БОЛЕВЫЕ ТОЧКИ ИЗРАИЛЯ – ВНУТРИ И СНАРУЖИ | Еврейский Обозреватель

БОЛЕВЫЕ ТОЧКИ ИЗРАИЛЯ – ВНУТРИ И СНАРУЖИ

Ури ВАЙНТРАУБ | Номер: Май 2018

Акция протеста возле призывного пункта на улице Раши в Иерусалиме, которую устроили порядка 500 экстремистски настроенных ультраортодоксов. Ортодоксы перекрывают движение транспорта, вступают в драки с полицейскими и разными способами провоцируют беспорядки. Они швыряют в сотрудников органов правопорядка камни, яйца и бутылки с водой. В толпе раздаются выкрики: «Нацисты!», «Умрем – но в армию не пойдем!»

Акция протеста возле призывного пункта на улице Раши в Иерусалиме, которую устроили порядка 500 экстремистски настроенных ультраортодоксов. Ортодоксы перекрывают движение транспорта, вступают в драки с полицейскими и разными способами провоцируют беспорядки. Они швыряют в сотрудников органов правопорядка камни, яйца и бутылки с водой. В толпе раздаются выкрики: «Нацисты!», «Умрем – но в армию не пойдем!»

В последнее время в фокусе внимания еврейских СМИ среди прочих проблем Израиля оказались отношения с ультрарелигиозной частью населения и ситуация в Сирии. В апрельском номере «Еврейский обозреватель» опубликовал мнение президента Всемирного еврейского конгресса Рональда Лаудера по первой теме. Мы же попробуем разобраться в обеих указанных проблемах системно и серьезно.

Не навредить бы с Б-жьей помощью
Рональд Лаудер назвал серьезной угрозой «капитуляцию Израиля перед религиозными экстремистами и связанное с этим растущее недовольство еврейской диаспоры».
По мнению Лаудера, растущее влияние ультраортодоксального меньшинства приводит к отчуждению от Израиля большей части еврейского народа: «Кризис особенно ярко выражен среди молодого поколения, которое преимущественно нерелигиозно. Все большее число евреев поколения «нулевых», особенно в Соединенных Штатах, дистанцируется от Израиля, потому что его политика противоречит их ценностям. Результаты неудивительны: ассимиляция, отчуждение и серьезная эрозия близости еврейской общины к еврейской родине».

Мнение президента ВЕКа – это взгляд на проблему извне, с позиций мировой диаспоры. Но и в самом Израиле отношения общества с его ультраортодоксальной частью также были и остаются источником серьезного напряжения.
Поводом для выступления Рональда Лаудера стал крупнейший с момента формирования правительства весной 2015 года правительственный кризис, который в первой половине марта 2018 года пережила правящая в Израиле правоцентристская коалиция во главе с премьер-министром Биньямином Нетаниягу. Этот кризис, который чуть было не завершился роспуском Кнессета и объявлением досрочных выборов, начался в последний день февраля, когда две ультрарелигиозные парламентские фракции – сефардская партия ШАС и ашкеназский блок «Еврейство Торы» (ЕТ) – намеревались вынести на пленарное голосование в Кнессете разработанный ими проект Основного закона «О ценности изучения Торы», спровоцировав выход на поверхность целого набора непростых культурно-политических противоречий.
Напомним, что всего в составе Кнессета 20-го созыва 120 депутатов. В правящую коалицию входят 66 депутатов от пяти политических сил, в том числе – семеро депутатов от ШАС и шестеро от ЕТ. То есть, фракции ультраортодоксов представляют собой «золотую акцию» и с этой позиции лоббируют интересы своего электората. Главные интересы – это бюджетные вливания, которые позволяют ультраортодоксам сосредоточиться на изучении Торы, не отвлекаясь на бытовые заботы, а также на вопросы строительства жилья, службы в армии, общего и профессионального образования, и направляя свободную политическую энергию на повышение роли раввинских судов и максимальное распространение соблюдения религиозно-культурной традиции.

Группа ультраортодоксов напала на безоружного бойца ЦАХАЛа в Бней-Браке. Для того, чтобы освободить проезжую часть, заблокированную воинствующими харедим, солдаты Армии обороны Израиля использовали водометы

Группа ультраортодоксов напала на безоружного бойца ЦАХАЛа в Бней-Браке. Для того, чтобы освободить проезжую часть, заблокированную воинствующими харедим, солдаты Армии обороны Израиля использовали водометы

