ШАНА ТОВА! С НОВЫМ 5776 ГОДОМ! | Еврейский Обозреватель

ШАНА ТОВА! С НОВЫМ 5776 ГОДОМ!

| Номер: Сентябрь 2015

rosh_2

Рош а-Шана – это Новый год, дата, связання с годовщиной Шести Дней Творения.
Рош а-Шана – единственный еврейский праздник, начинающийся в начале месяца (1 Тишрея). Рош а-Шана празднуется в течение первых двух дней месяца Тишрей – но эти два дня считаются одним длинным праздником, называющимся на арамейском языке «йома арихата» (длинный день).
Название Рош а-Шана впервые упоминается в Мишне. В Торе этот праздник называется «Йом Труа» (Числа гл. 29, 1), или «напоминание о трубном звуке» (Левит, гл. 23, 24). Название «Йом Труа» связано с особой заповедью, приписанной этому празднику: издать трубный звук. Еврейские мудрецы установили, что «трубный звук» в «Йом Труа» означает трубить в шофар.
В Мишне упомянуто несколько начал года. Но самым важным началом года является Рош а-Шана, и поэтому только эта дата удостоилась названия Рош а-Шана.

По еврейской традиции, Рош а-Шана, в отличие от других еврейских праздников, является не только еврейским, но и универсальным праздником. Он относится ко всему миру и ко всем людям: Рош а-Шана – это судный день для всего человечества, для всех людей в мире. Почему именно Рош а-Шана был избран как всемирный судный день? Одним из ответов является то, что мир был создан в месяц Тишрей, и поэтому Рош а-Шана означает не только начало года, а также рождение человечества. По этой причине, в молитвах, читаемых в праздник Рош а-Шана, упоминают также и начало человеческой Истории, к примеру – историю Ноя и Всемирного потопа.
По традиции в Рош а-Шана каждый человек осуждается за его проступки, совершенные в течение прошедшего года. В молитвах, читаемых в Рош а-Шана, упоминается Судный День, в который все люди проходят перед Богом, как овцы перед пастырем или как солдаты, выстраивающиеся в шеренгу перед командиром, и Бог судит каждого из них за его деяния. Не только все люди получают в Рош а-Шана личный приговор, но и народы и государства: «о государствах будет сказано тогда (в Рош а-Шана, в судный день): этому – война, а этому – мир, этому – голод, а этому – процветание».

Праздник начала времени

Kalendar_1Как часто, бросая взгляд на циферблат, отрывая календарный лист или завешивая пол-стены новым календарем, мы задумываемся о тех принципах, согласно которым мы ведем отсчет времени? Не часто. А те, кто задумываются, считают это, как правило, простой условностью. Что такое начало года? Произвольно выбранный момент приземления хрустального яблока на одном конце планеты и многозначительного боя курантов на другом? Утренний глоток рассола и взгляд на осыпающуюся елку отрезвляюще напоминают, что все, новый год наступил – пора вывешивать новый календарь…
В Иудаизме начало года – это, строго говоря, целый период времени, череда праздничных дней, каждый из которых дает специфический духовный заряд, который мы должны впитать душою и пронести через весь год. И первый из этих дней – Рош а-Шана – отмечает момент начала года отнюдь не условно.

