Ближневосточный конфликт в эпоху распила и отката | Еврейский Обозреватель

Ближневосточный конфликт в эпоху распила и отката

Мирон Я. Амусья, профессор физики, Израиль | Номер: Май 2012

…Если звезды на небе зажигают, значит — это кому-нибудь нужно?
В. В. Маяковский

Слова — термины «распил» и «откат» — изобретение России сравнительно последнего времени. Аналогов в других языках, пользуясь подручными словарями, мне найти не удалось. А между тем, по общечеловеческой значимости, полагаю, эти слова можно поставить вровень, а то и впереди таких общеизвестных, как «спутник» и «калашников». Я постараюсь пояснить, что явления, описываемые этими выразительными терминами, вполне объясняют многое, что беспокоит людей и определяет их судьбы в Израиле и близких к нему странах. И если в применение к «распилу» я многократно писал об этом, хотя, к сожалению, не упоминая самого термина, роль «отката» заподозрил совсем недавно, а потому поговорю о ней впервые.

Уже годами идет дискуссия о природе арабо-израильского конфликта. Особый интерес вызывает его длительность, притом без заметных, особо положительных для палестинских арабов, да и для соседних с Израилем арабских стран, сдвигов. Конечно, и прошлая история имела длительные, вплоть до столетних, войны. Но чтобы противостояние, буквально переменной интенсивности война, тянулось более шестидесяти лет на границе, столь малой протяженности, как израильская — такая ситуация уникальна. Притом, все это происходит под давлением внешних сил, перманентно требующих прекратить конфликт немедленно, в течение то месяца, то нескольких месяцев, в крайнем случае — года, максимум двух. Эти требования терроризируют граждан Израиля, сея в них страх и неуверенность в завтрашнем дне.

Однако время идет, меняются лидеры ведущих стран мира и правительства Израиля, даже Арафат уже очистил белый свет от своего присутствия, а сдвигов в провозглашаемых направлениях нет. Этому должны быть причины, притом — веские, нетривиальные, перевешивающие то, что представляется на первый взгляд разумным и осмысленным, полезным столь заботливо опекаемым их лидерами народам. Их много, этих причин. Здесь, вероятно, намешаны история, психология, религия, связанные со всем этим и свободные от них сложности мировой политики. Играют несомненную роль расовая специфика и племенные различия. Все это образует крайне сложный клубок, в котором нормальному человеку, да и специалисту, оказывается невозможным разобраться.

Но я по профессии физик, и привык даже в сложнейшем природном явлении искать его сравнительно простую причину. Остановлюсь здесь на приземленных, чисто материальных факторах, которые, как считаю, играют в обсуждаемом вопросе живучести арабо-израильского конфликта чрезвычайно важную роль. Мое утверждение просто — сложившееся положение существует столь долго, поскольку вполне, более чем что-либо другое, устраивает правящие элиты соседей Израиля и ведущих стран мира. Поэтому это состояние поддерживают, и будут поддерживать еще весьма долго. И никакие «миротворческие» усилия, никакие попытки построить «два государства для двух народов» или даже «три для трех», считая «газоватов» независимым новым народом, ровно ничем, кроме пшика, не кончатся. Никакие мирные конференции, в Париже или Москве, равно как и, к примеру, на Майорке, если и пройдут, то по существу не изменят сложившегося положения вещей.
Для полноты картины повторю прежние доводы. Они сводятся к следующему. Для вожаков палестинской автономии перманентная борьба за создание государства, на которую «мировое сообщество» выделяет огромные деньги, которые крайне легко прикарманить, гораздо удобнее, нежели реальное создание своего государства. Это последнее, вследствие сложившихся привычек руководства автономии, станет для него тяжелым, да и малоприбыльным предприятием.
Для ближних, да и удаленных, арабских и исламских соседей, существование Израиля есть прекрасное оправдание чудовищной коррупции руководства и, как следствие, низкого уровня жизни населения. Проходящие сейчас смены режимов и внутренние конфликты вряд ли в обозримом будущем приведут к власти тех, кто искренне печется о народном благе, и кого грабеж своего населения оттолкнет аморальностью. Скорее, на смену сравнительно «насосавшимся» к власти придут вполне «голодные», которые должны будут для себя наверстать упущенное в предыдущий период жизни. Печальная судьба предшественников лишь сделает их более осмотрительными в управлении и изворотливыми в сохранении наворованного. Разумеется, пугало — Израиль им по-прежнему абсолютно необходим. Я не обсуждаю крайне маловероятный случай появления ответственных, вменяемых демократических режимов, которые не занимались бы всевозможными «распилами». Их сосуществование с Израилем не представляло бы никакой проблемы для обеих сторон.
Ведущие мировые державы также вполне устраивает сохранение существующего порядка. Его нарушение в обе стороны чревато перемещением в эти страны больших масс беженцев, которые пополнят в развитых странах отнюдь не тощие ряды исламских радикалов, своими действиями оказывающих тлетворное влияние в Западной Европе и США уже сейчас. В итоге, сия чаша не минует и Россию. Еще не закончены столкновения правительства и оппозиции в Ливии и Сирии, а Италия, да и Турция быстро наполняются беженцами, счет которых идет на тысячи. Для Италии это уже стало серьезной проблемой. Им только не хватает, чтобы бандитье из палестинской автономии, имеющее всего два уменья — стрелять и взрывать, хлынуло к ним. Нет, уж пусть лучше эта часть Ближневосточного конфликта будет локализована окрестностями Израиля. Они готовы оплачивать свое спокойствие крупными денежными вливаниями в автономию, лишь бы «борьба» не распространялась далеко от этого места. Судьба потраченных денег их мало волнует, в сравнении со спокойствием, которое траты гарантируют. Им безразличен «распил».