Так, важнейшим пунктом упомянутого законопроекта было требование ШАС и ЕТ законодательно придать изучению Торы в религиозных школах статус «базовой ценности еврейского государства», фактически приравняв эту деятельность к службе в ЦАХАЛе, и тем самым окончательно закрыть вопрос о призыве ультрарелигиозной молодежи на службу.
Впервые этот вопрос встал на заре независимости государства, когда 15 июня 1947 года, еще до провозглашения Израиля, лидерами сионистского движения и руководителями организации Агудат Исраэль (одного из составных частей нынешнего блока ЕТ) было подписано соглашение о статус-кво, призванное урегулировать отношения государства и религии в Израиле. По этому соглашению, в частности, под контроль религиозных организаций передавалось заключение браков и прочих актов гражданского состояния, а также ритуальные услуги. Им были переданы все полномочия, связанные с соблюдением кашрута. Вводился запрет на движение общественного транспорта по субботам. Религиозные праздники становились государственными. Религиозные девушки освобождались от службы в армии. Юношам, учившимся в ешивах, предоставлялась отсрочка. И также был принят пункт, который давал право на создание независимых религиозных школ.
В сегментированном и пестром израильском обществе нашли свое отражение как мозаичность всего еврейского мира в целом с его общинным, религиозным, языковым, ментальным разнообразием, так и некоторые общечеловеческие моменты. То, что со времен Бешта евреи разделились на хасидов и митнагдим, а со времен Гаскалы – на религиозных и светских, это историческая данность. А вот то, что в Израиль за годы независимости приехала масса народу, зачастую весьма далекого от иудейской традиции – феномен, катализирующий старые противоречия, и обусловливающий неизбежный конфликт.
Под общечеловеческими ценностями мы имеем в виду невежество и леность ума, а также – нетерпимость. В первом случае значительная часть израильского общества нередко не имеет корректного представления о мире ультраортодоксов (харедим) и свое отношение к ним строит на стереотипах. Главные претензии, выдвигаемые такими людьми к харедим – они не хотят работать и служить в армии и навязывают нам свои нелепые ограничения. При этом недовольные граждане чаще всего не знают о разнообразии внутри самого мира религиозных евреев в целом и ультрарелигиозных в частности. Для них все ортодоксы – «черные», «кипатые», «пейсатые». И ведущие позиции здесь занимают репатрианты из бывшего СССР, в силу обстоятельств в течение многих лет отрезанные от еврейской традиции.
Представители харедим сетуют, что в светском израильском обществе, особенно русскоговорящем, принято презирать ультраортодоксов. За подобное отношение к другим социальным группам, например, мусульманам или гомосексуалистам, человек мгновенно был бы изгнан из «приличного общества». «Про харедим же позволительно говорить все, использовать любые оскорбления и выражения, включая подчас даже те, что применяли к евреям национал-социалисты, – отмечает аналитик Александр Непомнящий. – У харедим, безусловно, много недостатков, как впрочем и у других групп в израильском обществе. Но даже все обвинения против них вместе взятые несоразмерны обрушиваемой на них ненависти».
Со своей стороны, харедим нередко дают повод для острой критики и неприятия. Это не только члены секты «Нетурей карта», которые сжигают флаг Израиля в День Независимости. Но и те, кто бросают камни в машины, едущие в шаббат, или устраивают другие общественные беспорядки, позволяя себе бить полицейских и солдат ЦАХАЛа. Или же политики, голосующие вместе с депутатами от арабских партий в обмен на их поддержку инициатив ШАС и ЕТ – таких, как закон, который должен закрепить порядок освобождения ультрарелигиозной (и арабской) молодежи от призыва в ЦАХАЛ в качестве конституционной нормы, или законопроект о расширении полномочий религиозных судов.
В общем, проблема налицо. Стороны друг друга не любят и толерантностью не блещут, хотя некоторые встречные движения все же имеют место. Часть светских евреев, в том числе молодых, приобщается к еврейской традиции и начинает жить по ортодоксальным правилам. А в среде ортодоксов идут неизбежные процессы распространения компьютеров и гаджетов, выхода на работу в светский мир. Это тоже объективно влияет и отчасти корректирует взгляды и поведение.

