Евреи в ливреях

Сара Надя ЛИПЕС | Номер: Апрель 2017

Истории из жизни казенных раввинов черты оседлости

Окончание. Начало в № 291 (3) – март 2017 г.

НЕДОРАЗУМЕНИЕ ПО ФАМИЛИИ РАБИНОВИЧ

Выбирали как-то в Каневе раввина. Году так, скажем, в 1893-м. И результаты выборов весьма опечалили старого раввина Доброва и его покровителей-купцов. И решили они по старой еврейской традиции решить вопрос через вышестоящие органы, то есть через киевского губернатора. И написали губернатору письмо о том, какой Добров молодец, как он старался окончить училище казенных раввинов в славном городе Житомире, и как после этого он бессменно выполнял раввинские обязанности в городе Каневе 18 лет, как он добр к людям, детям и домашним животным. И как он мечтал и дальше исполнять раввинские обязанности, и выполнял бы, если б не одно досадное недоразумение.
Недоразумение по фамилии Рабинович явилось за два дня до выборов из города Николаева, объявило себя кандидатом и начало мутить воду, воздействуя на публику попроще. В итоге на выборах он получил большинство голосов. Но дорогой господин губернатор еще может все исправить и не утвердить наглого пришельца в раввинской должности.
Купцам вторит сам раввин Добров. Напоминает о том, что так аккуратно он выполнял свои обязанности, что даже сам генерал-губернатор поощрил его припиской к купечеству. Также упоминает он о том, что лучшая часть населения города Канева мечтает иметь его своим раввином. Но из-за врача Рабиновича, который за два дня сколотил себе партию из неблагополучных людей, и непонятно какими методами получил большее количество шаров, они рискуют никогда не воплотить свои мечты.

Спасите всех нас, дорогой господин Губернатор, просят Добров и его покровители на протяжении пяти страниц мелким почерком, описывая грязные избирательные методы более успешного кандидата. Намекают на забастовки, протесты и невыплату налогов, и уточняют, что разница в шарах весьма невелика (где-то я недавно видела что-то похожее).
Не остается в стороне и вторая партия, которая описывает ситуацию со своей стороны и, конечно, настаивает на законности выборов. И к тому же замечает, что Добров без работы не останется, потому что он уже избран большинством голосов в звенигородские раввины.
Забегая вперед, могу сказать, что буквально через год жители Звенигородки строчили доносы на Доброва, так как были им крайне недовольны.
К письму был приложен общественный приговор, в котором были расписаны результаты выборов. Также в этом приговоре объяснялось, чем именно Добров не угодил широкой общественности. Оказывается, он прислуживал только купеческому классу, а средний класс и бедняков просто игнорировал и за людей не считал.
Напоминаю, что на дворе всего лишь 1893 год.
Выражалось пренебрежение к простым евреям в том, что со всех сословий раввин требовал одинаковую плату за исполнение обрядов, и для бедняков приходилось эту плату собирать всем миром. Стороны высказались, а правление умыло руки, потому что его устраивали оба кандидата и оно абсолютно не хотело влезать в очередные еврейские разборки. В итоге Рабиновича утвердили в должности раввина.
И тут началось самое интересное. Рабинович, оказывается, тоже имел кое-что сказать по этому поводу. А имел сообщить он следующее: ему объявили о том, что он утвержден каневским раввином и все такое, но он абсолютно не в состоянии совмещать обязанности врача и раввина, и поэтому врученное ему свидетельство казенного раввина он отослал обратно в полицию.
Полиция не поняла такого оригинального хода событий, убедилась в том, что предыдущий раввин уже благополучно работает в Звенигородке и запросила совета у Губернского управления. Управление рекомендовало заставить Рабиновича принять у Доброва метрические книги, что они и сделали.
Впрочем, в акте приема-передачи Рабинович в очередной раз сообщил, что совмещать обязанности он не собирается. Кагал, прослышав о поступке Рабиновича, решил, что насильно мил не будешь, и предложил Губернскому правлению раввина города Ржищева. Но у правления были какие-то свои мысли по этому поводу. И оно поинтересовалось у Рабиновича, чего, собственно, тот выделывается. На что он честно ответил, что он, конечно, слышал, что в городе Каневе прошли очередные выборы казенного раввина, но понятия не имел, что не только принял в них участие, а еще и победил. И как только ему об этом сообщили из полиции, так он сразу начал отказываться от подобной чести. И не из вредности, а только потому, что ввиду слабого здоровья, справки прилагаются, он никак не может совмещать должности врача и раввина. Тем более в городе эпидемия холеры. И вообще он настолько болен, что даже эту самую докладную записку за него и то принесла жена.
Правление было непреклонно и ехидно сообщило, что раз метрические книги Рабинович принял, значит и в должность раввина вступил, так что следующие три года, нравится ему это или нет, он будет исполнять свои раввинские обязанности. Врач еще слегка потрепыхался, но понял, что выбора действительно нет, и таки приступил к своим обязанностям. Но поскольку у него были неплохие связи во врачебном мире, он практически все три года провел на больничном, поправляя свое слабое здоровье на водах. А его обязанности исполнял раввин города Ржищева.
На фоне этого совсем не странно, что в стране практически не сохранились еврейские метрические книги. Странно, что кое-где они таки есть.

