ЕАК: от трагедии к трагедии | Еврейский Обозреватель

ЕАК: от трагедии к трагедии

АЛЕКСАНДР НАЙМАН, специально для «Еврейского обозревателя» | Номер: Август 2012

12 августа исполнилось 60 лет со дня расстрела членов Еврейского антифашистского комитета

- Одно из первых заседаний Еврейского антифашистского комитета. Сидят (слева направо): С.Маршак, П.Маркиш, Д. Бергельсон, И.Эренбург.  Стоят (слева направо): пианист Я. Флиер, скрипач Д. Ойстрах, И. Нусинов, С. Михоэлс, пианист Я. Зак, В. Зускин, художник А. Тышлер. Москва, 1942 годИстория Еврейского антифашистского комитета (ЕАК) началась с трагедии. Сначала был проект международного Еврейского антигитлеровского комитета, который предложили польские бундовцы Виктор Альтер и Генрих Эрлих. Альтер на протяжении почти 20 лет был членом муниципалитета Варшавы, а с и членом совета еврейской общины. После поражения Польши в сентябре 1939 года Альтер бежал из Варшавы на территорию, занятую советскими войсками. Вскоре был арестован и в июле 1941-го приговорен к расстрелу.

Эрлих в 1920-30-х гг. был членом ЦК Бунда, одним из лидеров партии, редактором партийного органа — ежедневной газеты «Фолксцайтунг», возглавлял левое крыло партии. В 1931-39 годах Эрлих был членом ЦК исполкома социалистического Интернационала. Участвовал в ряде международных социалистических конгрессов. В сентябре 1939 г. с началом Второй мировой войны Эрлих бежал на восток Польши, в советскую зону оккупации. 4 октября 1939-го Эрлих был арестован сотрудниками Народного комиссариата внутренних дел в Бресте и перевезен в Москву. Его обвинили в связях с польской контрразведкой, в контактах с подпольными организациями Бунда, в критике политики советско-германского сотрудничества.

27 августа 1941 года Альтеру и Эрлиху было объявлено о замене смертной казни десятилетним заключением. В ходе допросов следователи и нарком внутренних дел Л. Берия предложили им возглавить еврейскую антифашистскую организацию. 12 сентября 1941-го Эрлих и Альтер были освобождены из заключения. В начале октября они направили Сталину письмо с подробным изложением плана создания в Советском Союзе Еврейского антифашистского комитета под председательством Эрлиха. В письме говорилось о создании антифашистских комитетов в странах антигитлеровской коалиции, а также предлагалось сформировать в США Еврейский легион и отправить его на советско-германский фронт. Однако их замыслы, а также тесные контакты с послами Англии и США привели Сталина к мысли о необходимости их устранения и о создании комитета из послушных ему советских евреев. 4 декабря 1941 года Эрлих и Альтер были арестованы в Куйбышеве, куда они эвакуировались в октябре. 23 декабря военная комиссия Верховного суда приговорила Эрлиха и Альтера к смертной казни за связь с немецкой разведкой. 14 мая 1942-го Эрлих покончил жизнь самоубийством в тюрьме, Альтер был расстрелян в феврале 1943-го.

24 августа 1941 года был созван митинг «представителей еврейского народа», на котором выступили с речами Соломон Михоэлс, Илья Эренбург, Давид Бергельсон, Петр Капица (единственный нееврей, участвовавший в деятельности комитета) и другие. Они призвали «братьев-евреев во всем мире» прийти на помощь Советскому Союзу. Призыв имел отклик в западных странах: в США был создан Еврейский совет по оказанию помощи России в войне во главе с Альбертом Эйнштейном. В Палестине был учрежден также общественный комитет по оказанию помощи СССР в его борьбе против фашизма, впоследствии известный как «Лига Ви» (англ. victory «победа»).
7 апреля 1942 года в советской печати было опубликовано сообщение об учреждении Еврейского антифашистского комитета и его воззвание к «евреям во всем мире» за 47 подписями. Основная задача ЕАК — влиять на международное общественное мнение и организовывать политическую и материальную поддержку борьбы СССР против Германии. Непосредственное кураторство ЕАК осуществлял руководитель Совинформбюро С. Лозовский.
В ЕАК вошли политические деятели С. А. Лозовский и М.М. Бородин, писатели И. Г. Эренбург и Д. Р. Бергельсон, поэты С. Я. Маршак, П. Д. Маркиш, Л. М. Квитко, кинорежиссер С. М. Эйзенштейн, музыканты Д. Ф. Ойстрах, Э. Г. Гилельс, актер В. Л. Зускин, генералы Я. Г. Крейзер и А. Д. Кац, И. И. Фисанович (Герой Советского Союза, командир подводной лодки), академики А. Н. Фрумкин, П. Л. Капица и Л. С. Штерн и др. Соломон Михоэлс, актер и главный режиссер Московского государственного еврейского театра, которому раньше отводилась роль заместителя Эрлиха, был назначен председателем ЕАК. Секретарем ЕАК стал Ш. Эпштейн.
Официальная газета ЕАК «Эйникайт» («Единство») распространялась по всему миру. Газета сообщала информацию о жизни советских евреев и о ходе боевых действий на фронтах. В феврале 1943-го состоялся второй пленум ЕАК. В том же году Михоэлс и Ицик Фефер в качестве официальных представителей советских евреев предприняли семимесячное турне по США, Мексике, Канаде и Великобритании.

