к месту. Евреи участвуют в государственном аппарате опять же. А тут еще США выходят из присущего им изоляционизма, претендуют на мировое лидерство. Начинает свирепствовать холодная война с Западом. А деятели Еврейского антифашистского комитета взаимодействуют с евреями других стран.
Плюс еще и Израиль. Сталин вносит большой вклад в создание Государства Израиль. Дело, конечно, не в филосемитизме. Цель – переформатирование Ближнего Востока, где господствует Великобритания, да и изменение всей международной политики. Но, очевидно, не полностью был учтен всплеск национального самосознания части евреев, которые почувствовали, что они не только советский народ, но и евреи. И вот уже 50 тысяч приветствуют в Москве израильского посла Голду Меир. Евреи стали слишком «заграничными», а ведь связи с иностранцами для закрытого советского общества – страшный грех. В общем, власть спешно вспомнила, что «если в кране нет воды…». Ну, назовем их для начала космополитами, преклоняющимися перед Западом. Мы же большевики-интернационалисты.
В итоге ликвидируются ранее уцелевшие островки еврейской жизни. Закрыты социальные лифты на высшие посты, расцвела дискриминация при приеме в вузы, увольнения, препятствия в устройстве на работу. Сегодня могли преследовать прислужников нацистов, а завтра их жертв – евреев.
В повести Эфраима Севелы «Продай твою мать» отчетливо показано, как быстро менялось направление ветра. Героиня произведения – литовка Лайма, отца которой, уничтожавшего евреев в концлагере, забрали в ГУЛАГ. Репрессиям собирались подвергнуть и ее. По стечению обстоятельств не тронули, но фамилия преступника не сулила ей ничего хорошего. И тогда ярая антисемитка Лайма предлагает еврею, который давно ее любит, жениться на ней: «Ты дашь мне свою фамилию». Ей нужно было укрыться под еврейской фамилией, пересидеть лихое время. И он дал ей свою фамилию. А вскоре по стране уже бушевала кампания по борьбе с космополитами. И этого еврея назвали «космополитом номер один» в ресторанном оркестре, где он играл, и выгнали с работы. А литовской певице Лайме сказали, что ей совсем не к лицу еврейская фамилия. «Ваша девичья фамилия теперь больше, ну скажем… в моде», – заявил представитель горкома. Лайма ответила: «Никогда не следила за модой… Тем более, за вашей. За ней не успеваешь угнаться». Оставила себе немодную фамилию. И такое бывало в той жизни. Не только в литературе.
Хотя евреи СССР в массе своей были настроены просталински, по стране прокатывались антиеврейские волны. Михоэлса убили, закрыт Еврейский антифашистский комитет, его деятели расстреляны как сионисты и агенты американцев. Советскую прессу захлестнули разоблачения евреев. И в тот же самый период многие евреи – писатели, ученые, кинорежиссеры – получали Сталинские премии. Раскладывание яиц в разные корзины? Вероятно, Сталин подавал сигнал евреям в СССР и на Западе, что дело не только в национальности. Важно послушание и поменьше самостоятельности.

Бехтерев был прав?
«Дело врачей»… Пожалуй, самое загадочное и нелепое из многочисленных «дел» Сталина. В погоне за сионистами он элементарно подпилил сук, на котором сидел. Арестованный по «делу врачей» академик Виноградов (кстати, русский) был личным врачом Сталина, смотревшим за ним в течение многих лет. Светлана Аллилуева вспоминала, что другим врачам вождь не доверял, сам принимал какие-то таблетки.
Привязан был к «убийцам в белых халатах» и неизменный в течение двух десятков лет начальник охраны Сталина Николай Власик – не обеспечил «благонадежность профессуры». В это же время отстранен был от работы по сфабрикованным обвинениям и бессменный в течение более чем 20 лет личный секретарь Сталина Александр Поскребышев. Эти царедворцы были подпорками Сталина, но он собственноручно избавился от них и протянул без них совсем немного.
Как видим, в тот же самый антисемитский период конца 1940-х-начала 1950-х попадали под жернова его репрессий отнюдь не только евреи. Можно также вспомнить и о «ленинградском деле», где под раздачу попали русские. Или – «мингрельское дело» против Берии, «авиационное дело» против маршала Жукова.
Уже давно дискутируется вопрос о том, должно ли было «дело врачей» стать поводом для депортации советских евреев в Сибирь и на Дальний Восток. В любом случае все антисемитские действия Сталина были результатом его политики по сохранению за собой трона.
Однако чем дальше в лес – тем больше дров, а логики все меньше. Как тут не вспомнить о диагнозе «паранойя», который врач Бехтерев, вероятно, поставил этому «гению всех времен и народов». Описание проявлений паранойи в медицинских справочниках весьма похоже на описание характера Сталина, а он сам нередко рассматривается как классический пример политика-параноика.

