ЖЕРТВЫ АТОМНОЙ ИСТЕРИИ | Еврейский Обозреватель

ЖЕРТВЫ АТОМНОЙ ИСТЕРИИ

АЛЕКСАНДР МУРАТОВ, специально для «Еврейского обозревателя» | Номер: Июль 2013

Этель и Юлиус Розенберги. 1951 год.  Фото сделано сразу после вынесения приговора

Этель и Юлиус Розенберги. 1951 год.
Фото сделано сразу после вынесения приговора

Ровно 60 лет назад, летом 1953 года в США как советские шпионы были казнены на электрическом стуле супруги Этель и Джулиус Розенберги. Сейчас уже доподлинно известно, кто на самом деле похитил американские секретные атомные чертежи. Из супругов Розенберг просто сделали козлов отпущения. Очень многие порядочные люди были возмущены бесчеловечием американской фемиды. Но в это время в США разгорелось пламя как антисоветизма, так и антисемитизма. Антисемиты-черносотенцы тогда подняли голову и на все корки честили евреев, как пособников коммунизма. Произошла грандиозная идеологическая чистка в Голливуде, в которой больше всего пострадали именно евреи. Принято считать, что США — рай для евреев. Но смотря для каких евреев. Да и с чем сравнивать? Если с царской Россией, нацистской Германией и сталинским СССР, то действительно рай. Но ведь и в США антисемитизм временами давал о себе знать. К тому же тогда в компартии США было действительно немало евреев и негров. К тому же многие евреи, не будучи коммунистами. придерживались если не полностью левых, то весьма либеральных, антиимпериалистических взглядов.
Нужно сказать, что на суде супруги Розенберг вели себя очень мужественно. В конце судебного процесса они поняли, что будут осуждены. Но не предполагали, что все закончится смертным приговором и электрическим стулом. Для них, как и для «всего прогрессивного человечества», такой приговор был настоящим шоком.
Когда стало известно, что казнь свершилась, улицы Нью-Йорка и Лондона, Парижа и Брюсселя, Вены и Копенгагена заполнились толпами народа. Тысячи людей собрались на Юнион-сквер в Нью-Йорке, возмущаясь казнью. В Вашингтоне тысячи американцев пикетировали Белый дом. А в Лондоне англичане пикетировали американское посольство. Людей было столько, что полностью остановилось движение транспорта, и полицейские были не в состоянии эту толпу разогнать. «Таких толп еще не видел Лондон», — отмечало агентство Ассошиэйтед Пресс. На многих французских предприятиях, фабриках и заводах состоялись кратковременные забастовки. А по всей Италии прокатились многолюдные траурные шествия. К подножию огромных портретов Этель и Джулиуса, выставленных в парках и на площадях, итальянцы клали траурные венки и букеты алых роз.
Этель и Юлиус РозенбергиВ Москве в «Литературной газете» 23 июня 1953 года были напечатаны предсмертные письма супругов Розенберг с преамбулой Константина Симонова. В ней он пишет: «…Почему мы так взволнованы? Почему нашими сердцами овладели такой гнев и такая горечь? Почему во всем мире с таким негодованием на всех языках звучат протестующие голоса всех честных людей? Потому, что вопреки надеждам человеконенавистников, несмотря ни на какие ужасы войн, здоровая людская психика отказывается привыкать к виду невинно пролитой крови. Люди отказываются примиряться с убийствами…. Не было недостатка в доказательствах того, что супруги Розенберг невиновны, в доказательствах ученых с мировыми именами… Человечество, видевшее столько смертей и страданий за последние полтора десятилетия, потрясено этой смертью, вернее, этим убийством, — потрясено и разгневано… И еще одно, о чем необходимо сказать, потому что это тоже очень важно: было двое хороших, честных, мужественных людей, муж и жена, — их убили. У них было двое детей – этих детей сделали сиротами. Две жизни оборваны, две жизни искалечены. А люди – настоящие, честные люди в Америке, в Европе, в Африке, в Азии, везде, — люди не желают, чтобы с другими людьми бывало так, могло бывать так!.. Американская газета «Дейли уоркер» в начале этого года опубликовала письма Этель и Джулиуса Розенберг, написанные ими в камере смертников, где они провели долгие месяцы. Трудно без глубокого волнения читать эти письма… Они говорят о беспредельном мужестве и благородстве, о душевной чистоте двух простых американцев, которые предпочли смерть сделке со своей совестью… Розенберги были казнены теми, кто всеми силами противится миру, теми, кто раздувает военный психоз, готовит войну. Розенберги были казнены потому, что они хотели мира…».
Да и когда правящая элита США руководствовалась идеями справедливости и гуманизма? Еще в 1927 году мир был потрясен абсолютно несправедливым приговором и казнью двух итальянских эмигрантов Сакко и Ванцетти. Это была чисто показательная акция реакционеров, призванная задушить профсоюзное движение в США. А когда судить и казнить не удавалось, в ход шло убийство. Вспомните смерть Авраама Линкольна, братьев Кеннеди, Мартина Лютера Кинга, не говоря уже о менее громких расправах. Так что особенно восхищаться праведностью Соединенных Штатов, думаю, не стоит. Помогают они сейчас (исходя из своих стратегических интересов) евреям – и слава Богу. Но предаваться особым иллюзиям не стоит.
