АГРО-ДЖОЙНТ В СССР: ЛЮДИ И СУДЬБЫ | Еврейский Обозреватель

АГРО-ДЖОЙНТ В СССР: ЛЮДИ И СУДЬБЫ

Вадим Фельдман, США специально для «Еврейского обозревателя» | Номер: Март 2015

Иезекиль Гроер

Иезекиль Гроер

27 ноября 2014 года Американский еврейский объединенный распределительный комитет, более известный всему миру как «Джойнт», отметил свое столетие. Впрочем, речь пойдет о его «дочке» – созданном в 1924 году Агро-Джойнте, который оказывал помощь еврейским переселенцам Украины и Крыма.
Издательство «Дух і Літера» выпустило книгу Михаила Мицеля «Последняя глава: Агро-Джойнт в годы Большого террора». На обложке фото: запорошенная снегом стена Киево-Печерской крепости, где по некоторым сведениям, в середине 1930-х происходили казни «врагов народа».
Первыми репрессировались те, кто по каким-либо причинам выезжал за границу или был связан с выезжавшими, которым, как правило, была уготована роль «завербованных». В этом плане показательными были репрессии против сотрудников Агро-Джойнта.
Автор приводит данные о масштабах работы Агро-Джойнта в СССР, где в 1924-1936 годах эта организация израсходовала $14 946 254.: «В еврейских сельскохозяйственных колониях и колхозах вчерашние «лишенцы», «люди воздуха» обретали новый социальный статус колхозников или пролетариев, который распространялся на их детей, позволяя им поступать в техникумы и институты». Строительство домов, общественных зданий, организация водоснабжения, МТС, силосных башен, сыроварен, устройство виноградников и фруктовых садов, электрификация, организация школ и медицинского обслуживания в малозаселенных районах, – все это во многом заслуга Агро-Джойнта, среди сотрудников которого были профессиональные агрономы, врачи, юристы, организаторы производства с большим практическим и жизненным опытом.

Первым, в июне 1937-го, арестовали Бориса Моисеевича Ханиса, что было связано с его участием в обустройстве 70 врачей-евреев из Германии, которых СССР принял после прихода Гитлера к власти.
Родившийся в местечке Песчанка Винницкой области, Ханис окончил медицинский факультет Женевского университета, во время Первой мировой был военным врачом, в 1918-1919 годах возглавлял в Екатеринославе Союз еврейских воинов, организовавший самооборону во время погромов, в начале 1920-х годов стоял во главе еврейской общины города. В 1927 году, уже работая в Агро-Джойнте уполномоченным по Украине, командирован в Берлин и Париж для закупки медицинского оборудования. В 1929 году впервые арестован по обвинению в антисоветской деятельности, освобожден в 1930-м. 29 октября 1937 года Борис Ханис был обвинен в связях с гестапо, по заданию которого якобы должен был организовать акты биологической диверсии, и приговорен к расстрелу.
Старший сын Бориса Ханиса Александр, студент 4 курса Днепропетровского транспортного института, был арестован вместе с матерью Симой Ханис-Рогинской как «член семьи изменника Родины». Александр расстрелян в феврале 1938 года. Младшего сына – Юрия Ханиcа – отправили в детский дом.
Жена Бориса Ханиса 8 лет провела в лагерях, реабилитирована в 1956 году, в 1957 году добилась реабилитации сына, а спустя год и мужа.

Самуил Любарский с еврейскими колхозниками

Самуил Любарский с еврейскими колхозниками

Не менее трагична судьба заместителя директора Агро-Джойнта Самуила Ефимовича Любарского, выпускника агрономического факультета Киевского политехнического института. В 1911 году он стал управляющим Новополтавской еврейской сельскохозяйственной школой, в которой учились дети еврейских колонистов Херсонской и Екатеринославской губерний. В 1930 году был арестован по «Делу агрономов», обвиненных в саботаже коллективизации, после амнистии в 1931 году работал в центральной конторе Агро-Джойнта в Москве.
Самуила Любарского арестовали в марте 1938 года, обвинив в шпионаже в пользу германской и американской разведок и в принадлежности к «еврейской террористической организации, ставившей своей целью свержение советской власти». «Шпион» был расстрелян в день оглашения приговора – 1 сентября 1938 года.
Одним из ведущих работников Агро-Джойнта и его бессменным юридическим консультантом был Иезекиль Абрамович Гроер. Окончив реальное училище в Полтаве, преодолев трехпроцентную норму, он поступил в Петербургский университет, после успешного окончания которого в 1910 году ему предложили остаться на кафедре, посулив академическую карьеру при условии перехода в православие, однако Гроер «не стал рассматривать такой возможности разрыва с еврейством». В годы гражданской войны он выехал в Полтаву, где семья писателя Короленко укрывала его детей во время погромов, хотел забрать родных в Петроград. В материалах следствия это было представлено, как бегство к белым.
Cтав в 1923 году сотрудником Агро-Джойнта, владея английским и немецким языками, Гроер принимал участие в сборе средств для деятельности организации, в качестве ее представителя выезжая в командировки в США, Германию и Швейцарию. Все это в НКВД использовали для фабрикации «заговора для подготовки бактериологической диверсии». По приговору Верховного суда СССР Гроер расстрелян 15 марта 1938 года, реабилитирован в октябре 1957 года.
Говоря о репрессиях сотрудников Агро-Джойнта, необходимо отметить подвижническую деятельность его бессменного директора Иосифа Борисовича Розена, уроженца Москвы, гражданина США. Находясь в 1938 году в Москве в связи с ликвидацией Агро-Джойнта, он добился встречи с Молотовым и ходатайствовал об освобождении арестованных, оказывал помощь семьям репрессированных.
Репрессировались не только руководящие сотрудники Агро-Джойнта и специалисты, но и простые колхозники, конюхи, пастухи, трактористы, скотники, сторожа. Автор опубликовал подлинные документы, пролежавшие в архивах более 60 лет – протоколы допросов, обвинительные заключения, приговоры судов, представил более 60 фотодокументов о работе Агро-Джойнта, жизни поселенцев, фотографии репрессированных. При этом характерно, что исследователю было отказано в ознакомлении с некоторыми делами в Центральном архиве ФСБ в Москве.
Книга Михаила Мицеля – еще один впечатляющий документ, изобличающий нечеловеческую сущность сталинской тоталитарной системы. Это особенно актуально сегодня, когда в России реабилитируется сталинизм, правозащитное общество «Мемориал» объявлено «иностранным агентом», а российское Министерство юстиции требует его ликвидации.