Прагматизм против амбиций | Еврейский Обозреватель

Прагматизм против амбиций

Эфраим Ганор | Номер: Май 2013

Прагматизм против амбицийСпустя три года после событий на борту судна «Мави Мармара», во время которых от огня морских коммандос ЦАХАЛа погибли 9 турецких граждан (активисты исламистского движения IHH), Биньямин Нетаниягу принес извинения своему турецкому коллеге Реджепу Тайпу Эрдогану. Та операция израильской армии в нейтральных водах была предпринята, чтобы предотвратить прорыв «флотилии свободы» в сектор Газа.
Извинение Нетаниягу отнюдь не было спонтанным, хотя для многих в политических кругах страны и командовании ЦАХАЛа оказалось весьма неожиданным. Уже давно между Турцией и Израилем велись переговоры, призванные выработать формулу, которая устроит обе стороны. Среди прочих, еще в прошлую каденцию в них принимал участие нынешний министр обороны Моше Яалон. По сведениям из достоверных источников, Анкара и Иерусалим были близки к соглашению, но в последний момент Израиль по различным соображениям отказывался от него. Причин этому было несколько, в том числе и чисто политические, такие, например, как приближающиеся выборы. Резко против выступали Авигдор Либерман и тот же Моше Яалон. Кроме извинений и компенсаций семьям погибших, турки требовали снятие блокады сектора Газа. Изначально было понятно, что в той или иной форме извинения Израиль принесет и компенсации выплатит, но о снятии морской блокады Газы не могло быть и речи.
Изменившаяся за последние годы реальность в ближневосточном регионе, и в первую очередь события в Сирии, привели к тому, что обе стороны оказались вынужденными пойти на компромисс и хотя бы частично нормализовать взаимоотношения.
Еще в годы, предшествовавшие формированию первого правительства Нетаниягу, турецкий премьер выбрал курс на резкое ухудшение отношений с Израилем, тогда – ближайшим стратегическим партнером Турции. Выбор был осознанным, соответствующим антиизраильским и исламистским взглядам премьера, вознамерившегося возвратить Турции доминирующую роль во всем мусульманском мире. Партнерство с «сионистским образованием» явно не совместимо с такими планами. Обращая внимание на эти давние амбиции Эрдогана, израильские противники извинений тверды в убеждении, что надеяться на восстановление прошлых отношений нет смысла.
Однако с момента резкого поворота на антиизраильский курс, апогеем чего стала провокация с «Мави Мармара» с последующими турецкими требованиями и дипломатическими санкциями, на Ближнем Востоке произошли важные изменения. Сохранив в Турции имидж сильного политика, на внешнеполитической арене с приходом «арабской весны» Эрдоган не достиг успеха ни в Египте, ни в других странах Ближнего Востока. Так, к началу беспорядков в Сирии в марте 2011 года отношения между Дамаском и Анкарой были, казалось, нерушимыми, а затем произошел разрыв, приведший режимы Асада и Эрдогана к положению непримиримых врагов. Никуда не продвинулся Эрдоган и в интеграции с ЕС, а его агрессивный тон в отношении Израиля вызвал в странах Западной Европы и США откровенное неприятие, и турецкому премьеру неоднократно намекали, что в его же интересах сбавить злостные обороты.
Американцам принадлежала важная роль в давлении на обе стороны, чтобы вернуть ситуацию если не в докризисное, то хотя бы в приемлемое состояние. Положение, когда на фоне бурных событий в регионе два важнейших союзника США фактически находятся в состоянии вражды, было для Вашингтона неприемлемым. События в Сирии, грозящие самыми неприятными сюрпризами, настойчиво требовали от США, Израиля и Турции приемлемого решения затянувшейся враждебности Анкары к Иерусалиму. В преддверии визита Барака Обамы в Израиль посреднические усилия США и их давление на обе стороны вышли на новый уровень. Формальное примирение Израиля и Турции стало чуть ли не единственным достижением Обамы в ходе его визита, кстати, не анонсированным заранее. Последний шаг был сделан перед самым отлетом Обамы в Амман. Предварительные формулировки оказались согласованными, и Нетаниягу позвонил Эрдогану. Как рассказал турецкий лидер, он первым делом решил удостовериться, что Обама является свидетелем их беседы, и попросил американского президента к телефону. Он добавил, что весь разговор был записан. Во время беседы Нетаниягу сказал, что инцидент на борту «Мави Мармары» не был умыслом и Израиль сожалеет о гибели людей. Проведенное израильское расследование показало, что были допущены промахи оперативного характера. В связи с этим правительство Израиля приносит турецкому народу извинения за ошибки, приведшие к гибели людей. Стороны решили, что о сумме компенсации семьям погибших они договорятся отдельно. В свою очередь, Турция обязалась прекратить судебное преследование военнослужащих ЦАХАЛа, среди которых не только бойцы специального подразделения ВМФ «Шайетет-13», но и бывшие тогда высшие армейские чины, включая начальника генштаба, командующего флотом и главу АМАНа.
Позднее Нетаниягу объяснил, что подтолкнуло его к шагу, от которого он долго воздерживался: «Сирия разваливается, и огромные арсеналы современного оружия попадают в руки разных элементов. Огромную опасность представляет овладение террористами химическим оружием. Важно, чтобы Израиль и Турция, граничащие с Сирией, контактировали по этому вопросу и по поводу других реальных вызовов». В высказывании Нетаниягу содержится прозрачный намек на то, что все это имеет огромное значение и для других направлений (надо полагать, что премьер имел в виду Иран и Ливан).