Я думаю, что стоит кратко остановиться на истории атомного вопроса.
Чисто теоретическая возможность создания атомного оружия была обоснована еще в 20-х годах прошлого столетия. Но на пути осуществления стояли огромные трудности технического и, главное, финансового характера. Нужно сказать, что никто из глав правительств ведущих стран мира (в том числе и Германии) в это оружие не верил. И только в середине второй мировой войны прижатый к стене Гитлер обратил на него пристальное внимание. Но было уже поздно. Война была проиграна.
Однако ядерные усилия Третьего рейха не остались незамеченными разведками противоборствующих государств. Особенно американской. Ученым удалось убедить президента Рузвельта, что недооценка немецких усилий может привести к катастрофе. Особое значение сыграл меморандум великого Эйнштейна, перед войной эмигрировавшего в США. Так родился эпохальный «Манхэттенский проект», положивший начало ядерной эры.
Работы велись сразу в нескольких местах в обстановке строжайшей секретности. Работали там выдающиеся физики и инженеры — главным образом евреи-эмигранты. Возглавлял проект хоть и не еврей, но женатый на еврейке Энрико Ферми, покинувший фашистскую Италию. И вот 16 июля 1945 года в пустыне штата Нью-Мексико была взорвана первая в мире атомная бомба.
Тут запоздало опомнились и в России. Крайне истощенному войной Советскому Союзу было невероятно трудно потянуть атомный проект. Но догонять было необходимо. На знаменитой Потсдамской конференции ярый антикоммунист Трумэн, сменивший на президентском посту лояльного к СССР Рузвельта, стал недвусмысленно шантажировать Сталина. Вскоре были сброшены атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. Атомная акция должна была повергнуть в ужас не так Японию, как Советский Союз, ставший главным соперником США на мировой арене.
И вот тогда Сталин дал приказ развернуть работы и в кратчайшие сроки создать ядерный щит СССР. Во главе этих работ был поставлен кровавый, но в то же время самый деятельный советский руководитель Лаврентий Берия. К проекту были подключены ведущие ядерщики страны: академики Курчатов, Сахаров, Зельдович, Харитон и многие другие. Кстати, большая часть из них были евреями. Если с теоретической точки зрения все шло прекрасно, то с инженерной возникли серьезные проблемы. Бомбу создали быстро, но такую, какую не поднял бы в воздух ни один тогдашний самолет. Вот тогда и вступила в дело мощнейшая советская разведка. Она опиралась не только на сеть резидентов, но и на коммунистически мыслящих людей. И не только. Многие информаторы не были сторонниками коммунизма, а людьми, уверенными, что реакционное и агрессивное руководство США обязательно воспользуется ядерным превосходством, чтобы раз и навсегда избавиться от коммунистической скверны. То, что при этом погибнут миллионы людей, их абсолютно не волновало. Но это волновало определенную часть американских граждан, в том числе и тех, которые так или иначе были задействованы в Манхэттенском проекте.
Среди них большую часть составляли все те же евреи-эмигранты, многие из которых сочувственно относились к СССР, спасшему от полного уничтожения миллионы их соплеменников. Одно дело вносить свой вклад в противостояние немецкому нацизму и совсем другое – способствовать уничтожению обожженного войной советского населения, в том числе и евреев.
Трудно сказать, какую роль в этом деле играли супруги Розенберг, очевидно, какую-то играли. Естественно, арестованные, они полностью отрицали свою причастность к краже атомных секретов. Но не бывает дыма без огня. Другое дело, что ФБР, прозевав главную утечку информации, чтобы как-то сохранить лицо, решило отыграться на мелкой рыбешке – Розенбергах. Ни спецслужбам, ни прокуратуре, ни суду так и не удалось что-либо существенное доказать. Но, наплевав на доказательства, они приговорили супругов к смертной казни, что вызвало бурю протестов не только во всем мире, но и в самих Соединенных Штатах Америки.
В последние два десятилетия мы привыкли вешать всех собак на коммунистическую верхушку СССР, но не стоит забывать и об империалистической сущности Соединенных Штатов Америки. Их постоянное желание подчинять своему влиянию страны мира и полнейшая уверенность в своей непогрешимой правоте — это непреложный факт, мириться с которым вряд ли стоит.
Я хочу ознакомить вас с перепиской супругов Розенберг в тюрьме Синг-Синг незадолго до казни. Ценой своих жизней они в какой-то степени спасли нас, жителей этой страны, от страшной ядерной смерти.