Не многовато ли для антисемита?
Всю жизнь вокруг Сталина было немало евреев. Лазарь Каганович и Лев Мехлис на протяжении 30 лет входили в его ближайшее окружение. Ранее среди ближайших помощников Сталина встречаем Каннера, Трайнина, Герценберга. Карл Паукер был начальником его личной охраны. В команде сатрапа были Ярославский, Ягода, Агранов…
Голос Юрия Левитана оповещал о событиях в стране и о сталинских приказах. Эренбурга нацистская пропаганда называла «домашним евреем Сталина». Любимой пианисткой Сталина была еврейка Мария Юдина, любимым оперным певцом – Марк Рейзен. Репрессии почти не затронули его любимых кинорежиссеров-евреев. Как там Сталин говорил? Кадры решают все!
Почти все основные русские соратники кормчего имели жен-евреек – Андреев, Молотов, Куйбышев, Киров, Ворошилов, Ежов, Поскребышев… Дочь Маленкова была замужем за евреем.
Евреи присутствовали и в семье самого Сталина. Светлана Аллилуева пишет в воспоминаниях о своих симпатиях к евреям. Замуж она вышла за еврея Григория Морозова, родился сын. До этого у нее был роман с известным киносценаристом Алексеем Каплером. Да, она отмечает, что Сталина не устраивала национальность ее избранников. Объективна ли она здесь? Не забываем, что у Светланы были очень непростые отношения с отцом, подавлявшим ее свободу.
Сын Сталина Яков женился на еврейке Юлии Мельцер. Светлана и здесь утверждает, что Сталин был недоволен этим браком по этнической причине. Однако внучка Сталина Галина Джугашвили в своей книге «Дед, отец, Ма и другие» это опровергает, подчеркивая, что на первой же встрече Юлия Сталину понравилась. Он шутил, кормил ее с вилки и поднимал в ее честь тост.
Интересно, сама же Светлана отмечает, что из восьми своих внуков Сталин знал и видел только троих – ее детей и дочь Яши, которая вызывала у него «неподдельную нежность». И такие же чувства он испытывал к сыну Светланы. То есть чувства у него вызывали именно те его внуки, которые были наполовину евреями… Если бы в семье Сталина процветал антисемитизм, выбирали бы его дети евреев? И такое порой случается. Но обычно это более характерно для семей с толерантным воспитанием.
Учтем и то, что с политической точки зрения «лучшему другу физкультурников» целесообразнее было бы, чтобы его дети вступали в брак с русскими. Ведь он был вождем советской, но российской империи. Да и сам не был русским, что диктовало ему потребность в какой-то «русскости».

Палач людей и народов
Зададимся простым вопросом – кого вообще любил этот мизантроп? каких людей? какие народы? Он охотно уничтожал русских в застенках НКВД и жертвовал ими в сраженьях Второй мировой. Во время устроенного им Голодомора погибли миллионы украинцев. Может он любил грузин? Не будем брать врагов большевиков или партийных оппозиционеров. Рассмотрим на примере Григория Орджоникидзе, который считался другом Сталина, входил в его ближайшее окружение. Орджоникидзе выступал против репрессий в отношении старых большевиков. Итог – репрессировали его жену, братьев, друзей. А что произошло с самим Орджоникидзе? Самоубийство? Убийство?
Может Сталин любил бурят? Фото Сталина, держащего на руках маленькую бурятку Гелю Маркизову, обошли всю страну – «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!» Отец Гели был наркомом земледелия Бурят-Монгольской АССР. Потом Сталин расстрелял его, позже лишил девочку и матери. А плакаты вождя с ней продолжали тиражироваться…
Проводилась тотальная депортация разных народов – крымских татар, калмыков, карачаевцев, немцев, корейцев, балкарцев, чеченцев, ингушей… Сталин был политик до мозга костей и каждый свой шаг соизмерял с политической выгодой, как он ее видел. Боролся он не с евреями, а за власть. Она была смыслом и настоящей любовью всей его жизни.
Сталин – антисемит там, где это ему выгодно, и интернационалист там, где это выгодно. Его антисемитизм был не этническим, мировоззренческим, глубоко засевшим в сознании и всегда готовым проявить себя, а прагматическим, политическим, зависимым от конкретных ситуаций. В уродливой тоталитарной сталинской системе люди – пешки на шахматной доске, и система может в любой момент об этом напомнить. Вечный поиск «врагов народа» – в этом весь Сталин. Евреи стали очередной жертвой его режима. При Сталине начал формироваться государственный антисемитизм.
Но ярым антисемитом он не был. Если Сталин антисемит, то кто тогда Гитлер, Томас Торквемада?! «Отец народов» был человеконенавистником вообще, политиканом, играющим в свои бесчеловечные игры, палачом людей и целых наций.
…Анекдот. Стоит на Красной площади еврей и раздает листовки. Подходят люди из НКВД, смотрят листовки и говорят: «Так здесь же ничего не написано!» Он отвечает: «А что писать?!»