Нильс Бор и советская разведка | Еврейский Обозреватель

Нильс Бор и советская разведка

Иосиф ТЕЛЬМАН | Номер: Август 2015

Bor_1Нильс Бор относится к тем выдающимся людям, великим ученым, которые повлияли на судьбы мира. Он еще до появления ядерного оружия понял, что сделать мир безопасным от средств массового уничтожения могут только честный диалог и желание решать вопросы, связанные с его производством и применением, в духе равноправного сотрудничества ученых и правительств всех стран. Бор был сторонником международного обмена научными достижениями.
В ряде публикаций историков можно встретить намеки или даже прямое утверждение, что якобы Нильс Бор был советским агентом и снабжал Кремль информацией о проводимых в США и Англии работах по созданию атомного оружия. Конечно, подобные утверждения не имеют под собой никакой почвы. Не такой человек, и не та фигура Нильс Бор чтобы быть чьим-то агентом, тем более советским шпионом. Однако определенные контакты с советской разведкой у Бора возникли, когда та обратилась к ученому за консультацией. Во всяком случае, две встречи у Бора с посланцами Москвы состоялись. Он, возможно, даже не предполагал, что они направлены советской разведкой.

Осенью 1945 года в программе проводимых в СССР работ по созданию атомного оружия наступил критический момент. Надо было приступать к созданию первого советского атомного реактора. Однако ученые не были едины в оценке представленных разведкой материалов, так как информация была противоречивой. Американцы использовали два типа реакторов: графитный и работающий на тяжелой воде. Возник большой риск в использовании добытых военной разведкой образцов урана-235. Требовалось принять решение, по какому пути пойти при создании первого реактора. Как решить проблему? На совещании у шефа советского атомного проекта Лаврентия Берии было высказано мнение, что хорошо было бы проконсультироваться у Нильса Бора. Если он согласится ответить на интересующие советских ученых вопросы, то это позволит решить проблему, принять правильное решение.
«Кого послать? Он ведь не с каждым захочет говорить, да еще по такому вопросу», – спросил Берия. Предложили кандидатуру Капицы, который был давним знакомым Нильса Бора, много раз с ним общался. Однако он не устраивал Берию, вел себя независимо, и это очень не нравилось Лаврентию Павловичу. К тому же, Капица мало подходил для роли представителя разведки со всеми ее специфическими особенностями. Академик Курчатов и профессор Кикоин предложили, чтобы в Данию на встречу с Бором поехал в сопровождении офицеров разведки профессор Зельдович, работавший у Курчатова. Генерал Павел Судоплатов пишет, что «Зельдович тоже не подходил для этой роли, так как не был сотрудником разведки и мы не могли раскрыть ему в случае необходимости во время командировки агентурные связи за рубежом. Это обстоятельство заставило нас положиться на тех ученых, которые работали в аппарате разведорганов. Выбор был невелик» (см. П. Судоплатов. Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930-1950 годы. М., «Олма-Пресс», 1999).
Кто поехал, как проходили встречи и чем они закончились, мы расскажем немного дальше, а пока напомним читателю основные вехи биографии великого физика Нильса Бора.
* * *
Bohr_1Нильс Бор родился 7 октября 1885 года в семье Кристиана Бора, профессора физиологии Копенгагенского университета и Эллен Адлер, происходившей из богатой и влиятельной еврейской семьи банкиров. Родители Нильса и его младшего брата Харальда (будущего крупного математика) сумели сделать детские и юношеские годы своих сыновей счастливыми и содержательными. Благотворное влияние семьи, особенно матери, играло решающую роль в формировании их высоких душевных качеств.
Начальное и среднее образование Нильс получил в Гиммельхольмской грамматической школе, которую окончил в 1903 году. Уже в школе проявились большие способности Нильса, его склонность к физике и математике, а также увлечение философией. Другим увлечением юного Бора был спорт, особенно футбол. Нильс и его брат Харальд выступали за любительский клуб «Академиск». В дальнейшем Харальд успешно играл в сборной Дании и выиграл в ее составе «серебро» на Олимпиаде 1908 года, где датская команда уступила в финале англичанам. Затем Нильс учился в Копенгагенском университете, где изучал физику, химию, математику, астрономию. Еще на студенческой скамье Нильс проявил себя очень одаренным, вдумчивым физиком-исследователем. В 23 года он окончил университет. Дипломный проект Нильса Бора, посвященный определению поверхностного натяжения воды по вибрациям водяной струи, был удостоен Золотой медали Датского королевского общества. В 1908-1911 гг. он продолжил работу в университете, выполнил ряд важных исследований. В частности, по электронной теории металлов. Эти исследования послужили основой для его докторской диссертации, которую он защитил в мае 1911 года.
