ЗАБОТЫ И ТРЕВОГИ ЗАПОВЕДНИКА "БАБИЙ ЯР" | Еврейский Обозреватель

ЗАБОТЫ И ТРЕВОГИ ЗАПОВЕДНИКА “БАБИЙ ЯР”

Вел беседу Александр КАНЕВСКИЙ. | Номер: Сентябрь 2011

ЗАБОТЫ И ТРЕВОГИ ЗАПОВЕДНИКА “БАБИЙ ЯР”

Борис ГЛАЗУНОВ

Достойно ли мы чтим память жертв Бабьего Яра? По прошествии стольких лет, лишь в феврале нынешнего года властями Киева была официально отведена территория под Национальный историко-мемориальный Заповедник «Бабий Яр», созданный постановлением Кабинета Министров Украины в 2007 году и год назад получивший статус Национального. Сегодня мы беседуем с его директором  Борисом ГЛАЗУНОВЫМ.

 – Борис Иванович, когда вас назначали на эту должность, кто и какие задачи перед вами ставил?
– Изначально мы были подчинены Министерству культуры и туризма Украины, но практически сразу было принято решение о переподчинении Заповедника Украинскому  институту национальной памяти. Процесс передачи занял… полтора года. При этом для министерства мы были «уже не наши», а для института «еще не наши», что не могло не отразиться на нашей деятельности.
Передо мной изначально ставилась задача создания Заповедника, а в уставе Заповедника его главные задачи записаны так:
– сохранение и увековечивание памяти жертв Холокоста, нацистского террора и политических репрессий; выявление, изучение, учет и сохранение объектов культурного наследия; организация научно-исследовательской, музейной, экскурсионной и выставочной работы с целью донесения до населения истории трагических событий массового уничтожения нацистами жителей Киева и военнопленных в Бабьем Яре, политических репрессий.
– Скажите, а как вы лично отнеслись к идее создания заповедника? Не как его назначенный директор, а как гражданин Украины, родившийся в этой стране?
– Я считаю, что мы очень сильно опоздали, создавать этот заповедник надо было еще 65 лет тому назад. Такого трагического места, пожалуй, нет ни в одной столице мира, и оно до сих пор надлежащим образом не оформлено и память тысяч жертв достойным образом не почитается.
– Но кто-то может сказать, что сегодня уже есть большой, солидный памятник жертвам Бабьего Яра, еврейские организации установили памятник Менора, памятник киевской подпольщице Татьяне Маркус, время от времени появляются новые монументы и памятные знаки. Может быть, этого достаточно и вовсе не обязательно тратить большие государственные средства, которых не хватает на больницы, школы, пенсии, транспорт и т.д.?
– Средств у государства немного, это правда. Но до сегодняшнего дня территория Бабьего Яра по сути была парковой зоной, где жарили шашлыки, выгуливали собак, и вот с этим никак нельзя было мириться. Вообще же, надо понимать, что это место особенное, уникальное, сакральное, и поэтому здесь обязательно должен быть создан мемориальный музейный комплекс. Я уверен, что в любом другом европейском государстве он бы уже давно существовал. А ведь мы считаем себя европейцами.
– С чего вы начинали свою директорскую деятельность?
– Первое, что надо было сделать – это добиться отведения земельного участка под Заповедник. Если у вас нет права на пользование землей, то вы и палку в нее вбить не можете. К сожалению, процесс землеотвода шел крайне тяжело, пришлось потратить много времени и сил для того, чтобы добиться того, что, казалось бы, должно быть сделано само собой. Ведь решение было принято на самом высоком уровне.
– И кто же ставил палки в колеса?
– Самые разные люди и организации. От нерадивых чиновников до бизнесменов, имеющих виды на эту землю.
– А что, были и бизнес-проекты?
– Естественно. Например, нашумевший план строительства гостиницы, было даже решение по этому поводу Киевгорсовета. Судя по тем препятствиям, которые нам создавали, были, очевидно, и другие планы. Есть такой военный термин – эшелонированная оборона, так вот нам и пришлось ее преодолевать. И каждый рубеж приходилось брать приступом. Например, разрешение главы города на изготовление проекта землеотвода мы получали 9 месяцев.
– Но почему?
– Это надо спрашивать у тех, кто это делал. Ну не хотели выделять нам землю! В какой-то момент мне прямо сказали, что землю не дадут, и все вообще остановилось: никаких согласований, решений. Но все-таки мы добились своего.
– Остается совсем немного времени до мероприятий, посвященных 70-летию трагедии Бабьего Яра, которые пройдут во всем мире и, конечно же, в самом месте трагедии, на территории Национального историко-культурного Заповедника «Бабий Яр». Что вам и вашему коллективу уже удалось сделать и что еще предстоит успеть сделать в преддверии памятной даты?
– Наша предыдущая встреча состоялась весной этого года, и я говорил тогда, что Заповедник в очередной раз находится в стадии передачи от одного ведомства  к другому. Рад отметить, что долгий и утомительный процесс, наконец, завершен, и теперь мы находимся в подчинении Министерства культуры Украины.
Правда, в связи с этим возникли новые проблемы. В частности, мы не можем отремонтировать памятник жертвам нацизма, потому что наша просьба  о его передаче городом Заповеднику, как говорится, повисла в воздухе. Мое заявление о передаче датировано январем этого года, когда мы еще были на балансе Института национальной памяти. Но теперь процедура передачи значительно усложнилась, поскольку сначала монумент должно взять на свой баланс министерство, а затем уже передать его нам. И это вроде бы не проблема, но городская комиссия по собственности еще только будет заседать.ЗАБОТЫ И ТРЕВОГИ ЗАПОВЕДНИКА “БАБИЙ ЯР”