РАВЫ НА СОДЕРЖАНИИ

Как я уже писала ранее, далеко не у каждой общины были деньги на содержание двух раввинов, но правительство общины без казенных раввинов не устраивали, а евреев не устраивали казенные раввины. Евреи победили и государство продолжило платить казенным раввинам самостоятельно. Вам, конечно, любопытно, о каких суммах идет речь.
Например, в начале 1900 года раввинам было решено выплатить следующие суммы из остатков коробочного сбора. Черкасскому раввину Каминеру – 400 руб., Таращанскому раввину Купцову – 300, Бердичевскому уездному раввину Сатановскому (а с ним мы уже знакомы) – 300 рублей. Это было годовое жалование, которое было положено казенным раввинам по закону от 8 октября 1887 года.
При этом в том же документе упомянуто, что этого самого коробочного сбора, отправленного на губернские нужды, имеется 145838 рублей и 9 копеек. Пишу прописью – СТО СОРОК ПЯТЬ ТЫСЯЧ ВОСЕМЬСОТ ТРИДЦАТЬ ВОСЕМЬ РУБЛЕЙ ДЕВЯТЬ КОПЕЕК.
Коробочный сбор – это специальный еврейский налог, то есть это деньги, которые евреи платили государству.
А теперь о жалованиях, которые получали казенные раввины Киевской губернии в период с 1881 по 1890 год, потому что именно на основании этих цифр вышеуказанным господам начислили их жалование за 1900 год. Киевский городской раввин Цукерман, который находился в этой должности с 1861 года, получал 2000 рублей в год из коробочного сбора. Часть особо одаренных раввинов, типа Бердичевского уездного, получала 300 рублей.
Я, конечно, понимаю, что в Бердичевском уезде расходы поменьше, чем в Киеве, но не до такой же степени! Впрочем, Черкасский раввин умудрился выторговать себе 400 рублей, а некоторые раввины договорились таки с местными общинами о содержании. Но оно, опять же, не превышало 300 рублей для каждого города.
Некоторые раввины, типа бердичевского городского, отличились больше всех. Они не получали жалование от государства и официально не имели договоров с общинами. Как и на что они жили — непонятно. Но должности свои занимали в среднем с 1875 года по 1893-й. Почему-то именно этот год стал переломным в еврейской общественной жизни, и казенные раввины начали меняться каждые четыре года.
От себя могу добавить, что попадались и среди казенных раввинов знающие и приличные люди, но редко. Как правило, в казенные раввины шли исключительно с одной целью: получить статус для дальнейшего проживания за чертой оседлости, потому что после 10 лет беспорочной службы казенный раввин в правах приравнивался к купцу первой гильдии и обладал правом на повсеместное проживание.
Но был один нюанс. Эти десять лет он должен был отработать в черте оседлости и никак иначе. Я думаю, вы догадываетесь, чьи именно интересы заботили этих раввинов.

Автор — историк, специалист в еврейской генеалогии. Желающие связаться с ней для заказа исследований по истории своего рода могут написать по адресу: nadialipes@gmail.com