Гигантские «распиливаемые» суммы позволяют проводить «откат», т.е. оплату из этих сумм, прежде всего в его примитивной форме, в виде мзды тем, кто идеологически обеспечивает борьбу «палестинского народа», оказавшегося идеальным изобретением для всей исправно работающей схемы. Объект этого простейшего «отката» — прежде всего, либеральные СМИ, левая профессура и не профессура, вплоть до простой шпаны, готовой за деньги написать все, что пригодится для перманентной борьбы за «исконные права палестинского народа», за создание его «государства», обеспечивая тем самым жизненность процессу уже многолетней «подкормки».

Теперь, когда премьер-министр Израиля Нетаниягу, встреченный с энтузиазмом в Конгрессе США, напомнил о пребывании евреев на этой земле в течение четырех тысячелетий — вожаки автономии поняли, что надо доказать что-то совсем из ряда вон выходящее. И кандидат в ученые Аббас уже говорит о том, что его «народ» оставлял здесь следы аж 7000 лет до новой эры. Моя уверенность базируется на прошлом и на увеличении финансирования «автономии» мировым сообществом. Будьте уверены — этот «комсомол» всегда ответит «есть».

Здесь уместно высказать предположение о том, что попытка лишения еврейского народа его героического прошлого — важнейший элемент борьбы против сегодняшнего Израиля, — также не пущена его противниками на самотек. Разумеется, я не отношу каждую глупость, вроде периодически всплывающего утверждения о том, «что все военные победы Израиля связаны лишь со слабостью противника», с «откатом». Но клевета на защитников Масады, попытка представить их горсткой фанатиков, общественный суд, на котором бывший политик Иоси Бейлин, один из авторов приснопамятных ословских соглашений, тогда бывший студентом, выступал обвинителем по «делу» героя еврейского народа Бар Кохбы, вполне заслуживают «откатной» поддержки.
Однако «откат» по всем этим линиям настолько мал по величине в сравнении с получаемыми автономией суммами, настолько далеки упомянутые «герои» от «стола раздачи», что такие проплаты «откатом»-то в полном смысле слова и не назовешь.

О полноценном «откате», в котором заинтересованы высшие чиновники ООН и стран-доноров, я подумал лишь сравнительно недавно, в связи со статьей, говорящей о крупнейших нарушениях, мягко говоря, деловой этики в действиях Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна. Эта статья, написанная Джулио Меотти, носит впечатляющий заголовок — «ООН — удивительнее любой выдумки». Она заслуживает прочтения вне зависимости от отношения к тому, что обсуждается мною в данной заметке. Там есть примечательное утверждение: «Если руководство ООН бывшего Генерального Секретаря Кофи Аннана было отмечено коррупцией, непотизмом и политической безответственностью, то руководство Пан Ги Муна выглядит, похоже, еще хуже».