Этель Розенберг своему
мужу Джулиусу:

Мой дорогой, любимый муж!
Можешь ли ты простить мне то, что сегодня утром я чувствовала себя так ужасно несчастной? Прошу тебя, любимый, напиши мне тотчас же письмо и заверь меня в том, что ты понимаешь и сочувственно относишься к моей борьбе, к моим усилиям достичь самообладания. Наполни его словами любви и не скупись на необычные выражения.
Сама я люблю тебя так сильно, что не нахожу слов, которые могли бы правдиво передать мое желание дарить тебе радость, нежность и преданность. Я лишь сижу здесь и проливаю горькие слезы о тебе, о детях, о наших разрушенных жизнях.
Дорогой мой, ты должен верить в меня. Твоя вера дает мне уверенность. Она в моих собственных глазах позволяет мне занять подобающее мне место, она спасает от ледяной пустоты той жизни, которую мне приходится здесь влачить….
Мне кажется, это важно – я сумела заставить себя смотреть на наше положение так философски, что мне удалось сдержать или во всяком случае свести почти на нет проявление беспокойства и страха.
Люблю тебя.
ЭТЕЛЬ

Джулиус Розенберг
своей жене Этель:

Моя дорогая!
Я просто не могу выразить, как я был растроган проявлениями сочувствия со стороны множества обретенных нами братьев и сестер. Несомненно, народ в нашей стране охвачен чувством глубокого негодования и будет вести борьбу за справедливость. Все это свидетельствует также о том, что комитету («Комитет в защиту супругов Розенберг») удалось ознакомить широкие слои населения с фактической стороной дела. Еще важнее то, что народ, узнав правду, предпринимает конкретные действия. Эти действия будут во многом способствовать нейтрализации направленной против нас пропаганды и создадут такое общественное мнение, что наше дело будет, безусловно, рассматриваться с правильных юридических позиций (Ох, как он ошибся! А.М.) Теперь, когда разоблачена фальшь выдвинутых против нас обвинений, надежды на справедливое рассмотрение нашего дела значительно возросли.
Любовь моя, будем мужественны – ведь мы не одни, и многие честные мужчины и женщины, представляющие самые различные слои населения, прилагают усилия к тому, чтобы добиться нашего освобождения.
И еще я хочу похвалить тебя, жена моя, за то, как ты держишься, за твою принципиальность и простое человеческое достоинство в духе лучших традиций американских матерей. Ты являешь собою прекрасный пример того, как американские женщины ведут отважную борьбу за традиционное наследие свободы и справедливости для всех. Ты – просто чудесная, моя радость, знай, что я люблю тебя всем сердцем. Когда я бываю с тобой, все кажется прекрасным; когда же я один, все вокруг становится пустым. Но я все время думаю о тебе. Я с нетерпением жду большой обстоятельной беседы с нашим уважаемым защитником. А затем – воскресного визита моей сестры Лины и дополнительных новостей.
Люблю тебя.
ДЖУЛИУС

Стихи Этель Розенберг,
написанные в камере смертников тюрьмы Синг-Синг:

Тут, куда ты ни кинешь свой взгляд,
лишь кирпич, лишь кирпич тут и сталь.
Тучи смерти над нами висят,
мозг сковали тоска и печаль.
Если только решатся о н и,
