ОН БЫЛ ПЕРВЫМ | Еврейский Обозреватель

ОН БЫЛ ПЕРВЫМ

Семен КИПЕРМАН | Номер: Апрель 2018

АДОЛЬФ БАЙЕР — ПЕРВЫЙ ЕВРЕЙ-НОБЕЛЕВСКИЙ ЛАУРЕАТ

В минувшем году к славной когорте удостоенных самой престижной научной награды в мире — Нобелевской премии — прибавились еще четверо ученых еврейского происхождения. Теперь доля наших соплеменников составляет по разным подсчетам от 20 до 22 процентов от общего числа нобелевских лауреатов.

Но помним ли мы, кто был первым евреем-лауреатом Нобелевской премии? А ведь плодами его научных открытий по сей день пользуется по крайней мере каждый, кто покупает модные синие джинсы, массовое производство которых было бы невозможным без разработок этого ученого.
Адольф Байер родился 31 октября 1835 года в Берлине. Он был старшим из пяти детей Иоганна Якоба Байера и матери-еврейки Евгении (Хитциг) Байер — дочери известного юриста и историка Юлиса Эдуарда Хитцига, первого биографа знаменитого сказочника Гофмана. Счастливые дни детства Адольфа были омрачены несчастьем — во время родов умерла мать. Как старший из детей Адольф сильнее других прочувствовал тяжелую утрату.

