Холодный апрель 2017 года | Еврейский Обозреватель

Холодный апрель 2017 года

Давид Шарп | Номер: Май 2017

Рекс Тиллерсон в Москве

Рекс Тиллерсон в Москве

В Москве для обсуждения стоящих на повестке дня вопросов двусторонних отношений побывал глава госдепартамента США, и, между прочим, кавалер Ордена Дружбы, врученного ему в 2012 году «за большой вклад в развитие и укрепление сотрудничества с РФ», Рекс Тиллерсон. В свете событий последних дней именно сирийский вопрос вышел на первое место среди тем переговоров американского госсекретаря и его российского коллеги Сергея Лаврова.
Бомбардировка силами режима Асада контролируемого повстанцами городка Хан-Шейхун при помощи химического оружия и американский удар по сирийской авиабазе «Шайрат» не только привели к значительному обострению отношений между Россией и США, но и всколыхнули весь ближневосточный регион. Произошедшее глубоко отразилось на странах, окружающих Сирию, ситуация в которой напрямую влияет на их государственную безопасность. Понятно, что не остался в стороне и Израиль.

Биньямин Нетаниягу позвонил Владимиру Путину, чтобы выразить ему соболезнования в связи с террористическим актом в Санкт-Петербурге, а также глубокое потрясение в связи с химической атакой в провинции Идлиб. Согласно официальным источникам, к этим словам Нетаниягу добавил, что международное сообщество должно довести до конца процесс очищения Сирии от химического оружия, начатый в 2013 году. Ранее Нетаниягу и министр обороны Авигдор Либерман в своих заявлениях возложили ответственность за химическую атаку, в которой погибли по меньшей мере 89 человек, в том числе и десятки детей, на режим Асада. В интервью газете «Едиот ахронот» глава оборонного ведомства подчеркнул, что все было сделано по личному указанию сирийского президента.
В данном контексте особенно примечательно то, что сказал израильскому премьеру Путин, а также тот факт, что российские официальные СМИ это опубликовали. Итак, «в рамках обмена мнениями о произошедшем 4 апреля инциденте в Сирии российский лидер подчеркнул неприемлемость выдвижения безосновательных обвинений против кого бы то ни было до проведения тщательного и беспристрастного международного расследования». В переводе с официального языка на неформальный он сделал Нетаниягу самое настоящее взыскание, по сути обвинив правительство Израиля в безосновательных высказываниях на столь щекотливую тему. С учетом того, что в своих суждениях о происходящем в Сирии израильское руководство опирается, в частности, на донесения спецслужб и ЦАХАЛа, для которых сбор информации в этой стране является приоритетным направлением, можно утверждать, что когда премьер-министр и министр обороны высказываются по данному вопросу, у них есть на что опереться. Скажу больше: есть на что опереться даже тем, кто никакой секретной информацией не обладает, достаточно лишь определенных знаний и детального отслеживания событий сирийской войны. А что же Владимир Путин? Здесь можно предположить 3 варианта:
1. Путин говорил искренне, он не знает, кто применил химическое оружие, и желает провести объективное расследование;
2. Путин верит в официальную российско-асадовскую версию о том, что правительственные силы разбомбили склад предприятия повстанцев по производству зарина;
3. Путину прекрасно известно, что к чему, однако это не помешало ему «призвать к порядку» лидера отнюдь не рядового государства, а главное, такого, для которого, в отличие от Москвы, происходящее в Сирии в самом деле является насущным интересом и как раз против которого семейство Асадов десятилетиями готовило свой арсенал оружия массового уничтожения.
Неужели Путин не понимает, что, даже не считая морального аспекта, связанного с беспорядочной травлей зарином мирных жителей, Израиль просто не может согласиться с тем фактом, что применение химического оружия вообще, и против женщин с детьми в частности, является легитимным?! Тем более что, напомню, сирийское руководство обязано было полностью уничтожить это оружие в соответствии с международным соглашением, одним из инициаторов которого была Россия, ближайший, вместе с Ираном, союзник Асада. Это же опаснейший прецедент!