Профессор Зеэв Ханин

Профессор Зеэв Ханин

Есть другой аспект проблемы – демографический. На момент подписания соглашения о статус-кво число ультраортодоксов в Израиле составляло от 30 до 40 тыс. человек (около 5% еврейского населения). За прошедшие годы ультраортодоксальный сектор вырос в 20 раз и сегодня составляет примерно 11% всего еврейского населения Израиля. Семьи ортодоксов многодетны – в отличие от их светских соотечественников.
Некоторые комментаторы в связи с этим бьют тревогу. Так, Исаак Розовский указывает, что если имеющиеся тенденции сохранятся, и не произойдет никаких драматических изменений, в 2040 году численность ультраортодоксов в Израиле составит примерно 2,8 млн. человек. И когда такой электорат обеспечит в Кнессете 30% депутатских мест для ультраортодоксальных партий, государственная политика Израиля неизбежно изменится.
Надав Хаэцни акцентирует внимание на экономической составляющей, отмечая «безудержный рост числа получателей социальных пособий, уклоняющихся от службы в армии, не желающих работать и платить налоги». Публицист отмечает: «Как известно, ультраортодоксальное общество неоднородно. Многие харедим понимают, что положение в том виде, в котором оно существовало прежде, не может продолжаться. Проблема – в лидерах общины, в раввинах, которые опасаются потери контроля над паствой. Однако, судя по всему, они опоздали со своими опасениями. Израильское общество не в состоянии смириться с продолжением паразитизма пятой, четвертой или третьей части населения страны. Продолжение подобной ситуации опасно для нашего существования. Поэтому лидеры ортодоксальной общины обязаны перестроить свое мышление и подход к данному вопросу. От этого зависит будущее народа Израиля».
А Шауль Резник задает резонные вопросы. Изменится ли нынешняя картина любви и ненависти? Пойдут ли во власть представители религиозного сектора, численность которого становится все больше и больше? И как будет выглядеть эта власть? Признают ли ортодоксальные круги, что псалмы и молитвы наиболее эффективны при наличии систем противоракетной обороны и бомбардировщиков? Поймет ли нерелигиозное общество, что без еврейских ценностей лоскутное образование типа Австро-Венгрии на Ближнем Востоке не имеет права называться еврейским?
Ответы на эти вопросы даст только время.

Беспокойный северный сосед
Внутренняя проблема отношений с ортодоксами имеет такой же перманентный характер, как угроза и беспокойство со стороны северной границы Израиля, где находится Сирия – сегодня одна из самых горячих точек на планете.
Собственно и на юге Израиля – на границе с Сектором Газа – тоже проходят весьма горячие события. Но, во-первых, это проблема, которую Израиль решает самостоятельно, как главный игрок. А во-вторых, буза в Газе объективно остается в тени войны в Сирии, и в этом есть плюс для Израиля в плане информационной войны – миру не до Газы, когда в Сирии меряются амбициями и потенциалами Путин с Трампом.
Позицию Израиля по отношению к сирийскому конфликту и перспективы развития ситуации в свете ракетного обстрела Дамаска и Хомса силами США и Франции (14 апреля) четко обрисовал ведущий израильский политолог, профессор Университета Бар-Илан Зеэв Ханин.
Комментируя сирийскую ситуацию, он отметил, что главные игроки на сирийском поле – США и Россия – сегодня больше хотят договориться, чем конфликтовать, и при этом хотят соблюсти интересы своих союзников, каждый – своих.
На развитие событий повлияло, в частности, укрепление позиций Путина после президентских выборов в России и Трампа – после очередной успешной кадровой перестановки в его команде. А Франция на фоне «брекзита» претендует на лидерство среди европейских сил, способных влиять на ситуацию в Сирии.
Высокие стороны рассматривают различные варианты ситуации, включая отказ Путина от поддержки режима Башара Асада в Сирии – на условиях гарантий сохранения российского присутствия в Латакии и Тартусе, либо на условиях вливания Западом миллиардов долларов на восстановление сирийской экономики, либо на условиях признания России державой, интересы которой следует учитывать при решении любых международных проблем.
Что же до сторон менее высоких – в частности Израиля, то он заинтересован, прежде всего, в том, чтобы Сирия не была зоной террористической угрозы, транзитером иранского вооружения для палестинских боевиков и каналом технологий, которые меняют баланс сил северных границ. Профессор Зеэв Ханин подчеркивает, что если раньше концепция Израиля предполагала точечные удары в ответ на провокационные действия при сохранении правящих режимов в соседних странах, то после февральского ракетного удара по аэродрому в Хомсе концепция изменилась. Израилю на северной границе нужна не эфемерная «зона деэскалации», а территория спокойствия, зона безопасности. И если большие партнеры – а Биньямин Нетаниягу обсуждал сирийские вопросы и с Путиным, и с Трампом – не обеспечивают такую зону, то у Израиля должны быть развязаны руки, чтобы осуществлять уже весьма активные действия. И не точечные удары, а действия в таких объемах, которые будут способствовать решению проблемы на достаточно долгую перспективу. А останется ли при этом у власти Асад, или же ему на смену придут другие силы – не является предметом заботы Израиля.
Но пока на высоких верхах ищут решение проблем, журналисты и аналитики упражняются в построении различных гипотез.
В любом случае, вся история Израиля представляет собой цепь проблем, которые так или иначе решались по мере поступления. Наличие болевых точек – признак живого организма. Ничего не болит только у мертвецов, к которым Израиль, слава Богу, никак не относится.

Ури ВАЙНТРАУБ, политолог, специально для «ЕВРЕЙСКОГО ОБОЗРЕВАТЕЛЯ»