Боевой опыт: как израильские медики помогают коллегам из Украины | Еврейский Обозреватель

Боевой опыт: как израильские медики помогают коллегам из Украины

Яна Седова | Номер: Август 2015

Израильские специалисты поделились опытом с украинскими врачами,
работающими в зоне АТО

В Киеве израильские эксперты в сфере экстренной медицины провели тренинг для украинских мобильных бригад, работающих в зоне АТО)

В Киеве израильские эксперты в сфере экстренной медицины провели тренинг для украинских мобильных бригад, работающих в зоне АТО)

В Киеве израильские эксперты в сфере экстренной медицины провели тренинг для украинских мобильных бригад, работающих в зоне АТО. Поучиться есть чему. Например, в Израиле действует сеть волонтеров-медиков, которые могут прийти пострадавшему на помощь в течение двух минут. Организаторы тренинга рассчитывают, что опыт израильских специалистов поможет нашим медикам выстроить эффективную систему быстрого реагирования в чрезвычайной ситуации.

В полевых условиях
Яна Янголенко уже 15 лет работает операционной сестрой в отделении экстренной неотложной помощи областного госпиталя Лисичанска. По ее словам, госпиталь оказался не готов работать в условиях войны, что показали события годичной давности, когда город освобождали от боевиков: «Бомбили отовсюду, были и «Грады», и минометы. Мы работали, были все грязные, в крови, оперируя и вытягивая осколки даже в коридорах. Работали там, куда пострадавших выгружала скорая помощь. Ни о какой операционной речи быть не могло — терапевтический корпус больницы был разрушен. Всех пациентов оттуда перевезли к нам. Это все нужно было реорганизовать, а раненые все поступали и поступали».
По мнению Янголенко, если прошлогодняя ситуация повторится, то в госпитале опять возникнет нехватка персонала, оборудования и медикаментов. К такому же выводу приходит и Лариса Михайлова — врач с 21-летним стажем из инфекционного отделения детской больницы в Краматорске. По ее словам, система сформирована по правилам мирного времени. Это касается и количества бригад, и оборудования в машинах, и приоритетности, кому следует оказывать помощь в первую очередь: «Туда приехали, увидели труп, а в другом месте лежит человек, которого еще можно было бы спасти».
Лариса Михайлова рассказала о работе медиков 10 февраля, во время последнего массового обстрела Краматорска: «Попало в район аэродрома, где стоит штаб АТО. Очень много военных пострадало. Надо отдать должное, все сотрудники хирургического отделения без вызова сами приехали на работу, развернули восемь операционных. Но потом в один момент привезли 67 пострадавших. И тут сказалась нехватка сотрудников, ведь раненых было много, и травмы были довольно тяжелые».
Еще один снаряд разорвался как раз в районе детской больницы Краматорска. Пострадали всего четыре человека. Им быстро оказали всю необходимую помощь и сделали сортировку, разделив на три группы — красную, желтую и зеленую в зависимости от степени тяжести пациента. «Но катастрофически не хватало скорой помощи, чтобы одного из пострадавших с повреждением конечностей отправить в травматологическое отделение, а троих с полостными повреждениями — в хирургическое отделение», — рассказывает Михайлова.
Яна Янголенко и Лариса Михайлова, а также еще около трех десятков медсестер и врачей приняли участие в тренинге по экстренной медицине, организованном при поддержке посольства Израиля, украинского представительства Всемирной организации здравоохранения и Общества Красного Креста. Организаторы тренинга рассчитывают, что опыт израильских специалистов поможет нашим медикам выстроить эффективную систему быстрого реагирования в чрезвычайной ситуации. «Главная цель тренинга — поделиться опытом экстренной медицины. У нас в Израиле, в силу определенных обстоятельств, аккумулирован большой опыт реагирования на чрезвычайные ситуации и катастрофы», — говорит Одеда Бенин-Горен, медсестра с 35-летним стажем. Она знает о скромном обеспечении украинских медиков: «Надеюсь, они смогут использовать наш опыт в той системе, в которой работают. Знаете, очень круто, когда кто-то хорошо делает свою работу, имея новейшее оборудование. Но иногда самая тяжелая работа проходит в условиях, когда никакого оборудования нет вообще».
Участники тренинга отметили, насколько разные подходы у отечественной и израильской медицины. Например, не практикуется в украинских госпиталях имитация экстремальных состояний пациентов, когда по одному описанию внешних травм нужно суметь оценить степень тяжести пострадавшего и провести сортировку. Одеда Бенин-Горен предлагает участникам решать не только технические, но и психологические задачи, к примеру, подумать, разрешили ли бы они 17-летнему подростку, отделавшемуся легкими травмами, сесть в машину к матери с тяжелым ранением.
«У нас бы его никогда не посадили в скорую, — говорит Лариса Михайлова. — Но Одеда сказала, что у них в подобных ситуациях семьи стараются не разлучать. Но если женщине станет плохо и нужны будут срочные действия для реабилитации, тогда ребенок в машине будет только мешать». По мнению Михайловой, логика есть и в действиях отечественных медиков.

