ПОГРОМНЫЙ ГЕНОЦИД В УКРАИНЕ | Еврейский Обозреватель

ПОГРОМНЫЙ ГЕНОЦИД В УКРАИНЕ

Александр НАЙМАН | Номер: Сентябрь 2016

Александр НАЙМАН, специально для «ЕВРЕЙСКОГО ОБОЗРЕВАТЕЛЯ»

Stela_1

Стела в память евреев, погибших в погромах в с.Германиевка

В годы гражданской войны еврейские партии и объединения Украины стремились участвовать в работе Центральной Рады, которая чуть ли не с первых дней своего существования выступила против антисемитизма. В ее обращении, обнародованном в конце марта 1917 года, отмечалось: «Всего месяц, как взошло нам солнце свободы… Но не все рады этой воле. Есть и такие, которым она очень неудобна. Темные силы, которые при старом режиме сосали вашу кровь, не спят… Приспосабливаясь под дорогую нам волю, они науськивают вас на соседей – призывают к погромам. «Нет греха в крови немецкой, не будет также и в крови жидовской» – этим отвратительным призывом оскверняют они большой христианский праздник наш. Пусть не будет по их воле. Остерегайтесь этих плохих людей. Не дайте им вернуть давнюю беду».
После февральской революции 1917 года был принят закон, который упразднил все юдофобские ограничения. После провала июньского наступления Юго-Западного фронта, который усилил деморализацию армии, недостаточность антипогромной агитации и необходимость употребления более действенных усилий стала очевидной. Об этом свидетельствовали и всплески стихийных бунтов, один из которых вспыхнул 2 сентября 1917-го в Бахмуте Екатеринославской губернии, где местные жители и солдаты разгромили винный состав. Тогда же погромы произошли в Житомире, Одессе, Харькове и Остроге Волынской губернии.
Общий отдел вице-секретариата еврейских дел Центральной Рады преимущественно занимался организацией реагирования на многочисленные жалобы в связи с погромами в разных регионах Украины. Такие жалобы поступали и в генеральные секретариаты по вопросам труда, промышленности, юстиции.
Первые большие погромы, совершенные солдатами-дезертирами, начались в октябре 1917 года. Они вспыхнули в местечках Жашкове, Погребище, Сквире и Пруде Киевской губернии; Гайсине, Виннице, Жабокриче, Меджибоже и Мясковце Подольской губернии. В Гайсинe солдатская толпа 22 октября 1917 года  сломала двери табачной фабрики Зальцмана и начала грабить ее. К солдатам присоединилась часть городского населения и крестьяне, которые распространили погром на еврейские магазины, выбрасывая товары на улицу, попросту грабя их, но впоследствии солдаты прекратили погром. Погром в Мястковце состоялся 30 октября из-за бездеятельности казаков, которые должны были охранять ярмарку. Три группы погромщиков разрушили 30 еврейских домов и 50 магазинов в центре местечка. Погромщики в Песчанке ранили семь человек, разрушили около 20 еврейских домов, но быстро разбежались, когда в местечко пришел военный отряд.
Предложение сионистов о создании евреями групп для охраны населення натолкнулось на сопротивление представителей Бунда, Объединенных еврейских социалистов и Поалей Цион. Центральная Рада также не приняла необходимых антипогромных мер. В некоторых случаях Генеральный секретариат посылал правительственные комиссии для расследования причин погромов и установления порядка. Из-за распространения погромной волны, которая захватывала все больше населенных пунктов, был создан специальный комитет для борьбы с погромной анархией. Комитет пытался сформировать антипогромные воинские подразделения, что не удавалось сделать сначала из-за массового дезертирства с фронта, а после провозглашения Третьего Универсала – из-за войны с большевиками.
29 апреля 1918 года власть в Киеве сменилась в очередной раз – в результате государственного переворота страну возглавил генерал-лейтенант Русской императорской армии Павел Скоропадский, который стал первым и единственным гетманом Украины в XX веке. Его правление было недолгим, однако у киевлян и у еврейского населения есть все основания вспоминать его имя с благодарностью – в течение почти всех семи с половиной месяцев правления Скоропадского Киев оставался очагом покоя и стабильности.
