Остров мертвых | Еврейский Обозреватель

Остров мертвых

Гай Бехор | Номер: Ноябрь 2015

Izrael_51. Джихадисты
Мне уже приходилось писать об этом: Иудея и Самария кишат десятками тысяч салафитов, которые определяют новые правила игры в нынешнем жестоком раскладе. У них есть имя – это «Партия освобождения» («Хизб ат-Тахрир»). Дерзко, не таясь, они собирают десятки тысяч людей на свои демонстрации под самыми окнами резиденции Махмуда Аббаса в Рамалле.
Они в каждой мечети, в каждом углу. Это они захватили еще два года назад Храмовую гору. Это они создали «Марабитун» и «Марабитат», чтобы охранять Храмовую гору от неверных – евреев. Представители иорданского Вакфа боятся их, потому что столкновение с ними в Иерусалиме способно поджечь и само королевство, трясущееся от страха перед салафитами и ИГИЛ.
Эти экстремисты не стремятся к презренному с их точки зрения независимому палестинскому государству. Они не желают никаких переговоров. Они хотят всемирный исламский халифат. Поэтому они ни в грош не ставят Абу-Мазена и его режим, который бы охотно скинули. И может статься, когда-нибудь они так и поступят. Ясно, что если бы не израильская армия, они бы уже давным-давно это сделали.
Это они заводят и подначивают другие исламские движения: ХАМАС, «Исламский джихад», «Исламское движение в Израиле», раскручивая гонку за титул самых истинных приверженцев ислама – естественно, за счет Израиля. И ясно, что арабам-христианам в этой перспективе места нет.

2. Аль-Акса
как инструмент
Нынешние события напоминают 20-е и 30-е годы прошлого века. Тогда, в 1929 году, муфтий Хадж Амин аль-Хусейни натравил погромщиков на еврейский ишув под точно таким же лозунгом: «Аль-Акса в опасности». Кровавые беспорядки перекинулись от Иерусалима на Хеврон и добрались до Тель-Авива и Хайфы.
Похожим образом складывалась ситуация и во время смуты 1936–1939 годов, когда банды мусульманских экстремистов подчинили себе арабское общество, развалив его до такой степени, что к 1939 году оно рухнуло, утратив способность экономически функционировать.
Банда Изз ад-Дина аль-Кассама навела ужас не только на евреев, боявшихся свободно передвигаться по стране, но и на традиционное арабское руководство, уничтоженное ею или бежавшее. Все лозунги были исключительно исламскими, о национальных соображениях вообще не было никакого разговора.
Ритуал и по сей день остается неизменным: вызывающие религиозные лозунги, возбуждение страстей, бескомпромиссный экстремизм, бешеное насилие, культ смерти, а затем военный и экономический крах и полное разорение.
После того, как арабская элита оставила страну, произошло окончательное крушение 1948 года. Арабы творят свою «накбу» своими собственными руками. Так всегда было и будет.

"Остров мертвых", худ. А. Беклин, 1884

«Остров мертвых», худ. А. Беклин, 1884

3. Моя Аль-Акса
Несколько совершенно различных и даже противоречащих друг другу конфликтов протекают параллельно в нынешней волне насилия и страстей. Все ее инициаторы ведут подстрекательство против Израиля, но преследуют при этом разные интересы.
ХАМАС надеется завладеть Рамаллой, как прежде захватил Газу. Поэтому он фокусирует на ней все провокации, на которые только способен. ХАМАС жертвует жителями сектора, бросая их на забор, – главное, чтобы были убитые, привлекающие внимание. Вместе с тем, оберегая свою власть в секторе, он опасается чрезмерно раздражать Израиль в том, что касается Газы.
Абу-Мазен рассчитывает накопить легитимность на своей улице, ведя подстрекательство против Израиля. Боясь ХАМАСа и салафитов животным страхом, он продолжает сотрудничать с Израилем в вопросах безопасности (кто-то ведь должен охранять его существование), по ходу дела позволяя стычки с израильскими силами – и нашим и вашим.
Различные группировки среди израильских арабов стремятся к сепаратизму и провозглашению автономии от Израиля. Не стоит быть наивными. Они уже готовят почву для дальнейших шагов – после борьбы за «восточную Палестину» начнется борьба за ее «север» и «юг».
Ошалелые гангстерские банды молодежи рвутся к минутной славе. У них вообще нет никакой цели, кроме желания доказать свое презрение к смерти, желательно насильственной. С их точки зрения, закончить жизнь в 25-секундном ролике для «Фейсбука» является вполне достойной целью. Их отцы точно так же мечтали быть вписанными в уличные листовки со списками шахидов. В каждом поколении свои способы прославиться. И джихадисты сполна используют этих несчастных для своих целей.