- Члены ЕАК. Слева направо: писатель Ицик Фефер, врач Б.Шимелиович, актёр Соломон Михоэлс, журналист из США Бенцион Гольдберг, академик Лина Штерн, генерал Арон Кац и поэт Перец МаркишВо время визита в США с июня по октябрь 1943 года у Михоэлса и Фефера было множество встреч, официальных и частных, в узком кругу друзей и при огромном стечении народа. Питтсбургская газета «The Jewish Criterion» (25 июня 1943 г.) приводит сообщение Комитета еврейских писателей о цели визита: «Они прибыли сюда с посланием огромной важности к евреям Америки». Говоря о Еврейском антифашистском комитете, газета пишет, что его «можно приравнять к одному из американских агентств по защите прав с той лишь разницей, что в СССР он первый и единственный».

Как известно, визит Михоэлса и Фефера в Америку был связан не только со сбором средств для приобретения и производства различных видов оружия для Красной Армии в войне против фашистской Германии. Вот что пишет об этом Ян Топоровский в своей статье «Миссия Михоэлса»: «Комитет еврейских писателей и художников США создал представительский совет для приема Михоэлса и Фефера в Америке. В течение двух с лишним месяцев они делают пропагандистское турне по городам США, Мексики и Канады. В США они посетили Нью-Йорк, Филадельфию, Питтсбург, Чикаго, Детройт и Бостон. Они встречаются с ведущими деятелями американской и мировой науки и культуры, в том числе с Эйнштейном, Чаплином, Шагалом, Манном, Фейхтвангером и Драйзером, с Американским комитетом еврейских писателей и художников, возглавляемым писателем Шоломом Ашем, с еврейским подкомитетом, организованным при участии Эйнштейна «The Council for Russian War Relief» («Советом помощи России»), который и оформил официальное приглашение Михоэлса и Фефера».

В период этой исторической командировки в США Михоэлс и Фефер провели также встречи, о которых в публицистике упоминается довольно редко: например, Михоэлс по просьбе жены Молотова Полины Жемчужиной увиделся с ее братом, живущим в США, с президентом Всемирной сионистской организации Хаимом Вейцманом, с руководителями Всемирного Еврейского конгресса доктором Нахумом Гольдманом и раввином Стивеном Вайсом, а также с представителями еврейской общины США во главе с раввином Эпштейном.

Соломон Михайлович МихоэлсЦель была достигнута: собраны миллионы долларов. Пафос, искренность, убежденность, звучавшие в выступлениях Михоэлса и Фефера, сыграли в этом главную роль. Марина Стулья (Кливленд) в статье «Корифей еврейского театра» («Еврейский вестник») цитирует одно из выступлений Михоэлса: «Евреи! Как можете вы быть равнодушными, когда ваших братьев уничтожают, и в любой момент каждому из вас может грозить эта судьба!». М. Стулья далее пишет: «Так великий режиссер и актер обратился в 1943 году к евреям Чикаго. Он говорил о германском нацизме, о котором американские евреи еще мало знали».

Однажды Михоэлс сказал своим друзьям в Америке: «У еврейской культуры в России нет будущего. Сейчас нелегко, но будет еще хуже. Мне многое известно, а еще больше я предвижу». Кто знает — может, эта фраза, интерпретированная в донесении Сталину, и стала последней каплей в пользу «окончательного решения» судьбы талантливого режиссера и актера?

Для советских вооруженных сил ЕАК собрал 16 миллионов долларов в США, 15 миллионов в Англии и Канаде, 1 миллион в Мексике, 750 тысяч в британской Палестине, а также внес другую помощь: автомобили, медицинское оборудование, санитарные машины, одежда. 16 июля 1943 года «Правда» сообщила: «Соломон Михоэлс и Ицик Фефер получили сообщение из Чикаго о начале кампании по финансированию тысячи санитарных машин для потребностей Красной Армии специальной конференцией Джойнт». Деятельность ЕАК способствовала открытию Второго фронта.

