Две звезды еврейского спорта | Еврейский Обозреватель

Две звезды еврейского спорта

Фредди ЗОРИН | Номер: Сентябрь 2017

Гарольд Абрахамс

Гарольд Абрахамс

О Гарольде Абрахамсе и Фанни «Бобби» Розенфельд, имена которых представлены в Международном еврейском спортивном зале

Один философ задался как-то вопросом: «Мы — люди, потому что смотрим на звезды? Или мы смотрим на звезды, потому что мы — люди?» Так или иначе, звезды во все времена привлекают внимание людей недостижимой высотой и лучащимся от них неземным светом. Сказанное в полной мере относится и к выдающимся личностям, прославившимся на том или ином поприще и являющим собою яркие примеры того, как благодаря таланту, помноженному на труд, можно достичь, казалось бы, недостижимых результатов….
Этот рассказ о двух звездах на небосклоне еврейского и мирового спорта – об олимпийском чемпионе Гарольде Абрахамсе, и олимпийской чемпионке Фанни Розенфельд, чьи имена представлены в Международном еврейском спортивном зале славы. Для сведения: Зал этот был открыт 7 июля 1981 года на территории широко известного в мире института физической культуры и спорта имени Вингейта в Израиле. Создателем мемориала стал писатель и телевизионный продюсер из Беверли-Хиллз (Калифорния) Джозеф М. Сигмэн, который лично возглавлял руководство Зала, а затем выполнял роль главы Избирательного комитета. Мемориал разделен на Национальный еврейский зал Славы и Американский зал Славы, принимающий в члены только американцев иудейского происхождения. Итак…