4. Разъединенный список
В «Объединенном арабском списке» даже не пахнет единством, поскольку он включает и исламистов, и националистов. Но представители националистических и коммунистических течений не способны понять, что исламисты уничтожат их в первую очередь.
Израильские арабы создали что-то вроде «правительства», в котором сидят четыре разных партии. Они сосуществуют в нем, но противоречия по-прежнему колоссальны. Их объединяет лишь одно – ненависть к Израилю, без которой не получилось бы никакого «Объединенного списка». Они уже ощутили себя властелинами страны и стали вести себя соответственно – заносчиво и дерзко. Арабское общество в большинстве своем поддержало «Объединенный список», прекрасно осознавая, что он тащит их прямиком к экономическому и личностному краху. Но на фоне раскола с евреями оно продолжает молчать. Что ж, в будущем этому обществу останется винить лишь самое себя. Оно все знало, но молчало.
Правда, кое-кто не молчит. Мэр Назарета Али Салам осмелился устыдить представителя арабского списка, Аймана Уду, прямо посреди улицы, когда тот давал интервью телеканалу – израильскому, разумеется.
«Что вы нам тут устроили?» – с горечью в сердце кричал он. Желание жить против бравады смерти, прагматизм против иллюзий, реальность против «конфликта», каждодневные заботы против бесконечных истерических воззваний, здравый смысл против «рейтинга» в СМИ, настоящее и будущее против прошлого.

 Гай Бехор

Гай Бехор

5. Отчуждение
по принуждению
Если «Объединенный арабский список» чего-то и добился, так это увязывания судьбы израильских арабов с арабами в Иудее, Самарии и Газе. Последовательно и целенаправленно фанатики исламского движения отдаляют арабское общество от еврейского. То же самое творит и Абу-Мазен, и ХАМАС, и все остальные экстремисты.
Как с экономической, так и с военной точки зрения Абу-Мазен существует только за счет поддержки Израиля – того самого, который он всеми силами пытается при этом уничтожить. Израильские арабы однозначно существуют лишь благодаря Израилю – тому самому, который их лидеры, вопреки здравому смыслу, стремятся прикончить.
Цель беспорядков – нанести ущерб Израилю. Все то же самое, что и последние 100 лет: остановить инвестиции в страну, прекратить растущую алию, навести страх и ужас.
Необъяснимая мистическая тоска исходит от картины «Остров мертвых», написанной швейцарским художником Арнольдом Беклином в традициях школы мистицизма конца 19-го века. Что там, на этом странном острове? Что скрыто под взметнувшимися вверх кипарисами? Кто этот гребец в плаще с капюшоном? Не сам ли Харон, перевозящий души в преисподнюю Аида? Неужто это конец? Есть ли раскаяние? Есть ли избавление? Есть ли дорога назад?
Этот образ, как видно, преследовал Беклина на протяжении многих лет. Поэтому он создал по крайней мере пять разных версий одного и того же сюжета, но на всех направление скользящей по волнам лодки не вызывает сомнений. Захватывающий дыхание фатализм картины вдохновил многих творческих людей, например, великого композитора Сергея Рахманинова, написавшего одноименную симфоническую поэму. Под ее впечатлением был создан фильм ужасов с блестящим Борисом Карлоффом, один из эпизодов в сериале «Игры престолов», фильм «Чужой». И всюду направление ясно: нет раскаяния, нет избавления, нет дороги назад.
Таков и фатализм «палестинской» судьбы, остающийся неизменным, вечно плывущим лишь в одном направлении – к острову мертвых. И у каждого поколения – своя версия.

Митинг сторонников "Хизб ат-Тахрир", Рамалла

Митинг сторонников «Хизб ат-Тахрир», Рамалла

6. Нет раскаяния
Перед нами общество, полностью разрушенное изнутри, что в Иудее и Самарии, что в Газе, что в пределах границ 1948 года. Нет ни одной работоспособной структуры, а те, что есть – насквозь прогнившие и коррумпированные. Лишь пустота, заполненная роликами с отрезанием голов от ИГИЛ и ему подобных. Дискурс, сосредоточенный на подстрекательстве, ненависти и культе смерти. Это тяжелобольное общество, воплощающее свои жуткие химеры в брутальное насилие.
Они осознают, что эти видения приведут их к катастрофе. Но грезы эти слишком прекрасны, чтобы найти в себе силы и отказаться от них. И потому видения уже завладели своими носителями. Химера возобладала над реальностью, «овладела их судьбой», как написал в свое время сирийский поэт Низар Каббани обо всех арабах, даже не осознавая, до какой степени он окажется прав.
Крушение этого общества усиливается дефицитом денег. Благотворительность на поддержку автономии Аббаса иссякает вместе с потерей международного интереса. Увяли иранские подачки ХАМАСу, и финансирование Исламского движения в Израиле засохло. В надежде, что деньги вдруг вернутся, они привычно обращаются к насилию. Этот трюк хорошо известен, к слову, и экстремистам из ультраортодоксальных кругов в Израиле. Ведь нет ничего успешнее буйных демонстраций (с обязательным участием конной полиции как напоминанием о казаках-погромщиках) для того, чтобы освежить из-за границы потоки субсидий.
Отсутствие экономики, кстати, и является той причиной, по которой «автономия» не может позволить себе провозгласить независимое государство. Ведь тогда на самом деле придется работать, поскольку субсидии из ЕС закончатся. Но кому это нужно?
Горькая ирония в том, что без «яхуд», как они нас там называют, арабские рынки в Израиле неспособны существовать, и потому беспорядки лишь усугубляют экономический кризис, вовсе не устраняя его.
Так или иначе, они неспособны смириться с окружающим их еврейским успехом – как в границах 1948 года, так и в Иудее и Самарии. Они глядят на новые города, сверкающие небоскребы, порты, поезда, дороги, которые, конечно же, служат им тоже, и зависть выжигает их изнутри. Вместо того, чтобы попытаться изменить к лучшему свою судьбу, сделать ее отличной от мерзостных культов смерти, воцарившихся в исламских обществах Ближнего Востока, они ослепляют себя ненавистью.
Упрямо и обреченно «палестинцы» движутся в пучину всемирного исламского «величия», к халифату, который прежде всего пожрет их самих.