Чтобы понять, за что Израиль извинился, стоит вернуться к тем событиям. Комиссия ООН, созданная по следам абордажа «Мави Мармары», признала, что поддержание блокады сектора Газа законно с точки зрения международного права, однако примененная израильской стороной сила в отношении судна была «непропорциональной».
Анализируя происшедшее, следует сказать, что никаких претензий к высадившимся на борт «Мави Мармары» бойцам «Шайтет-13» быть не может. Открытие огня на поражение по беснующимся «активистам» было абсолютно обоснованным. Бойцы были вынуждены защищать свою жизнь. На этом этапе их действия не стали ошибкой и были оправданы. Ошибки, причем грубейшие и не имеющие никакого оправдания, были допущены на стадии планирования операции. Какими бы агрессивными не были пара сот пассажиров судна, нельзя забывать, что Израиль уже десятки лет сталкивается с такими и гораздо более массовыми и агрессивными беспорядками. Если все делать правильно, в подавляющем большинстве случаев необходимости применять огнестрельное оружие на поражение не возникало и не возникает. Безусловно, поскольку речь шла о судне в открытом море, а не о палестинских камнеметателях где-нибудь возле Рамаллы, возникли дополнительные трудности. Но и тут имелась возможность взять судно под контроль без такого количества пострадавших среди солдат и пассажиров. О провале свидетельствует хотя бы тот факт, что на начальном этапе некоторые бойцы оказались в руках активных террористов и могли погибнуть или попасть в заложники. Можно утверждать, что если бы планировавшие операцию учли вполне вероятные сценарии, жертв можно было бы избежать. Так что, говоря об ошибках, имеется в виду именно это, а не действия бойцов ВМФ на борту.
Тем не менее многие из тогдашнего десанта негативно восприняли извинения Нетаниягу, что можно понять. Высшее командование ЦАХАЛа уже давно выступало за примирение с Турцией и приняло устраивающую обе стороны формулу извинения. Новый министр обороны Моше Яалон заявил, что шаг премьера оправдан, а вот последовательный противник извинения перед турками, возможный будущий министр иностранных дел Авигдор Либерман назвал действия премьера «очень серьезной ошибкой». В отличие от него, лидер оппозиции Шели Яхимович оправдала Нетаниягу.
Премьер понимал, что извинения перед Эрдоганом вызовут осуждение многих израильских граждан, включая электорат его партии. Тем не менее он поступил так, исходя из своего видения государственных интересов Израиля, включая понимание позиции США. Перед Израилем стоят в эти дни такие вызовы, что иногда приходится поступаться престижным имиджем. Как у нас принято говорить по разным поводам: не правым будь, а умным.
Да и то – по принципиальному вопросу блокады Газы именно Эрдоган уступил. Не зря в последующем интервью местной прессе он говорил «снятие эмбарго», а не блокады. В любом случае, какую бы формулировку он ни использовал, снятие морской блокады сектора обещано ему не было, и в разговоре с Нетаниягу речь шла лишь о расширении ассортимента поставляемых в Газу товаров. Что, кстати, и без того уже имеет место.
По словам турецкого премьера, степень нормализации отношений зависит «от выполнения на практике данных Израилем обещаний» о компенсациях семьям погибших и улучшении условий жизни палестинцев. По вопросу о компенсациях Израиль и Турция договорились, что средства будут переведены не семьям, а в некий фонд, из которого их распределит уже турецкое правительство. Однако по поводу сумм разногласия остаются: Анкара требует примерно по миллиону долларов за каждого погибшего на корабле, Израиль готов заплатить по 100 тысяч. Данный вопрос является принципиальным: в нем не только финансовый, но и юридический аспект и опасность прецедента. Оспаривая баснословный «миллион», Израиль приводит «турецкий тариф» – семье каждого погибшего при исполнении обязанностей турецкого военнослужащего казна выплачивает по 70 тысяч долларов. Согласно источникам в нашей столице, приемлемой для Израиля общей суммой компенсаций называются 10 млн шекелей.
Примирение Анкары и Иерусалима было радостно воспринято в туристической сфере обеих стран. Как рассказали в израильских турагентствах, число израильтян, решивших приобрести путевки в Турцию, заметно возросло.
Подводя итоги, можно сказать, что, несмотря на нынешнее примирение, восстановления по-настоящему близких отношений между странами ожидать не стоит как минимум до тех пор, пока Эрдоган или его явные последователи находятся у власти. Оставаться же у руля, они, судя по всему, будут долго. Не стоит ожидать и тесного сотрудничества в сфере безопасности, тем более что многие из турецких друзей Израиля в среде высшего командного состава осуждены или находятся под следствием в связи с обвинениями и подозрениями в планировании переворота. Наконец, вряд ли в Израиле станут торопиться с продажей Турции новейших систем вооружений, даже если Анкара выразит такое желание. Ожидать полного прекращения антиизраильской риторики Эрдогана и его соратников тоже не стоит.
Принеся извинения, Израиль проявил максимум прагматизма и гибкости. Иерусалим сделал все от него зависящее для нормализации отношений и дал Эрдогану ту же возможность. Как оно будет в действительности, покажет уже ближайшее время.

Автор Эфраим Ганор «Новости недели»