Вообще должен сказать, что бюрократические препоны на разных уровнях исполнительной власти, с которыми мы постоянно сталкиваемся и преодолеваем, настолько сильны, что отбирают едва ли не все наши силы и массу времени. Вот сейчас возникла новая коллизия с Аллеей Праведников, проект которой уже готов, осталось его утвердить и можно было бы начинать строить. Но сделать ничего не можем, пока город не передаст нам ныне существующую на этом месте аллею со всеми ее атрибутами: старыми бетонными плитами, фонарями, скамейками. Наша просьба о передаче давно подана, а решения нет.
– После нашей с вами встречи произошли важные события, которые, казалось, сдвинут «воз», помогут в решении многих вопросов по Заповеднику. Я имею в виду заседание Организационного комитета по подготовке и проведению мероприятий по чествованию на государственном уровне  трагедии Бабьего Яра и Постановление Верховной рады Украины «О 70-летии трагедии Бабьего Яра». Они как-то повлияли на ход событий?
– Действительно, 9 июня в Кабинете Министров состоялось заседание Организационного комитета, который утвердил план мероприятий. В русле этого плана мы сейчас и работаем. В частности, пункт 15 плана говорит о том, что мы должны отработать вопрос о создании Аллеи Праведников. Мы сделали даже больше, чем намечалось. Архитектурная группа работала не покладая рук, предложила несколько вариантов, в результате остановились на том, что в Аллее будут установлены бронзовые раскрытые книги, на страницах которых напишут имена праведников. Проект единогласно одобрен общественностью, праведниками, Оргкомитетом. Но из-за мелочных проблем с городом, с «Киевзеленстроем» приступить к реализации проекта невозможно.
– Что реально все-таки удалось сделать, несмотря на все происки бюрократов? У вас было много задач, часть которых наверняка удалось решить.
– Естественно, ведь мы не сидим, сложа руки. Создан и работает сайт Заповедника, кстати, читателям газеты будет интересно на него зайти: www.babyn-yar.gov.ua Пока что есть только украинская версия, но со временем к ней добавятся русскоязычная и английская версии.
 Уже готов к печати 600-страничный сборник свидетельских воспоминаний о трагедии Бабьего Яра, которые много лет собирает Илья Левитас. С его же помощью создан буклет, посвященный киевской подпольщице Татьяне Маркус. Еще один буклет расскажет обо всех памятниках, которые находятся на территории Заповедника, что-то вроде путеводителя.
Совместно с другими организациями, в частности с Музеем Великой Отечественной Войны, Госархивом, Еврейским  Советом Украины мы готовим четыре  тематические выставки, которые пройдут в  памятные дни в разных местах Киева. Это большой коллективный труд, в котором участвует много людей.
В то же время мы продолжаем подготовку генплана развития Заповедника, уже есть два тома, а всего их будет 5-6.
– Очевидно, на вас возложено много различных обязанностей, связаных непосредственно с проведением памятных торжеств?
– Конечно, у нас масса всевозможных больших и малых дел, с которыми предстоит справиться, от уборки и приведения в порядок территории до «озвучки» речей, закупки венков и т.д.
– Хотелось бы отдельно поговорить о Постановлении Верховной Рады Украины. Какое впечатление произвел на вас этот документ?
– Двоякое. С одной стороны, очень здорово, что, наконец, принято решение ежегодно на государственном уровне отмечать День памяти жертв Холокоста – 27 января. Украина давно должна была присоединиться к цивилизованному сообществу, слава Богу, что это произошло.
Прекрасно, что документ рекомендует Министерству культуры обеспечить проведение тематических выставок, проведение в школах уроков на тему трагедии Бабьего Яра.
С другой стороны, некоторые пункты Постановления как будто написаны людьми, которые не совсем в курсе событий. Например, рекомендуется создание сайта Заповедника, а ведь он на момент принятия документа уже работал, и депутаты могли его увидеть! Или пункт, рекомендующий Кабинету Министров создать Оргкомитет по подготовке к Дню Памяти. Такой комитет был создан за полтора года до Постановления, работал, принимал  решения.
Вообще, хотелось бы, чтобы депутаты принимали свои решения, посоветовавшись со специалистами. Вот они постановили передать Заповеднику дом по улице Мельникова, 44 для размещения дирекции и обустройства выставок. Но ведь это утопия, уже ясно, что никто нам это здание не отдаст, потому что оно является  собственностью профсоюзов. Реальнее передать нам дом по адресу Мельникова, 48-а, находящийся в собственности города. Мы же сейчас в сложном положении, негде даже хранить рабочий инвентарь.
А пункт о строительстве научно-просветительского центра «Наследие», как мне кажется,  выглядит наивно. У нас нет денег на строительство музея «Бабий Яр», как же можно говорить о других вещах. Кстати сказать, в дни юбилея, насколько мне известно, Вадим Рабинович планирует заложить камень на месте строительства будущего мемориального комплекса. Искренне надеюсь, что он его построит и там будет музей. А мы, в свою очередь хотим заложить камень на месте будущей Аллеи Праведников, которую, я уверен, нам удастся создать…