Депутаты Арабского списка на Храмовой горе

Депутаты Арабского списка на Храмовой горе

7. Нет избавления
Там нет ни одной идеи «за», только «против». Они точно знают, что такое «плохо», но никто не ведает, что такое «хорошо». Лишь «Хизб ат-Тахрир», предлагающий призрачную химеру халифата. И нет никакой общей платформы, кроме ненависти к Израилю. И потому Израиль и служит платформой, точнее война с ним. Но что потом? Ведь без Израиля вам не на что станет жить, да и не удастся вам на самом деле уничтожить его.
Проблемы «палестинцев» вообще не имеют к нам никакого отношения. Они касаются исключительно их самих – мы же только инструмент, средство борьбы в межмусульманском конфликте тех, кого прежде называли «палестинцами».
Это не просто очень больное общество. Не факт, что это вообще общество. По сути дела, в нем нет ничего связывающего, кроме нас. Поэтому Израиль – по сути хребет этого надуманного явления под названием «палестинцы», без которого у них нет самостоятельного существования. Они «сияют чужим светом», нашим светом.
8. Никому
не нужны
В арабском мире прекрасно осознают, перед лицом каких проблем они сами сейчас оказались. Поэтому интерес к происходящим здесь беспорядкам очень низкий, возможно, даже нулевой. В отличие от прошлых лет, они уже не могут себе позволить заниматься «палестинцами», поскольку сражаются за собственную жизнь.
И остальной мир обращает на эти события очень мало внимания, тоже целиком пребывая в своих собственных заботах. Поэтому «палестинцы», этот избалованный ребенок Запада, должны теперь справляться сами.
Западу недостает сейчас только того, чтобы туда устремился еще и поток «палестинцев». А ведь им, «палестинцам», как раз будет очень просто эмигрировать в Европу. Поскольку если у них есть удостоверение беженца, то ЕС обязан их принять. Так проклятие «беженцев» может в одночасье перевернуться и вместо Израиля обрушиться как раз на Европу.

9. А что мы?
Еврейский ишув во время беспорядков 1936–1939 годов ни минуты не сидел без дела. Мусульманский бойкот и беспорядки он использовал для того, чтобы создать собственные еврейские работоспособные институты управления. Появились банки, в Тель-Авиве, вместо опасного Яффо, открылся новый порт, вырастали новые поселки, выстраивалось организованное и структурированное по-новому руководство. Арабские беспорядки подготовили нас к созданию государства.
Сегодня мы гораздо меньше зависимы от арабских беспорядков. Поэтому мы тем более должны продолжать жить, радоваться, развивать, строить, расти и преуспевать. С точки зрения истории, у нас просто нет времени отвлекаться на эти глупости вокруг.
Мы в космической эре, наши враги в каменном веке. Во времена тех «беспорядков», когда арабы устраивали мятежи и бойкоты, мы назвали это «еврейской работой», сумев обеспечить собственные кадры во всех сферах деятельности. Нынешние беспорядки обязывают нас к солидарности, к внутреннему сближению и преуспеванию во всем, чем бы мы ни занялись. Что уж тут поделать – тяжелые дни обычно являются для нас самыми лучшими.

10. Назад дороги нет
С горечью и с потрясением наблюдаем мы разворачивающуюся перед нашими глазами картину новой кампании арабов Эрец-Исраэль, снова несущихся к собственному разгрому, как это уже было в 1936, в 1948, в 1987, в 2000 годах.
Поколение за поколением, и в каждом своя версия саморазрушения и коллективного самоубийства, еще одна катастрофа, сотворенная своими руками, после которой выжившие будут опять искать виноватых и опять, как обычно, найдут их у нас… Саморазрушение общества на пути к острову черных иллюзий и гибели, острову мертвецов. И нет раскаяния, нет избавления, нет дороги назад.

Автор: Гай Бехор