это наши последние дни…
Окружают нас сумрак и страх,
но от смерти не прячем мы глаз.
Смелость выросла в наших сердцах,
смелость целых народов и рас.
Мы решились на плаху взойти,
чтобы Землю от смерти спасти.
В эти жуткие скорбные дни
мы уверены – мы не одни.
Миллионы товарищей есть,
у которых есть совесть и честь.
Мы умрем, чтоб день новый настал,
чтобы мир облегченно вздохнул,
чтоб борцов с мракобесьем не ждал
электрический стул.
Джулиус Розенберг своему другу:
Дорогой друг!
Мне хотелось бы, чтобы это письмо стало разговором между мной и читателем, кто бы он или она ни были; попутно я объясню, дорогой друг, почему я решил написать Вам.
Наше правительство объявило через посредство одного из своих федеральных судей – Ирвинга Р. Кауфмана – о своем решении предать меня и мою жену смертной казни через 45 дней…
Два невинных человека приговорены к смертной казни по политическим соображениям, на основании ложных, подтасованных «улик», — и в этом особенность нашего дела. Я хочу остановиться на отдельных деталях. Прежде всего стоит обратить внимание на мотивы и цели предъявленного нам обвинения. О них можно судить по действиям и заявлениям обвинителей, по пропаганде кругов, заинтересованных в нашем осуждении. И лишь во вторую очередь – по показаниям свидетелей, чьи устные заявления были единственным материалом суда. Эти показания беспомощны, недостоверны, бессвязны и продиктованы истерией, порожденной холодной войной и антикоммунистическими предрассудками, а главное – они пусты. Улики были недостаточны даже для того, чтобы предать нас суду, не говоря уже о том, чтобы признать нас виновными…
Я надеюсь, что Вы и Ваши читатели знакомы с нашим прошлым , с тем, что мы пережили, и знаете немного о нас из материалов судебного отчета и писем, которые мы писали. В этом случае вам будет легче понять наше отношение ко всему этому…
Речь идет о мире, и именно этот вопрос надо обсудить сейчас особенно глубоко. Чтобы показать, как велика угроза миру и каковы корни войны.
Какое это отношение имеет к этому суду над нами и смертному приговору?
Каждый, кто изучал историю, знает, что первая мировая война, вторая мировая война и угроза возникновения третьей мировой войны проистекают из одного и того же источника. Этот источник – существование международных картелей, контролируемых финансовым капиталом. Порожденный картелями империализм приводит в действие экономические и политические силы в капиталистических государствах, силы, неизбежно ведущие к войне…
Суд хотел, чтобы я признался в преступлениях, которых я не совершал. Суд хотел, чтобы я дал ложные показания о невиновных людях, чтобы я позволил использовать себя, как орудие антисоветской и антикоммунистической пропаганды для разжигания истерии холодной войны…
Единственной вещественной уликой, добытой правительством, чтобы обвинить нас, была цинковая кружка для сбора пожертвований. Эта кружка была якобы использована нами для сбора средств в помощь невинным жертвам фашистского палача Франко. Мы признаем, что являемся убежденными антифашистами.
Да здравстует свобода!
ДЖУЛИУС