14 декабря 1918-го на смену гетману пришла Директория УНР. Это не обещало евреям ничего хорошого – в Армии УНР преобладали антисемитские настроения. Неудивительно, что после 14 декабря еврейская община Киева уже не чувствовала себя в безопасности, а в метрических книгах опять начинают появляться сведения об убитых, как правило, во время грабежей. Классические «диагнозы» того времени, отраженные в метрических книгах, выглядят так: «умер от падения из балкона 6-го этажа усадьбы № 131 по М.Благовещенской улице,  спасаясь от бандитов», «убит днем при ограблении вооруженными солдатами» и т.п. Жертв погромов хоронили на кладбище, остатки которого сохранились на территории современного Национального историко-мемориального заповедника «Бабий Яр». 5 июля 2011 года Верховная Рада Украины приняла Постановление «О 70-летии Бабьего Яра», где, в частности, отмечалась необходимость установки в Заповеднике памятника жертвам погромов. Однако до сих пор его не установили.
Уже в первую неделю после победы Директории в официальных органах прессы новой власти, как например в сообщениях «Информационного бюро» и «Украинской ставки» стали чувствоваться негативные настроения относительно еврейского населения.
В первую же неделю новой власти в Киеве стали появляться сообщения о том, что в некоторых городах (Бровары, Барышевка и другие) республиканское войско прибегает к незаконным акциям: налагает контрибуции именно на еврейское население, угрожает ему. Директории еще тогда в Киеве не было и власть в городе принадлежала Совету комиссаров. Во время политических переговоров с ее представителями Национальный Секретариат указал на беспокойные вести и на недопустимый тон, в котором официальные органы высказываются относительно евреев. Государственный секретарь А.Корчинский успокоил Национальный Секретариат, утверждая, что незаконное поведение военных на местах – это просто недоразумение, которое исчезнет с упорядочиванием государственной жизни. Однако «недоразумения» все более становились признаками «атаманства», основы которого были сформированы еще во времена Центральной Рады. При отсутствии жесткой военной структуры и дисциплины в армии Директории было невозможно преобразование ее в эффективную силу для защиты страны и наведения в ней порядка.
Впрочем, самые страшные испытания ожидали еврейскую общину Киева в сентябре-декабре 1919 года, когда власть в городе стала меняться со скоростью калейдоскопа. 31 августа в город одновременно вошли части Добровольческой армии и войско УНР. Об этом говорил и участник процесса Шварцбарда в Париже караим Сафра. Его сына расстреляли в Киеве в ночь с 30 на 31 августа военные, которые вступили в город во главе с Петлюрой. Молодой караим был в составе городской милиции, созданной местной властью из студенческой молодежи. Когда молодых людей привели в штаб петлюровской армии, там в первую очередь отделили евреев. Молодой Сафра остался из солидарности с друзьями-евреями и вместе с ними был расстрелян. Других членов отряда отпустили.
В конце 1918 года в Украине наступило оживление в деятельности общин и перед ними открылись широкие перспективы. В то же время многие из них испытали преследования и репрессии со стороны новой украинской власти. В некоторых местах уже вскоре после победы Директории начались репрессии относительно еврейского населения. Ни о каком сопротивлении грабителям, большей частью военным, не могло быть и речи. И только в небольших по размеру населенных пунктах евреям удалось организовать самозащиту. Отряды самозащиты, действовавшие во время погромов 1904-1906 гг., возродились осенью 1917 года по инициативе евреев-военнослужащих. Конференция представителей союзов евреев-воинов, состоявшаяся 10-15 октября в Киеве, разработала план создания еврейской самообороны.
Тогда отряды самообороны возникли в Одессе, Симферополе, Киеве и других местах. Формированию этих отрядов в значительной мере препятствовали противоречия между еврейскими партиями и политика властных структур. Для противодействия погромам на общих собраниях евреев-воинов Киевского гарнизона 5 сентября был создан Союз евреев-воинов. Его возглавил сионист Иона Гоголь. 20 января 1918 года комендант Киева, командир отряда «свободного казачества» Ковенко разгромил Союз евреев-воинов, разогнал конференцию, на которую собрались 25 человек. По распоряжению тогдашнего премьера УНР Голубовича все арестованные участники конференции были освобождены. Но председатель Всероссийского союза евреев-воинов Иона Гоголь и его заместитель Боярский были убиты.