ПОБЕДНЫЙ ЗАБЕГ

Гарольд Морис Абрахамс появился на свет в британском Бедфорде, в еврейской семье. Его отец Айзек Абрахамс, эмигрировавший со своею семьей с территории Польши, принадлежавшей в то время Российской империи, был банкиром, а мать Эстер происходила из Уэльса. У Гарольда было два брата, но никто из них по родительским стопам  не пошел — всех объединил интерес к спортивной деятельности. Сидни Абрахамс отличался в прыжках в длину, а сэр Адольф Абрахамс стал одним из основоположников спортивной медицины.
В жизни спортсменов нередко случается так, что, начиная выступать в одном или нескольких видах спорта, они в какой-то момент делают выбор в пользу одного из них, в котором достигают больших высот. Гарольд поступил на учебу в Кембридж, продолжая начавшиеся уже в детстве занятия легкой атлетикой — бегом на короткие дистанции и прыжками в длину. В составе британской сборной он принял участие в Олимпиаде 1920 года в Антверпене. Правда, до финала дошел только в эстафете, где его команда заняла четвертое место.
Мечтая взойти на пьедестал почета на Олимпийских играх 1924 года, Абрахамс обратился к профессиональному тренеру Сэму Муссабини, и тот порекомендовал Гарольду отказаться от соревнований в прыжках, полностью переключившись на спринтерский бег. Надо сказать, что переход в профессиональный спорт университетской общественностью и руководством учебного заведения не приветствовался. В этой среде достойным истинного джентльмена считалось лишь любительское увлечение спортивными играми, но не более того.
Гарольда в связи с этим стали называть «бегуном-торговцем», намекая, между прочим, и на его еврейское происхождение. Но это обстоятельство не повлияло негативным образом на моральное состояние Абрахамса, даже напротив — укрепило его дух и усилило желание ответить недругам громкими победами на стадионах.
Олимпиада 1924 года изначально намечалась к проведению в Амстердаме, но под влиянием барона Пьера де Кубертена, инициатора современных Олимпийских игр, очередной праздник мирового спорта был перенесен в Париж. Во французской столице игры уже проводились в 1900 году, но тогда были организованы, мягко говоря, недостаточно хорошо. Забегая вперед отметим: та парижская олимпиада принесла немало высоких спортивных достижений. Победа в личных соревнованиях впервые досталась чернокожему спортсмену — американскому прыгуну Вильяму Дехарту Хаббарду. В беге на средние дистанции Пааво Нурми из Финляндии завоевал пять золотых медалей, причем две из них — с промежутком всего в один час. За эти и другие спортивные достижения возле стадиона в Хельсинки в его честь сооружен монумент. Джонни Вайсмюллер, позже сыгравший в кино легендарную роль Тарзана, выиграл три золотые медали в плавании вольным стилем и бронзовую в ватерполо. Что же касается Гарольда Абрахамса, то незадолго до первых стартов Олимпиады он узнал, что организаторы планируют его участие в соревнованиях по прыжкам в длину, а также — в беге на 100 и на 200 метров. Легкоатлет обратился по данному поводу с открытым письмом в газету «Daily Express», задавая резонный вопрос: «Как оргкомитет представляет себе готовность к борьбе спортсмена, если с интервалом всего в полчаса (так был составлен обнародованный график соревнований) он должен выступать сначала в секторе для прыжков, а затем — на беговой дорожке?» В итоге с соревнований по прыжкам Абрахамс был снят, хотя ранее показывал в этом виде легкой атлетики достойные результаты. В Париже Гарольд в забеге на 200 метров пришел к финишу шестым, а в эстафете 4 х 100 метров его команда завоевала серебро. В индивидуальном же забеге на стометровой дистанции британский спортсмен был первым, опередив фаворитов — американцев Джексона Шольца и Чарльза Пэддока. Интересно, что претендентом на победу в этом виде соревнований считался член сборной Великобритании, бегун из Шотландии Эрик Лидделл, однако этот набожный протестант, сын миссионеров, отказался принимать участие в забеге, узнав, что он назначен на воскресенье. Гарольд Абрахамс в итоге стал первым европейцем, выигравшим «золото» в спринте, а Эрику Лидделлу не было равных в беге на 400 метров. На этой дистанции он установил новый мировой рекорд, который, тем не менее, не был признан — до 1936 года спортсмены бежали дистанцию только с одним виражом.
Со времени победного забега Гарольда Абрахамса прошло много лет. События той Олимпиады на фоне личных взаимоотношений между Абрахамсом и Лидделлом легли в основу художественного фильма «Огненные колесницы», снятого режиссером Х.Хадсоном в Великобритании в 1981 году. Роль Гарольда сыграл Бен Кросс. В растиражированных аннотациях к этой ленте подчеркивалось, что она создавалась на документальной основе, и что стержень сюжета составляет противостояние двух мировоззрений — иудейского и протестантского, носителями и выразителями которых являлись главные герои данной истории. На самом же деле фильм затрагивает более широкий круг вопросов — о том, зачем вообще людям нужен спорт и как с его помощью через тернии можно подняться к звездам. Мотивация Гарольда в данном ракурсе восприятия киноповествования представляется вполне очевидной. Она — в естественном стремлении выходца из эмигрантской семьи почувствовать себя полноправным и полноценным гражданином страны, с которой связана его судьба. Некоторые кинокритики посчитали «Огненные колесницы» замечательной иллюстрацией к положению евреев в рассеянии, со всеми связанными с этим проблемами, успешно решаемыми далеко не везде и не всеми. Подмечено: в название фильма вынесено заимствование из Четвертой книги Царств Святого Писания.
Картина завоевала две премии Каннского кинофестиваля (1981), четыре премии «Оскар», в том числе — в категории «Лучший фильм» (1982), три премии BAFTA (1982) и множество других наград. Эффект ее восприятия, бесспорно, усилила инструментальная композиция греческого композитора Вангелиса, которая в то время занимала первые строчки хит-парадов всего мира, включая американский.
Спортивная карьера Абрахамса закончилась вскоре после победной для него Олимпиады. Во время одной из тренировок он сломал ногу. В дальнейшем Гарольд занялся юриспруденцией, а также стал радиообозревателем, комментируя соревнования в разных видах спорта на BBC. Являясь, с одной стороны, специалистом, а с другой — активным общественником, Абрахамс немало сделал, будучи избранным президентом Еврейской атлетической ассоциации Великобритании. В 1930-х годах Гарольд и его супруга известная певица Сибил Эверс усыновили двоих детей, еврейских беженцев из Германии и Австрии. И это тоже существенный штрих к портрету Абрахамса, характеризующий его человеческие качества.
Гарольд Абрахамс ушел из жизни в 1978 году, в возрасте 79 лет. «Этого спортсмена отличали атлетическое телосложение, истинно беговой темперамент, редкая интуиция. Он был одним из немногих людей, кто глубоко понимал легкую атлетику и внес в ее развитие столько, что с ним вряд ли может сравниться какой-то другой спортсмен», — так написал в некрологе в связи с кончиной Гарольда дипломат и олимпиец Филип Ноэль-Бейкер.
В 2007 году Ассоциация «English Heritage Blue Plaque» увековечила память спортсмена, установив мемориальную доску на одном из зданий на северо-западе Лондона, где с 1923 по 1936 годы жил Абрахамс. На церемонии ее открытия присутствовали племянник Гарольда Абрахамса Тони Абрахамс и члены Британской олимпийской ассоциации.