Место казни Розенбергов в штате Нью-Йорк. В ночь, когда она состоялась, в Нью-Йорке около пяти тысяч человек собрались, чтобы выразить Розенбергам свою поддержку. Они считали наказание несоразмерным вине осужденных

Место казни Розенбергов в штате Нью-Йорк. В ночь, когда она состоялась, в Нью-Йорке около пяти тысяч человек собрались, чтобы выразить Розенбергам свою поддержку. Они считали наказание несоразмерным вине осужденных

ПОСЛЕСЛОВИЕ:
Я прочитал письма супругов Розенберг и у меня сердце облилось кровью. Вне зависимости от того, выдали они какие-то военные тайны или нет. Предположим, даже выдали. Но что, это подвергло США какой-то глобальной опасности? Ясно, нет. Оно только лишило их глобального превосходства и вседозволенности. Ведь в это время Советский Союз был настолько ослаблен войной, что ни о какой агрессии с его стороны не могло идти и речи. Конечно, приятно чувствовать себя мировым гегемоном и крайне неприятно, когда превосходство буквально уплыло из рук.
Приговор Розенбергам явно был не средством защиты, а гнусной местью. Причем бессмысленной. То, что утратили, никакими казнями не вернешь. Тут интересы конкретного государства, вернее, его правящей верхушки, столкнулись с интересами человечества в целом. И то, что нашлись храбрые люди, которые противостояли американской гордыне, это явное благо. При всей моей нелюбви к советской власти я ни за что не стану считать американскую правящую верхушку благодетелями человечества. Ни тогда, ни сейчас.
Считать себя самой сильной державой в мире у США есть все основания. Но считать себя самой разумной – уж никаких. Все, что они делают, оправдывается только весьма сомнительной формулой «победителей не судят». Все их недавние манипуляции на Ближнем Востоке ни к чему хорошему не привели и не могли привести. Ими созданные арабские демократии рассыпаются как карточные домики. Действия американцев привели лишь к нарушению, пусть и шаткой, но все же какой-то стабильности.
А нынешнее преследование бывшего сотрудника ЦРУ Эдварда Сноудена, разоблачившего систему всемирного прослушивания ЦРУ телефонных разговоров, – является фактическим повторением той давней истории с супругами Розенберг. Можно было бы оправдать эти тотальные прослушивания борьбой с терроризмом, если бы у большинства здравомыслящих людей не было полной и обоснованной уверенности в том, что это прослушивание главным образом используется в совершенно других целях, в целях тотального контроля над миром. Ведь ЦРУ – это секретная служба, запятнавшая себя (как и советский КГБ, гэдээровская штази, британская МИ 5, французская служба внешней разведки) множеством кровавых преступлений, которые ничем оправдать невозможно. В общем-то правильно поступал Сталин (только в этом его и можно оправдать), который время от времени всех своих подручных палачей ставил к стенке. Ведь они, привыкнув к безнаказанности преступлений, могли поднять руку и на вождя. Сталин сам был великим негодяем, поэтому прекрасно знал психологию негодяев.
Но во все времена находились люди, которые, жертвуя своей жизнью, стремились разоблачить и обезвредить любителей всемирного господства. В то время это были Этель и Джулиус Розенберги. За это им честь и хвала.

АЛЕКСАНДР МУРАТОВ, специально для «Еврейского обозревателя»