Есть еще одна теоретическая возможность: Россия знала о планах Асада применить химию и фактически дала ему на это «зеленый свет». Поверить в такое мне очень трудно, поэтому не буду считать это даже версией.
Итак, если исходить из предпосылки, что химическое оружие применил Асад и верно первое или второе мое предположение, выходит, что ни Путин, ни в целом российская сторона не обладают даже самой базисной информацией о происходящем и пребывают в полном неведении о планах Асада со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поверить в такое непросто. Остается весьма прискорбный вариант №3, когда президент России требует от главы правительства демократического государства Израиль действовать по принципу «Ему хоть плюй в глаза, а он говорит: это божья роса». Прискорбный еще и потому, что говорит об отрыве от реальности и том, что шансы на обострение отношений между Иерусалимом и Москвой становятся все реальнее. Нетаниягу и другие израильские официальные лица, как и ожидалось, совету Путина не вняли. Более того, премьер одобрил силовую акцию Дональда Трампа.
Не удивлюсь, если сделанные незадолго до химической атаки официальные заявления Белого дома о том, что «свержение Асада не является приоритетным», и особо циничное «судьбу Асада должен решать сирийский народ» (интересно, как народ это осуществит, если о свободных выборах в Сирии можно только мечтать, а у опирающегося на иностранные штыки режима имеется банальное подавляющее техническое превосходство?) Башар Асад воспринял как индульгенцию на любые действия. Однако здесь он просчитался. Скажу больше: я почти уверен, что в подобных условиях, после второго откровенного перехода пресловутой «красной черты», удар по нему нанес бы и Обама. Иначе повести себя не смог бы даже предыдущий президент США…
Известны следующие обстоятельства атаки на авиабазу «Шайрат», с которой, по данным американской разведки, взлетали сирийские самолеты Су-22, бомбившие Хан-Шейхун.
Не дожидаясь отмечаемого в России 9 апреля Дня ПВО (а ведь знатная могла выйти штука!), президент Трамп по рекомендации военных дал указание нанести удар крылатыми ракетами (новейшие «Томагавк» Блок 4 дальностью свыше 1600 км, боеголовка с повышенными проникающими качествами весом свыше 315 кг). Для этой цели были выбраны два единственных находившихся в восточном средиземноморье, несколько южнее Кипра, надводных носителя ракет – эсминцы «Росс» и «Портер». Каждый из них, судя по информации из Пентагона, нес около 35 «томагавков». Примечательно, что капитан «Портера» – женщина, коммандер Андриа Слаф (коммандер – аналог подполковника в ЦАХАЛе и капитана второго ранга в советской армии).
Согласно данным Пентагона, выпущено было 59 ракет. Примерно за час до атаки США предупредили о ней россиян. Узнали о готовящейся операции и несколько союзников в регионе, включая Израиль. Сам удар начался ночью, примерно в 3.40. Как сообщил источник в Пентагоне, несмотря на предупреждение, эвакуировать самолеты сирийцы не успели. Базу «Шайрат» неоднократно использовала российская вертолетная авиация, но задевать россиян американцы не стали. Их целью стали склады с боеприпасами и горючим, батарея ЗРК «Квадрат», а также железобетонные строения, предназначенные для укрытия сирийских самолетов. В неприкосновенности остался лишь тот участок аэродрома, где квартировали россияне. Это спасло и находившиеся там укрытия с сирийскими машинами.
Видимо, сохранив обиду за старую историю с первым пуском по целям в Сирии 26 российских крылатых ракет «Калибр» с Каспийского моря, россияне решили отомстить. Напомню, что тогда источник в Пентагоне сообщил о падении 4 ракет в Иране, а чуть позднее обнаружились иранские овцы, ставшие жертвой недолетевшей ракеты. Свидетельств о попадании 22 остальных «Калибров» хоть по каким-то целям так никто и не предоставил – ни потенциальные «жертвы», ни россияне. И вот уже ставший легендой (не побоюсь этого определения) сирийской войны официальный представитель МО генерал Игорь Конашенков заявил, что до аэродрома долетели всего 23 «Томагавка», а 36 якобы где-то упали. Уже изначально это казалось откровенной чепухой, ведь об эффективном огне ПВО по ракетам ничего не сообщалось, а «Томагавки» всех типов за долгие годы применения доказали свою высокую надежность. Разоблачение последовало немедля: на снимке, сделанном израильским коммерческим спутником, специалисты насчитали поражение как минимум 44 целей, причем в некоторые из них ракеты попадали дважды, а то и трижды. Судя по отрывочным видео с аэродрома, «Томагавки» сработали с ювелирной точностью, например, пробивая крыши бетонных ангаров.