Нильсу Бору было 26 лет, когда он приехал в Англию. Год он работал в Кембридже в лаборатории знаменитого физика Джозефа Джона Томсона. Однако они не сумели найти общий язык. Томсона не очень заинтересовал датчанин. К тому же, Нильс указал на ошибку в одной из работ англичанина, и это тому не очень понравилось. Нильс Бор в марте 1912 года перебрался в Манчестер к Эрнесту Резерфорду, лаборатория которого занимала лидирующее положение в мировой науке. Здесь как раз проводились эксперименты, которые привели Резерфорда к планетарной модели атома. Точнее модель еще находилась в стадии становления. Бор активно включился в работу по этой тематике.
1 августа 1912 года состоялась свадьба Нильса Бора и Маргарет Норлунд, сестры Эрика Норлунда, близкого друга Харальда и Нильса. Во время свадебного путешествия в Англию и Шотландию молодая чета Бор посетила Манчестер, где жили Резерфорд и его семья. С этого времени началась тесная дружба семей выдающихся ученых. Общение с Резерфордом оставило глубокий след в жизни и научной работе Бора. Он говорил, что для него Резерфорд стал вторым отцом.
Возвратившись в Копенгаген, Бор преподавал в университете, в то же время интенсивно работал над квантовой теорией строения атома. И первые результаты были скоро достигнуты. Итогом проведенных исследований стала его воистину революционная статья «О строении атомов и молекул», опубликованная в 1913 году. Она привлекла внимание ученых-физиков многих стран и способствовала дальнейшему развитию квантовой теории. В 1916 году Бор возглавил кафедру теоретической физики Копенгагенского университета. Однако масштабы и возможности кафедры не соответствовали размаху и важности проводимых Бором исследований. Ценой больших усилий Бору удалось добиться создания в столице Дании Института теоретической физики, который носит теперь имя своего организатора. Институт начал работать в 1921 году. Необходимые средства были выделены правительством Дании.
Bohr_2В 1922 году Нильсу Бору была присуждена Нобелевская премия «за заслуги в изучении строения атома». В своей лекции «О строении атомов», прочитанной в Стокгольме 11 декабря 1922 года в связи с вручением премии, Бор подвел итоги своей 10-летней работы.
В 1932 году Бор с семьей переехал в так называемый «Дом чести» — резиденцию самого уважаемого гражданина Дании, построенную по просьбе правительства Дании основателем пивоваренной компании «Карлсберг». Здесь он принимал знаменитых ученых, видных политиков. У него в гостях бывала королевская чета Дании, королева Англии Елизавета, премьер-министры разных стран.
В 1934 году Бор пережил страшную трагедию. Во время плавания на яхте в проливе Каттегат штормовой волной был смыт за борт его старший сын Кристиан, обнаружить его так и не удалось. У Нильса и Маргарет было шестеро детей. Один из них, Оге Бор, стал выдающимся физиком, в 1975 году он был удостоен Нобелевской премии. В 1930-е годы Бор занялся в основном ядерными исследованиями, переориентировал на них институт, которым руководил. Благодаря высокому авторитету и известности во всем мире он сумел добиться выделения средств на строительство в своем институте циклотрона, ускорителей. Нильс Бор сам интенсивно работал и внес в это время важный вклад в теорию строения ядра и ядерных реакций.
* * *
После прихода Гитлера к власти в Германии Бор принял активное участие в устройстве судьбы многих ученых-эмигрантов. По его инициативе был создан Комитет помощи ученым-беженцам.
В апреле 1940 года Данию оккупировали немецкие войска. Возникла реальная опасность ареста Нильса Бора, мать которого была еврейкой. Друзья советовали ему покинуть страну. Однако он решил остаться в Копенгагене.