Именно тогда известный украинский общественный деятель Левко Чикаленко сказал пророческие слова: «Они потопят украинскую свободу в еврейской крови». У него были для этого основания, поскольку погромная волна захватывала все больше городов и местечек. В частности, в Тульчине 1 января 1918 года солдаты военной части, которая стояла в городе, устроили погром, подняв стрельбу и грабя магазины евреев. Отряд самообороны не мог сдержать погромщиков, которые в течение четырех дней били евреев, грабили и поджигали их дома.
Отряды самообороны возглавляли, как правило, бывшие офицеры и солдаты. Например, Моше Добровенский руководил отрядом в Бершади, Гирш Ладье – в Тетиеве и т.п. Отряд самообороны в местечке Хабно действовал 2,5 года и насчитывал 50 бойцов и 150 резервистов. Мобилизация в отряд была принудительной. В других местах Украины советы общин были вынуждены ограничиться лишь словами, адресуя протесты органам центральной власти. В Виннице совет общин обратился к местному украинскому штабу корпуса с просьбой принять меры, чтобы защитить еврейское население Деражни, которое находилось под угрозой погрома.
Община получила от начальника штаба очень характерный ответ, в котором евреи обвинялись в «симпатиях к большевизму» и что в связи с этим евреи не получат никакой защиты от властных органов. Совет общины Конотопа выступил с резолюцией протеста против обвинений евреев в «монархизме» и «большевизме» со стороны командира войсковой администрации.
Отряд самообороны Бершади был уничтожен в бою при вступлении в город войска Директории 14 марта 1919 года. М.Добровенский и еще 8 бойцов отряда были убиты, но погрома удалось не допустить. Однако евреи все же должны были оплатить большую контрибуцию. Погром в Мурафе устроили гайдамаки 1-го Лубненского кавалерийского полка Директории. Тогда 17 июня (по другим данным 15-18 июля) погромщики убили 64 еврея, разорили местечко, оставили после себя много раненных, изнасилованных, 66 сирот, 33 вдовы.
На процессе Шварцбарда в Париже свидетель обвинения Удовенко утверждал, что Петлюра «был другом евреев и всегда боролся против погромов». Тогда адвокат Анри Торрес предъявил документ со свидетельством, что дивизия Удовенко убила в Шаргороде около ста евреев. Об этом же сообщал начальник отдела национальных автономий УНР Е.Боград: «3 сентября 1919 года войско Директории устроило погром в Шаргороде, убив почти сто евреев». Помощник Торреса Бернар Лекаш во время следствия осуществил поездку по местам погромов, собрал материалы и издал на их основе книжку. Впоследствии ее переиздали на русаком языке.
Характерно, что когда войско атамана-погромщика Евгения Ангела громило евреев Житомира, сам Петлюра был в городе. Дважды еврейская делегация умоляла принять ее, но Симон Васильевич сначала предложил делегации прийти на следующий день, а затем вообще отказался принять. Вопрос об ответственности Ангела рассматривался в Директории, и В.Винниченко требовал расстрела погромщика. Однако Петлюра защитил атамана, заявив, что войско Ангела ему нужно. В дальнейшем погромы происходили именно в тех населенных пунктах, по которым передвигалось это войско по Украине.
По данным известного историка-исследователя Геннадия Костырченко за время гражданской войны в 1917-1920 гг. произошло 1236 антиеврейских выступлений, 887 из которых были отнесены к погромам – эти акции сопровождались насилием в массовом масштабе. Из них 493 акции (40%) совершили петлюровцы, 307 (25%) – зеленые, 213 (17%) – белогвардейцы и 106 (8,5%) – части красных. Олег Будницкий писал, что в 1918-1920 гг. только в Украине примерно в 1300 населенных пунктах произошло более 1500 еврейских погромов. Было убито и умерло от ран, по разным оценкам, от 50 до 200 тысяч евреев. Около 200 тысяч  было ранено и искалечено. Тысячи женщин были изнасилованы. Около 50 тысяч женщин остались вдовами, около 300 тысяч детей – сиротами.
Исходя из всего вышесказанного, можно смело утверждать, что трагедия погромов была ГЕНОЦИДОМ еврейского народа.