Всегда быть первой

Фанни «Бобби» Розенфельд

Фанни «Бобби» Розенфельд

В каждый свой Новый год иудеи по многовековой традиции устраивают специальную праздничную трапезу. Среди продуктов, которые в обязательном порядке должны быть выложены на блюдо и хотя бы частично съедены в вечер наступления еврейского Нового года, достойное место — о чем упомянуто в Талмуде, — должна занимать голова рыбы (или барана). В чем смысл присутствия этой части тела животного или рыбы на столе? Ответить несложно: да поможет Творец Вселенной быть в наступающем году во главе всех дел, а не в хвосте. Всегда и во всем оказываться первой — к этому с юных лет стремилась выдающаяся канадская спортсменка Фанни Розенфельд по прозвищу «Бобби».
…Родилась Фанни в декабре 1904 года в Екатеринославе (ныне Днепр, Украина). В 1905 году семья ее эмигрировала из Российской империи в Канаду. Первоначально Розенфельды бросили якорь в Барри (Онтарио), затем перебрались в Торонто. Прежде чем перейти в профессиональный спорт, Фанни работала на шоколадной фабрике, и только по вечерам и в выходные дни могла посещать спортивные секции Но уже тогда она привлекла к себе внимание тренеров, причем — по разным видам спорта. Все, за что ни бралась эта физически крепкая и удивительно гибкая девушка, получалось у нее просто здорово. В 1924 году — в год парижской Олимпиады — Розенфельд завоевала звание чемпионки своей страны по теннису. А через год установила своеобразный рекорд: на женском чемпионате Онтарио по легкой атлетике Фанни удостоилась золотых медалей в метании диска, в толкании ядра, в беге на 200 метров, в беге с барьерами и в прыжках в длину, причем все это произошло в один и тот же день! Тогда же ей вручены были еще и серебряные награды — призера в метании копья и в беге на 100 ярдов (91 метр).
Звездным для Фани часом стали Олимпийские игры 1928 года, проходившие в Амстердаме. Там она вместе со своей командой завоевала медаль высшей пробы в эстафетном беге 4х100, а на стометровке финишировала второй. Ею были установлены мировые рекорды, не говоря уже о национальных — в прыжках в длину (с места и с разбега), в метании диска и копья, в толкании ядра. Ее результаты долго оставались лучшими в ряде спортивных дисциплин. Кроме легкой атлетики, Розенфельд играла в баскетбол за команду «Toronto’s Young Women’s Hebrew Association» (YWHA), с которой дважды выходила в финал первенства Канады. Она так же впечатляюще смотрелась в хоккее, фастболе, софтболе, лакроссе и гольфе. В 1920-х годах Фанни была одной из самых известных хоккеисток Канады, став ключевой фигурой в команде чемпионов «Торонто Паттерсон Патс», выигравшей первенство Онтарио в 1927 и 1929 годах. В 1924-м Фанни Розенфельд вошла в число основательниц Женской хоккейной ассоциации Онтарио.
Надо сказать, бороться спортсменам порою приходится не только с соперниками, но и с травмами, а также с недугами, выводящими их из строя — иногда надолго, а случается, что и навсегда. В 1929 году Фанни перенесла тяжелый приступ артрита, который на восемь месяцев приковал спортсменку к постели. Поднявшись, она в течение года передвигалась на костылях. Казалось бы, об участии в новых соревнованиях не может быть и речи. Но благодаря упорству и силе воли, которой позавидовали бы многие мужчины, Розенфельд возвратилась в большой спорт. Хотя, увы, ненадолго.
В 1931 году болезнь заставила Фанни окончательно отказаться от тренировок. В период с 1934 по 1939 годы она возглавляла женскую Ассоциацию хоккея Онтарио, где ее сохранившаяся творческая энергия оказалась как нельзя кстати. В 1939 году попробовала себя в роли менеджера софтбольной команды «Langley’s Lakesides». Под ее руководством этот клуб принял, в частности, участие в выставочной игре в «Медисон-сквер-гарден», на которую пришло посмотреть более 14000 человек.
В 1950 году Фанни Розенфельд была признана лучшей спортсменкой Канады первой половины XX века. Не порывая связей со спортом и продолжая жить его интересами, она в течение двадцати лет вела спортивную колонку в ежедневной газете «Globe and Mail», позже заведовала отделом в том же издании.
Скончалась Фанни в 1969 году, а 13 июня 1987 года в ее родном городе Барри была установлена в память о ней мемориальная доска. В ее честь названа национальная «Премия Бобби Розенфельд», которая вручается лучшей спортсменке года в Канаде. В 1991 году канадское почтовое ведомство выпустило памятную марку в честь замечательной соотечественницы.