В октябре 1941 года к Бору приехал Гейзенберг, который руководил атомным проектом Третьего рейха. У них состоялся разговор о возможности реализации проекта создания атомного оружия. Впоследствии Гейзенберг писал, что якобы Бор не понял его. В 1961 году в беседе со своими сотрудниками Бор сказал: «Я понял его отлично. Он предложил мне сотрудничать с нацистами».
К осени 1943 года Нильсу стало ясно, что ему грозит арест, обстановка накалилась. В связи с этим Бор, вместе с сыном Оге, был переправлен силами Сопротивления на лодке в Швецию. Рассчитывали плыть 4 часа, но почти сразу же начался шторм. До шведского побережья добирались 9 часов. Наконец добрались до берега в Ландскруне, где их ждали. Но в Швеции Бор не задержался. Пришла телеграмма советника Черчилля по науке лорда Черуэлла с приглашением прибыть в Англию. Бор хотел взять с собой сына Оге, но в самолете-бомбардировщике было только одно свободное место. И то в бомбовом отсеке. Вот как описывает крайне опасное путешествие ученого его биограф писатель Рут Мур: «Его облачили в летный костюм, к спине пристегнули парашют, на голову надели шлем с наушниками, чтобы он мог слышать указания летчика, в руки ему всунули несколько сигнальных ракет. Если немецкие самолеты нападут и ускользнуть от них будет невозможно, летчик откроет бомбовые люки, и Бор спустится на парашюте в море и выпустит сигнальные ракеты. Его заверили, что множество пилотов таким образом было выужено из Северного моря». В целях безопасности самолет летел на большой высоте, и летчик дал команду Бору включить кислородный прибор. Однако Бор этой команды не услышал: шлемофон на голове сидел криво. От недостатка кислорода Нильс потерял сознание. Так и прилетел в Шотландию в полубессознательном состоянии. Через несколько дней на аэродроме в Лондоне чудом выжившего Нильса Бора встречали английские ученые.
В Великобритании и в США, куда он вскоре перебрался, Бор принял участие в работах по созданию атомного оружия. Летом 1945 года Нильс Бор возвратился в Данию.
* * *
А теперь снова вернемся к советской разведке и к ее плану с помощью Нильса Бора получить необходимые сведения, по какому пути идти при строительстве атомного реактора – создавать графитный или работающий на тяжелой воде. Напомним, что этот вопрос породил кризис в реализации советской атомной программы. Предложение Курчатова провести консультацию с Бором, который вернулся из США в Данию, было поддержано Берией и начальником отдела «С» НКВД генералом Судоплатовым.
Было решено послать к Бору профессора Якова Петровича Терлецкого – заместителя начальника отдела «С» по науке. На его кандидатуре остановились, ибо он был ученым, физиком, и вместе с тем разведчиком. Заместитель Судоплатова полковник Лев Василевский подготовил план операции под кодовым названием «Миссия Т». План предусматривал командировать в Копенгаген Терлецкого и полковника Василевского, чтобы заблаговременно через друзей из датского Сопротивления и при участии советского посольства в Копенгагене получить согласие Бора на встречу с советским ученым. Кроме того, нужно было подготовить для Терлецкого вопросник, с помощью которого можно получить дополнительные данные об американском атомном проекте.
Было намечено заполучить рекомендательное письмо для Терлецкого от П. Капицы, который был хорошо знаком с Бором и его семьей.
При ответах Бора предусматривалось не вести никаких записей, а по возвращении в посольство восстановить все по памяти и в отпечатанном виде доставить материалы в Центр.
Ответственность за проведение операции и доставку материалов от Нильса Бора возлагалась на полковника Л. Василевского. В Копенгагене он должен был играть роль водителя машины посольства.
План одобрил Берия. Он вызвал к себе Судоплатова и Терлецкого. Узнав, что Терлецкий не очень силен в английском языке, предложил, чтобы с ним поехал переводчик наркома внешней торговли Арутюнов (см. А. Колпакиди, Д. Прохоров. Все о внешней разведке. М., из-во «АСТ/Олимп», 2002).