К концу войны, а также и после нее, ЕАК был вовлечен в документирование событий Холокоста. Это шло вопреки официальной советской политике, поскольку термин Холокост подразумевал международную общность евреев. Поэтому злодеяния фашистов трактовались только как преступления против всех советских граждан. При этом не признавался геноцид евреев как особая форма антисемитизма.

Некоторые из членов ЕАК были сторонниками созданного в 1948 году Государства Израиль, которое Сталин некоторое время поддерживал. Но международные контакты, особенно с США в начале холодной войны, в конечном счете сделали членов комитета уязвимыми для обвинений. Контакты с американскими еврейскими организациями привели к изданию «Черной книги» Ильи Эренбурга и Василия Гроссмана — первого документального произведения о преступлениях немецких оккупантов в СССР против еврейского населения в ходе Холокоста. «Черная Книга» была издана в Нью-Йорке в 1946 году, но русское ее издание тогда так и не появилось. Набор был рассыпан в 1948 году. Идеологическая установка требовала не выделять ни одну национальность в рамках всего пострадавшего в ходе войны населения СССР.

ЕАК получал много писем о проявлениях антисемитизма в СССР. Евреи, возвращаясь с фронта или из эвакуации, обнаруживали, что их комнаты заняты, а вещи разобраны соседями. Антисемитские настроения получали все большее распространение. В частности, погромный инцидент в сентябре 1945 года в Киеве сопровождался антисемитскими высказываниями. При невозможности восстанавливать справедливость, евреи обращались в ЕАК. Михоэлс пытался помогать авторам писем и даже обращался к членам семьи Сталина. Это очень не нравилось последнему.

Особое недовольство Сталина вызвала популярность Голды Меир, которая, будучи послом Израиля в СССР, неоднократно посещала московскую синагогу. Особенно массовым столпотворением был отмечен ее приезд туда 4 октября 1948 года. В тот день в московской хоральной синагоге началось празднование еврейского Нового года (Рош га-Шана). По такому знаменательному случаю туда прибыли израильские дипломаты во главе с Меир. Это посещение неожиданно вылилось в значительную демонстрацию еврейского национального единства. Израильского посланника встречали как новоявленного мессию, некоторые люди в экстазе даже целовали край одежды Меир. По «приблизительному подсчету» чиновника из Совета по делам религиозных культов, в этом богослужении, по сути ставшим празднованием возрождения еврейской государственности, участвовало до 10 000 человек, многие из которых не поместились в здании синагоги. Нечто подобное имело место и 13 октября, когда Меир посетила синагогу по случаю Судного дня (Йом Кипура).

В тот день раввин С.М. Шлифер так прочувственно произнес молитву «На следующий год — в Иерусалиме», что вызвал прилив бурного энтузиазма у молящихся. Эта сакральная фраза, превратившись в своеобразный лозунг, была подхвачена огромной толпой, которая, дождавшись у синагоги окончания службы, двинулась вслед за Меир и сопровождавшими ее израильскими дипломатами, которые решили пройтись пешком до резиденции в отеле «Метрополь». Подобных массовых несанкционированных сверху демонстраций Москва не знала с осени 1927 года, когда на ее улицы и площади вышли троцкисты и другие оппозиционеры, протестовавшие против установления единовластия Сталина в партии и стране.

Мемориал на Донском кладбищеНемалое недовольство вождя вызвала также информация о теплой и продолжительной беседе Жемчужиной с Меир на приеме по случаю 31-й годовщины Октябрьской революции, который для аккредитованных в Москве иностранных дипломатов устроил глава МИД Молотов. Обе дамы говорили на идиш. Объясняя собеседнице свое хорошее знание этого языка, Жемчужина с гордостью сказала: «Их бин а идише тохтер» («Я — еврейская дочь»). Затем она высоко отозвалась о посещении Меир синагоги. На прощание жена министра со слезами на глазах пожелала благополучия народу Израиля, добавив, что если ему будет хорошо, то будет хорошо евреям и в остальном мире.
Сталин не мог не быть озабоченным тем, что в глазах советских евреев Меир, этот проамерикански настроенный политик, превратилась в некую почти харизматическую личность. Все это способствовало росту антиеврейских настроений в сталинском окружении. Первой жертвой этих настроений стал Михоэлс, который в январе 1948 года был убит на даче главы МГБ Белоруссии Л.Ф. Цанавы под Минском. Расправа была инсценирована как автомобильная катастрофа. 20 ноября 1948 года Еврейский антифашистский комитет был формально распущен решением Бюро Совета Министров СССР и закрыт «как центр антисоветской пропаганды». В декабре 1948 года были арестованы председатель ЕАК Ицик Фефер и директор Еврейского театра в Москве Вениамин Зускин. В начале 1949 года были арестованы десятки членов Еврейского антифашистского комитета. После применения жесточайших пыток большинство членов ЕАК подписывали признания в инкриминируемых им «преступлениях».