Во-первых, Рош а-Шана – это не «новый год», это «голова года». Но, прежде всего, что такое «год»? Числовое значение (гиматрия) слова Шана – 355, что равно числу дней в лунном году. То есть само слово, несущее значение «год», является записью числа дней в году, что уже интересно, но, плюс к этому, слово Шана несет в себе конкретное семантическое значение. Корень этого слова соответствует глаголу, обозначающему «повторение». Таким образом, слово Шана можно перевести как «цикл», нечто непрестанно повторяющееся. Кроме того, это слово является термином, обозначающим очень важное духовное понятие.
В терминологии Каббалы – скрытой мудрости Торы – слово Шана обозначает время как таковое: и как атрибут материального мира и как эквивалент времени в реальности миров духовных. С точки зрения эйнштейновской физики, нет принципиальной разницы между измерениями пространственными и временными: как переменная в уравнении, время – это такая же координата. И вся вселенная определяется, как единое понятие «пространство-время», то есть нечто четырехмерное. (Правда, по непонятным причинам, пресловутый богатырь у распутья не будет искать на камне надписи типа «в прошлое пойдешь – опять огребешь», поскольку временное измерение почему-то отличается от пространственных тем, что перемещаться по нему можно не вправо-влево, а только в одном направлении.) Согласно же Каббале и учению хасидизма нет паритетного соотношения между пространственными измерениями и временным, так как время – Шана – является своего рода праизмерением, дающим начало измерениям пространственным, поскольку оно соединяет аспект Нефеш («душа») – источник бытия – с аспектом Олам («мир»), уровнем полномасштабного, развернутого в пространстве существования.
Я не знаю, является ли истинным утверждение науки о замкнутости пространственных измерений, но если допустить, что это так, то можно предположить, что такая тривиальная цикличность пространственных измерений является развитием цикличности предшествующего им измерения, то есть временного. Эта цикличность не буквальна, поскольку нет возврата на ту же точку, но есть некое периодическое возвращение к исходному состоянию.
Мы с вами постоянно сталкиваемся с проявлениями цикличности времени, с периодичной повторяемостью тех же самых явлений. К примеру, мы постоянно наблюдаем смену времен года: из года в год в ту же самую пору времени наступают примерно те же самые условия, наблюдаемые за окном. Можно, конечно, сказать, что смена времен года происходит благодаря вращению Земли, и благодаря наклону земной оси, но все это – лишь механизм, через который Всевышний действует в этом мире, в результате чего идея цикличности проявляется даже на таком, осязаемом нами, уровне. Зачастую у людей в одно и то же время года происходят схожие явления. В определенное время какие-то вещи даются более легко, чаще сопутствует удача, в другое время года с завидной или незавидной периодичностью все складывается несколько иначе. Даже специфика повторяемых явлений – того, что происходит в именно эту пору года, – тоже очень схожа. Это неспроста. Наблюдаемая нами в непосредственной близости от нас повторяемость каких-то событий, является отображением духовного свойства периодичности, цикличности времени. Неслучайно календарный год разбит на соответствующие периоды, месяцы, каждый из которых в свою очередь разбит на соответствующее число недель и дней, поскольку каждая из этих единиц отсчета ежегодичного цикла обладает своей уникальной спецификой. Каждый день обладает своей духовной особенностью, отличающей его от предыдущей и следующей клеточки календаря. Каждый день года характеризуется особым режимом управления мирозданием свыше. Особая духовность, присущая именно этому дню, приходит в мир именно в этот день. Эта же энергия особой окраски, присущей именно этому дню, вновь приходит в этот мир спустя год.
Но есть в течение года дни, обладающие совершенно особой контрастной спецификой. В такие дни происходит раскрытие Б-жественного Света, несущего в мироздание энергию особого порядка, принципиально отличающуюся от всех остальных дней. Это то, чем характеризуются праздничные дни еврейского календаря, те дни, которые нам предписано отмечать особым образом. Эта исключительной мощи духовная энергия, приходящая в мир в эти дни из года в год, при сочетании определенных условий в необходимый момент находит способ явного, яркого проявления на уровне каких-то реальных событий – тех событий, которые мы с вами вспоминаем, отмечая те или иные праздники: освобождение из рабства в Песах, спасение от уничтожения в Пурим и так далее.
Духовность, приходящая в мир в этот день, – не просто объективная реальность, с которой мы должны считаться, как, например, считаемся с метеорологическими осадками (выходя в дождливый день на улицу – берем с собой зонтик). Эта духовность не просто так приходит в этот мир – она несет в наш мир особые силы, которые мы должны постараться воспринять душою с тем, чтоб абсорбировать эту жизненность, запастись ею, чтобы использовать специфический, присущий лишь этому дню заряд в течение всего последующего года. И инструментом настройки на восприятие особой духовности этого дня являются ритуалы каждого из праздников. Соблюдение этих ритуалов и позволяет нам воспринять ту уникальную энергию, которая приходит в этот мир именно в этот день.