31 октября 1945 года Терлецкий, Василевский и Арутюнов прибыли в Данию. Однако Бор в течение двух недель не принимал прибывшую в Копенгаген делегацию, но в конце концов свою роль сыграло рекомендательное письмо академика Капицы. Они были давними друзьями еще с тех времен, когда вместе работали у Резерфорда. В результате состоялись две встречи Бора с советскими представителями (14 и 16 ноября 1945 года), где он в присутствии своего сына, немного говорившего по-русски, ответил через переводчика Арутюнова на поставленные вопросы. Всего этих вопросов было двадцать два. Составили их Курчатов и его сотрудники. Бор сразу предупредил: «Находясь в США, я не участвовал в инженерной разработке проблемы, и поэтому мне неизвестны ни конструктивные особенности, ни размеры этих аппаратов либо даже какой-либо части их. Могу заявить, что американцы применяют как диффузные, так и масс-спектографические установки».
Ответив на все вопросы, Нильс Бор попросил сына принести книгу Смита «Атомная энергия для военных целей» и подарил ее Терлецкому, сказав при этом: «В ней вы найдете более подробные ответы на интересующие вас вопросы». Следует заметить, что в своих ответах Бор максимально использовал те сведения, которые были уже опубликованы в американской и английской открытой печати.
О результатах поездки Терлецкого и Василевского в Копенгаген Берия подробно доложил Сталину, а ответы Бора на поставленные вопросы были переданы Курчатову. Через некоторое время академик Курчатов прислал Берии и Судоплатову документ, в котором содержалась оценка ответов датчанина: «Нильсу Бору были заданы две группы вопросов:
1. Касающиеся основных направлений работ.
2. Содержащие конкретные физические данные и константы.
Определенные ответы Бор дал по первой группе вопросов. Бор дал категорический ответ на вопрос о применяемых в США методах получения урана-235, что вполне удовлетворило члена-корреспондента Академии наук профессора Кикоина, поставившего этот вопрос.
Нильс Бор сделал важное замечание, касающееся эффективности использования урана в атомной бомбе. Это замечание должно быть подвергнуто теоретическому анализу, который следует поручить профессорам Ландау, Мигдал и Померанчук. Академик Курчатов» (см. Н. Зенькович. В тени Кремля. Смоленск, «Русич», 2000).
Заканчивая рассказ об операции «Миссия Т», следует еще кое-что сказать о главном герое этой операции – Якове Терлецком. Он был способным физиком, однако не был специалистом по ядерной физике. Бору Терлецкий не был известен, нуждался в услугах переводчика и смог лишь неловко произнести заученный наизусть вопросник. В своих воспоминаниях, которые он озаглавил «Операция «Допрос Нильса Бора», Яков Петрович сам признавал, что он вынужден был как попугай задавать вопросы, не проявляя никакой инициативы.
В дальнейшем он успешно работал, был крупным специалистом в области магнитной индукции и удостоен был Ленинской и других премий. Однако для поездки к Бору его кандидатура была далеко не лучшим выбором. По-видимому, главным критерием при этом выборе была его близость к спецслужбам. Датский ученый старался не афишировать свои контакты с советскими представителями, имевшие место в 1945 году. Так, посетив Москву в 1961 году по случаю студенческого праздника «День физика», он сделал вид, что не узнал присутствовавшего там Терлецкого.
* * *
В послевоенные годы, не прекращая научных исследований, особенно по проблемам взаимодействия элементарных частиц со средой, Нильс Бор много внимания уделял общественной деятельности, выступал с лекциями в различных странах, публиковал статьи, в том числе на философские темы.
В 1950 году Бор опубликовал открытое письмо в ООН, настаивая на мирном сотрудничестве и свободном обмене информацией между государствами как залоге построения «открытого мира». Бор создал крупную международную школу физиков и много сделал для сотрудничества ученых всего мира. Руководимый им институт теоретической физики в Копенгагене стал воистину крупным международным центром. В своем институте он принимал и советских ученых, некоторые из них там работали подолгу.
Скончался Нильс Бор 18 ноября 1962 года от сердечного приступа. Урна с его прахом находится в семейном склепе в Копенгагене. В ХХ веке было много выдающихся физиков. Однако общепризнано, что после великого Альберта Эйнштейна вторым был Нильс Бор.

Автор: Иосиф ТЕЛЬМАН, обозреватель еженедельника «Секрет» для «Еврейского обозревателя»