До этого министр КГБ В.С. Абакумов (позже арестованный в 1951 году) в своей докладной записке Сталину от 26 марта 1948 года писал, что «руководители Еврейского антифашистского комитета, являясь активными националистами и ориентируясь на американцев, по существу проводят антисоветскую националистическую работу», а его преемник С. Д. Игнатьев в своем письме Сталину от 30 апреля 1952 года назвал арестованных членов ЕАК «американскими шпионами».

В январе 1949 года советские средства массовой информации начали пропагандистскую кампанию против «космополитов», явно нацеленную против евреев СССР. Критика деятелей культуры в прессе сопровождалась указанием их псевдонимов, а в скобках назывались их еврейские фамилии. Даже Сталин позднее сказал, что это попахивает антисемитизмом. Маркиш написал: «Гитлер хотел разрушить нас физически, Сталин хочет сделать это духовно». На закрытых заседаниях Военной коллегии Верховного суда, начавшихся 30 апреля 1952 года под председательством генерал-лейтенанта юстиции А. Чепцова, арестованные члены ЕАК были обвинены в связях с «еврейскими националистическими организациями Америки», в предоставлении этим организациям «информации об экономике СССР, а также клеветнической информации о положении евреев в СССР… в том, что по заданию еврейских националистов Америки поставили вопрос о заселении Крыма и создании там еврейской республики … в издании «Черной книги», осуществленном совместно с еврейскими националистами США и Палестины».

12 августа 1952 года тринадцать подсудимых, среди которых было несколько крупнейших еврейских литераторов (Л. Квитко, П. Маркиш, Д. Бергельсон, Д. Гофштейн и др.), были расстреляны. Эта казнь известна также как «Ночь казнённых поэтов». Один из обвиняемых не дожил до суда и умер в больнице. Всего по делу Еврейского антифашистского комитета было репрессировано 110 человек. Еврейские школы, театры и другие учреждения еврейской культуры были упразднены. Возможно, с этим событиями был связан взрыв бомбы в помещении советской миссии в Тель-Авиве. Здание миссии было разрушено, и 3 человека ранены. Через два дня после этого 12 февраля 1953 г. СССР разорвал дипломатические отношения с Израилем.

13 января 1953 года после соответствующей статьи в «Правде» было развернуто «дело врачей». Кремлевским врачам, лечившим членов Политбюро и Совмина, инкриминировали связь с зарубежными спецслужбами и неправильные диагнозы с целью убийства руководителей страны. Врачей пытали и под пытками получали «признания». Только после смерти Сталина врачи были освобождены. 15 июля дипотношения с Израилем были восстановлены.

И. Фефер, А. Эйнштейн и С. Михоэлс, США, 194322 ноября 1955 года Военная коллегия Верховного Суда СССР отменила приговор в отношении членов Еврейского антифашистского комитета из-за отсутствия в их действиях состава преступления. 29 декабря 1988 года Комиссия Политбюро ЦК КПСС рассмотрела материалы, связанные с реабилитацией в судебном и партийном порядке лиц, проходивших по так называемому «делу Еврейского антифашистского комитета». Комиссия отметила, что проверкой данного дела в 1955 году установлено, что дело по обвинению С. А. Лозовского, И. С. Фефера и других является сфабрикованным, а признания обвиняемых на следствии получены незаконным путем, следственные работники, производившие расследование данного уголовного дела осуждены в 1952—1954 годах за фальсификацию следственных материалов. Первое послевоенное еврейское издание – журнал «Советише геймланд» («Советская родина») – вышло в 1961 году.

В 1992 году в Иерусалиме был установлен памятный знак расстрелянным членам ЕАК.
Тогда же в Киеве были проведены мероприятия к 40-летию трагедии ЕАК (траурный вечер, демонстрация фильма, презентация сборника материалов). С того времени в Киеве и Москве регулярно проводятся вечера памяти ЕАК. С 2000 года в Москве проводят фестивали им. С.Михоэлса.