Любознательный мальчик с ранних лет проявлял интерес к естественным наукам, особенно к химии. В возрасте двенадцати лет он сделал свое первое химическое открытие, получив новую двойную соль — карбонат меди и натрия. По окончании гимназии в 1853 году Адольф поступил в Берлинский университет, где в течение последующих двух лет занимался изучением математики и физики. После года военной службы он поступил в Гейдельбергский университет, обучение в котором не ограничилось для него посещением лекций. Там Байер начал работать в лаборатории профессора Роберта Бунзена, сосредоточив свое внимание на физической химии.
В 1857 году Байер опубликовал статью о хлорметане, после чего увлекся органической химией и стал работать у Фридриха Августа Кекуле в его лаборатории в Гейдельберге. Здесь молодой ученый провел работу по исследованию органических соединений мышьяка, за которую ему была присуждена докторская степень. Затем вместе с Кекуле он несколько лет проработал в Гентском университете, после чего возвратился в Берлин. Экзамен на звание приват-доцента Адольф выдержал блестяще и начал подготовку к преподаванию в Высшей технической школе.
В 1865 году Байер приступил к исследованию структурного состава синего красителя индиго, который получали из одноименного растения, распространенного только в индийском климате и высоко ценимого в промышленности. Спустя пять лет он успешно синтезировал индиго искусственным путем, что дало возможность промышленности обходиться без дорогого натурального сырья. Через год с помощью новой технологии Байер получил кристаллы изатина, превзойдя ранее используемый метод французского химика Огюста Лорана.
Престиж лаборатории Байера неуклонно повышался, молодым ученым заинтересовались не только исследователи, но и промышленники, его материальное положение заметно улучшилось. В августе 1868 года Адольф женился на Адельгейде Бондеманн, у них родились дочь и два сына, сложилась дружная семья.
В 1870 году Байер, анализируя обратный процесс — получение индиго путем окисления изатина — впервые добился возможности его промышленного производства. В 1872-м ученый переехал в Страсбург, где занял должность профессора химии в местном университете. Там он также приступил к изучению процессов конденсации и сделал еще одно важное открытие – в ходе проведения различных экспериментов над группами соединений Байеру и его коллегам удалось получить несколько красящих веществ, имеющих важное значение для промышленного производства.
В 1875 году Адольф Байер занял должность профессора химии в Мюнхенском университете. Здесь в течение более четырех десятилетий его лаборатория была центром притяжения, своеобразной Меккой для молодых химиков-органиков. Ученый создал собственную научную школу, куда приглашал одаренных учеников. Свой метод обучения сам Байер характеризовал словами: «Я бросаю людей в море, и пусть выплывают, кто как может». Многие из его студентов впоследствии стали видными учеными, оставившими свой след в истории органической химии – Г.О.Виланд, Э.Фишер, К.Т.Либерман, Э.Бухнер, В.Майер, более пятидесяти из них работали университетскими преподавателями.
В 1885 году Байер сделал еще одно важное открытие – выдвинул теорию напряжения, устанавливающую зависимость прочности углеводородных циклов от величины углов между связями углерод-углерод.
Тогда же, в 1885 году, в честь 50-летия Адольфа Байера в знак признания заслуг перед Германией ему был пожалован наследственный титул, давший право ставить частичку «фон» перед фамилией. В число наград, полученных Байером, входила медаль Дэви «За чрезвычайно важные открытия в области химии», присужденная Лондонским королевским обществом в 1881году. В 1903 году Байер стал первым ученым, награжденным медалью Либиха, учрежденной Немецким химическим обществом «За значительное развитие химии».
Наверное, нет такого препаратного или исследовательского химического метода ХIХ века, к которому Байер не приложил бы свой талант экспериментатора. Методы окисления, восстановления, конденсации, введения функциональных групп разделения, идентификации – и все это было сделано на элементарной стеклянной аппаратуре, практически в пробирках. Ученики шли в технике эксперимента дальше, а сам Байер предпочитал простейшие по оформлению (но не по замыслу) приемы.
Наступил 1905 год. На чествование выдающегося ученого в связи с его 70-летием в Мюнхен съехались десятки учеников Байера, теперь уже известных химиков. Со всех концов мира приходили поздравления. В дни празднования юбилея было получено сообщение о том, что Адольфу фон Байеру присуждена Нобелевская премия «за заслуги в развитии органической химии и химической промышленности благодаря работам по органическим красителям и гидроароматическим соединениям».
В то время из-за болезни ученый не мог лично присутствовать на церемонии вручения премии, и в Стокгольме его представлял германский посол. Соответственно Адольф фон Байер не произнес своей нобелевской речи. Но еще в 1900 году, задолго до этого события, в статье, посвященной истории синтеза индиго, он сказал: «Наконец-то у меня в руках основное вещество для синтеза индиго, и я испытываю такую же радость, какую, вероятно, испытал Эмиль Фишер, когда после пятнадцати лет работы синтезировал пурин — исходное вещество для получения мочевой кислоты». Байер не принял ни одну из существовавших в то время теорий, а выдвинул свою собственную — теорию «напряжения». В рамках этой теории химик заявлял, что из-за присутствия других атомов в молекуле связи между атомами углерода находятся под напряжением, и оно определяет не только форму молекулы, но и повышает ее стабильность.
Став Нобелевским лауреатом, Байер продолжил свои научные исследования. Он занимался изучением связи между молекулярной структурой и оптическими свойствами веществ, в частности, цветом. Ученый не жаждал богатства и не раз отказывал промышленным химическим концернам, предлагавшим огромные деньги, чтобы заполучить его к себе в штат.
С 1911 года Общество немецких химиков учредило Памятную медаль имени Адольфа фон Байера. Годом позже Байер был награжден медалью Эллиота Крессона, вручаемой Институтом Франклина за научные и технические достижения. Он был членом Берлинской академии наук и Немецкого химического общества.
«Байер обладал представительной и приятной внешностью, — вспоминал о нем немецкий химик-органик, тоже лауреат Нобелевской премии Рихард Вильштеттер. — На его лице лежала печать ясности и силы ума, голубые глаза выразительно блестели, взгляд был проницательным».
Адольф фон Байер дожил до 82 лет и умер в своем загородном доме неподалеку от Мюнхена 20 августа 1917 года. Его исследования и открытия позволили создать мировую промышленность красителей.
Ныне одна из улиц Мюнхена носит имя Адольфа фон Байера. 22 января 2009 года Международный астрономический союз присвоил имя Адольфа фон Байера кратеру в районе южного полюса Луны.