«Золотые секунды»
Зарубежный опыт пока активно перенимают только врачи и медсестры. А чиновники разве что оглашают далеко идущие планы. Так, в конце мая Министерство обороны заявило о необходимости разработать систему координации сил и средств военной и гражданской медицины, которая позволила бы ввести правило «золотой минуты». При ней пострадавшему должна быть оказана первая неотложная помощь в течение первых 60 секунд. Впрочем, пока что остается надеяться на то, что на линии огня будет работать хотя бы правило «золотого часа», в течение которого раненый должен быть эвакуирован из красной зоны (с поля боя или из района обстрела) и в течение последующих шести часов получить квалифицированную помощь в госпитале.
Между тем, еще один участник тренинга с израильской стороны Авирам Хирш, специалист по оказанию неотложной помощи и преподаватель на кафедре медицины катастроф в Университете Бен-Гуриона, рассказал, что у него на родине работает куда более действенное правило «120 секунд». «У меня на смартфоне есть специальное приложение NowForce, благодаря которому я могу оказаться рядом с пострадавшим за считанные минуты. У нас в течение 2 минут возле любого пострадавшего должен оказаться человек, который окажет ему первую помощь еще до прибытия скорой. Главное, чтобы у достаточного количества людей было такое приложение на смартфоне, тогда оповещение происходит мгновенно».
Авирам Хирш вспоминает, как однажды вечером в пятницу, когда он проводил время дома с семьей, на смартфон поступило сообщение о том, что в двух кварталах чем-то подавился ребенок. Хирш прибыл на место раньше скорой и провел все необходимые манипуляции. В другом случае он был в торговом центре и узнал, что в расположенном там же кинотеатре стало плохо мужчине. Чемоданчик первой помощи был у Хирша в машине, поэтому он быстро оказался на месте со всем необходимым. И тут же на место прибыл еще один волонтер — он приехал на специальном мотоцикле, который в Израиле называют motolance — на манер ambulance. Дело в том, что в Израиле, кроме национальной медицинской системы, есть еще сеть волонтеров, специалистов в области экстремальной медицины. Она насчитывает 8 тыс. парамедиков и врачей, которые в любой момент готовы прийти на помощь пострадавшим. Эта система предоставления неотложной помощи отлично показала себя в городах и теперь работает и за пределами Израиля.
«Да, у нас стараются доставить пациента в госпиталь максимально быстро, — говорит Одеда Бенин-Горен. — Но вы должны учесть, что Израиль — это как маленькая область в Украине. Даже зона АТО больше, чем весь Израиль. Да, у нас очень развита система догоспитального сервиса, и мобилизовать ее можно очень быстро, потому что это одна национальная система».
Одеда Бенин-Горен пояснила, что во всех общинах, как правило, есть волонтеры со специально оборудованными машинами, предоставленными Национальной службой скорой помощи, либо переданными кем-то в дар. Пока на вызов едет обычная скорая (стандартное время прибытия — 10 минут), эти волонтеры могут отреагировать еще быстрее, прибыв на место происшествия с необходимыми наборами для оказания первой помощи и реанимации. «У нас работает принцип — ты должен быть частью сообщества. Многие люди хотят помочь. Есть программы для школьников, когда они могут побыть волонтерами в нашей системе экстренной медицины. Их тренируют на курсах первой помощи, они могут поработать в команде с медиками, поехать на вызов. И когда они становятся старше, то остаются волонтерами в этой системе или идут учиться и работать уже как профессионалы. Люди чувствуют, что они вовлечены в важный процесс, когда они спасают жизни», — рассказывает Одеда
Пока украинцам можно лишь мечтать о том, что в случае чрезвычайной ситуации в течение двух минут рядом с пострадавшим может оказаться квалифицированный парамедик. Как и об оборудованных современной аппаратурой госпиталях, слаженной системе логистики неотложной помощи и достаточном количестве высококвалифицированных медиков. Единственное, чего украинцам не занимать — так это волонтеров, готовых работать в любых условиях, доставать самое необходимое и везти это туда, где больше всего нуждающихся. Впрочем, и это уже немало.

Автор: Яна Седова