А где же был в это время жупел российских ура-патриотов – дислоцированные в Латакии и Тартусе системы дальнего радиуса С-400 и С-300? Дело в том, что все дилетантские картинки с кругами радиуса поражения в 250-400 км от места дислокации имеют к реалиям борьбы с крылатыми ракетами весьма отдаленное отношение. Низко летящие «Томагавки» даже при идеальном для ПВО рельефе могут быть обнаружены радарами С-400 и С-300 с дистанции в пару-тройку десятков километров. Здесь же цель удара находилась значительно дальше. Поэтому без связи с возможностями данных систем, хоть как-то прикрыть «Шайрат» от «Томагавков», находясь на дистанции в 100 и более километров, они просто не могли. Это нормальная объективная реальность и ничего постыдного здесь нет. Проблема, а вернее, юмор в том, что когда эти системы в Сирии размещали, восторгам российских СМИ со ссылкой на военных по поводу того, что местное небо якобы напрочь закрыто от американских ракет, не было конца…
Можно вспомнить и того самого Конашенкова, который в свое время рекомендовал американцам буквально следующее: «Такие атаки будут нести угрозу российским военнослужащим. Рекомендовал бы коллегам в Вашингтоне тщательно просчитать возможные последствия реализации подобных планов… Любые ракетные или воздушные удары по территории, контролируемой сирийским правительством, создадут явную угрозу российским военнослужащим. У боевых расчетов российских комплексов ПВО вряд ли будет время на выяснение по «прямой линии» точной программы полета ракет и принадлежности их носителей, а все иллюзии дилетантов о существовании самолетов-«невидимок» могут столкнуться с разочаровывающей реальностью. Российские базы в Хмеймиме и Тартусе прикрыты системами С-400 и С-300, радиус действия которых может стать сюрпризом для любых неопознанных летающих объектов». Как видим, радиус в самом деле оказался сюрпризом, но лишь для тех, кто верил в чудо-оружие, уничтожающее все летящее на дальности 400 км.
Американцы официально заявили: в цель попало 57 ракет, уничтожено и выведено из строя около 20 сирийских самолетов, что составляет примерно 20% действующей сирийской боевой авиации. Неофициальные проасадовские источники признавали потерю 9 МиГ-23 и Су-22, батареи ЗРК «Квадрат» и пусковой установки для ракет «Фатех-110».
То, что не пострадала взлетная полоса «Шайрата», никого не должно удивлять – дырявить «томагавками» бетон никто и не собирался. Эти ракеты предназначены для других целей. Тем более что повреждения бетонки восстанавливаются очень быстро, а удар носил одноразовый характер. Пока…
Если для Асада переданное послание стало хоть и не стратегическим ударом, но весьма болезненным, то для Путина, это, конечно же, было унижением. Трамп показал, кто может стать хозяином в «сирийском доме», стоит Вашингтону только захотеть. Однако, что может быть гораздо более тревожным для Дамаска, вашингтонская администрация, еще недавно записавшая Асада в «неприоритетные», сменила тон. Накануне визита в Москву обращение Тиллерсона к Кремлю прозвучало чуть ли не ультимативно: «Будьте вместе с США и странами, разделяющими их взгляды на события в Сирии, или становитесь под одно знамя с Ираном, «Хизбаллой» и Сирией». Он также добавил, что трагедия, подобная хан-шейхунской, «не должна повториться», и что эпохе правления семейства Асада приходит конец.
«Скучно, девочки, это мы все уже наблюдали», – заявил Владимир Путин, цитируя с ошибкой Ильфа и Петрова (в оригинале было «девушки»), когда решил охарактеризовать обвинения в адрес Москвы и Дамаска. Из других высказываний российского президента любопытно то, в котором он сообщил, что уровень доверия между США и РФ, особенно в плане военного сотрудничества, при Трампе ухудшился.