К примеру, Рош а-Шана очень показателен своей ритуальной частью. Есть множество обрядов, заявляющих о своем предназначении – настроиться на духовность этого праздника. Как упоминалось ранее, Рош а-Шана – «голова года». И, подобно тому, как голова контролирует функционирование всего организма, определяет поведение каждого из органов тела человека, точно так же и все происходящее в течение Рош а-Шана определяет то, как сложится наша судьба в последующем году. Поэтому мы стараемся заполнить самые первые часы Рош а-Шана множеством всевозможных позитивных символов, чтобы весь последующий год сложился для нас как можно положительнее. Наш праздничный стол уставлен разнообразными яствами, несущими в себе позитивную символику. Перед началом трапезы мы едим сладкое яблоко, макая его в мед. Халу мы тоже макаем не в соль, а в мед, чтобы у нас был сладкий год. Мы кушаем баранью голову или рыбью, чтобы мы были во главе, а не в хвосте. Другие блюда на нашем столе характеризуются тем, что обыгрываются сами их названия – либо на Священном языке, либо на идише – даже на этом уровне мы стараемся извлечь позитивную символику.
При том, что хорошо покушать всегда важно, однако не это самое главное в Рош а-Шана.
Еврейские праздники относятся к группе заповедей, называемых «Свидетельства», когда мы вспоминаем и осмысливаем нечто произошедшее в прошлом. Событие, которое является раскрытием сущности дня Рош а-Шана, произошло не где-то на протяжении истории. Самое первое, яркое проявление духовности этого дня произошло в самом начале существования мира. День Рош а-Шана отмечается в день сотворения человека, который – через некоторое обобщение – называется годовщиной сотворения мироздания, потому что все мироздание было сотворено ради человека, ради той миссии, которую наша душа должна исполнить в этом мире. Однако мы не устраиваем торжеств и не ставим на стол именинный торт, потому что в этот день первый человек согрешил и был судим Всевышним – и с тех пор каждый год в день Рош а-Шана вершится суд над всеми потомками Адама и каждому из нас выносится вердикт на весь последующий год. Поэтому именно Рош а-Шана, а не Йом-Киппур, как многие считают, называется Днем Суда. В Йом-Киппур же приговор, выносимый в начале Рош а-Шана, утверждается.
Давайте еще раз обратимся к названию новогоднего дня, который для нас отнюдь не является веселым елочным праздником: Рош а-Шана. Шана, как мы уже сказали, “цикл”, “круг”. Рош а-Шана – “начало круга”. Как может быть начало у круга? Мы можем лишь произвольно взять какую-то точку на окружности и отсчитывать от нее 360°. Но есть ли у нас причина именно данную точку называть началом круга? Когда мы говорим о Рош а-Шана, у нас такой повод есть. Согласно Каббале и учению хасидизма Творец вновь и вновь ежесекундно создает. Можно уподобить наблюдаемую нами картину окружающей реальности фильму, состоящему из кадров. Каждый кадр – ежесекундно сотворяемая Всевышним реальность, возобновляемая из ничего, удерживаемая от возвращения в небытие в каждый момент времени. Возобновление творения в каждую секунду времени можно назвать рутинным сотворением. Рош а-Шана знаменует собой максимальное возвращение к изначальной ситуации – сотворение из ничего не в той же самой степени, как это происходит каждую секунду, а подобное происходившему в самом начале сотворению. Неслучайно мы называем Рош а-Шана «день начала Твоих деяний – память о первом дне». Возвращение к изначальному состоянию первичного сотворения происходит каждый год именно в этот момент времени.
Если мы подвергнем беспристрастному – или наоборот, пристрастному – осмыслению наш прошедший год и задумаемся, все ли совершенное нами в прошедшем году действительно оправдывает наше существование и существование мироздания еще на один год, то мы не обязательно получим положительный ответ. И здесь мы можем вновь вернуться к одной из специфических черт временного измерения – к движению лишь в одном направлении. На самом деле у нас есть возможность возвращения в прошлое, воздействия на него. Инструментом его является то, что на Священном языке называется тшува, что буквально и означает “возвращение”, хотя обычно переводится как “раскаяние”. Идея раскаяния не исчерпывается, с точки зрения иудаизма, лишь горьким сожалением, проливанием слез, биением себя в грудь и разрыванием тельняшки. Сожаление о содеянном, конечно же, необходимо. Если содеянное таково, что о нем стоит пожалеть и из-за него может быть стыдно – о нем должно пожалеть и из-за него должно быть стыдно. Однако этого еще не достаточно. Главное – осмыслить совершенное в прошлом, извлечь из этого необходимые уроки и принять твердое, непреклонное решение больше к этому не возвращаться. Оттолкнуться от этого – именно оттолкнуться. Сама идея отталкивания подразумевает возвращение назад – пускай мысленное, но возвращение – и то, к чему мы возвращаемся, принимает вместо негативного оттенка позитивный, поскольку дает нам опору для скачка вперед.
Рош а-Шана – не просто начало отсчета, не просто начало года – это начало времени в самом сущностном, в самом глубоком смысле. Именно в этот момент нам дается возможность максимального воздействия на наше прошлое и использования нашего духовного потенциала и потенциала времени.

Раввин Эли Коган