В раскрытие этого утверждения приведен ряд свидетельств, из которых остановлюсь на одном, с точки зрения обсуждаемой темы «распила» и «отката», особенно важном. Я, конечно, понимал давно, что примерно двадцать тысяч сотрудников ООН, занимающихся распределением материальной помощи «палестинским беженцам», получают совсем немалую зарплату, особенно по сравнению с доходами населения в местах раздачи. Я понимал, что они поэтому представляют собой немалую силу, заинтересованную в продолжении сохранения существующего положения вокруг Израиля. Ведь без такой заинтересованности само понятие «палестинский беженец» потеряло бы свое уникальное значение. А оно проявляется в двух важнейших факторах — во-первых, палестинскими беженцами, в отличие от всех остальных, имя которым легион, занято специальное агентство ООН. Во-вторых, к «палестинским беженцам», в отличие от самих перебежавших, относятся все их потомки, вплоть до нарождающихся сегодня, что обеспечивает не только сохранение «контингента», якобы нуждающихся в помощи, но и его естественное и быстрое увеличение. Ко всем остальным же применимо единственное логичное определение: беженец — это тот, кто сам убежал. И точка. Следовательно, такой контингент убывает просто по естественным причинам.

Я понимал, что «распределители» заинтересованы в расширении объекта деятельности, но Генеральный секретарь ООН — чиновник достаточно высокого ранга, который, будь он озабочен проблемой, сумел бы заставить подчиненных пойти на устранение объективно ненужного специального агентства и сокращение его аппарата, что облегчило бы постоянный финансовый голод, который испытывает ООН. Однако этого не произошло. Нельзя не заметить и совершенно тенденциозной, идущей вопреки всякой очевидности, антиизраильской риторики Генерального Секретаря. Здесь нужно лишь острое желание не стоять в стороне от важной для себя проблемы. Поэтому оказывается для него (и не только, разумеется, для него) уместным пропустить практически без внимания подавление оппозиции президентом Сирии Асадом, сопровождающееся убийством сотен людей и клеймить Израиль, при попытке перехода границы которого на мине подорвались полтора десятка нарушителей границы.

Определенно я понимал, что и заметная чиновничья группа, занимающаяся в странах-донорах «палестинской автономией» вообще и «палестинскими беженцами» в частности, заинтересована в сохранении и даже расширении финансирования этих объектов. Но, опять-таки, относил все это к процессу посильного «распила» выделяемых средств.

Однако я не думал, что на столь высоком уровне может действовать «откат», т.е. прямое возвращение вожаками автономии части полученных ими средств. Такое казалось немыслимым вследствие предположения, признаюсь, чисто умозрительного, основанного не на реальных фактах, но на общих соображениях, высокого морального уровня столь ответственных государственных и международных служащих. Упоминаемая выше статья Джулио Меотти содержит доводы, позволяющие усомниться в чрезмерной порядочности чиновников стран-доноров и ООН. Как, к примеру, и деятельность бывшего Генерального директора МАГАТЭ М. аль-Барадеи, столь много сделавшего для сокрытия военного характера атомной программы Ирана.

По сравнению с приводимыми Меотти данными, получение «отката» было бы сравнительно невинной затеей. На этой основе я делаю предположение о наличии не односторонней «дали — получили», но более сложной связи между вожаками автономии и их финансовыми спонсорами — по принципу «дали — получили — заданную долю вернули давателям».

Разумеется, работа этой схемы требует заметно более тщательного дипломатически пропагандистского прикрытия, нежели первая. С другой стороны, обеспечивая более «справедливое» распределение денег налогоплательщиков ряда стран, она с чиновничьей точки зрения гораздо более выгодна, а значит — жизнеспособна. С другой стороны, она объясняет иначе поражающую устойчивость весьма развитых и образованных людей к доводам реальности «на местности», явно противоречащим основаниям проводимой ими политики. Следуй они разумным и логичным доводам, «палестинских беженцев» и всей этой проблемы просто давно не существовало бы.

Замечу в заключение — теоретик далеко не всегда может что-то утверждать. Очень часто он выдвигает гипотезу для объяснения имеющихся фактов. Дело жизни и вновь появляющихся фактов эту гипотезу подтвердить или отвергнуть.