Наследник всех своих родных | Еврейский Обозреватель

Наследник всех своих родных

Борис Вайнер | Номер: Ноябрь 2016

hart_1Знакомьтесь: профессор Оливер Харт — лауреат Нобелевской премии по экономике 2016 года, которую он разделил с Бенгтом Холмстрёмом «за вклад в теорию контрактов». О научных достижениях д-ра Харта, в свое время занимавшего пост декана экономического факультета Гарвардского университета, можно рассказывать долго, но сперва обратимся к другой — менее известной — стороне его жизни. Родившийся 68 лет назад в Лондоне в семье известного врача-фтизиатра, пионера в области лечения туберкулеза Филипа Монтегю Д’Арси Харта (прожившего без малого 106 лет!) — ученый является отпрыском одной из самых видных еврейских семей Соединенного королевства.
Прадедом нобелевского лауреата был не кто иной, как Самуэль Монтегю, первый барон Свайтлинг, основатель банка Samuel Montagu & Co. Предки Самуэля иммигрировали в Англию в середине 1700-х годов из северной Германии, его семья была известна как часовщики и серебряных дел мастера. В двадцатилетнем возрасте юноша стал бесспорным лидером на рынке серебра, удача улыбнулась ему и в банковском деле — в 1870-х годах его компания кредитует правительства нескольких европейских стран, во многом благодаря Монтегю Лондон становится центром международного финансового рынка.

Не менее впечатляющим был вклад Монтегю в еврейскую жизнь — в свое время он основал клуб еврейских рабочих, был фундатором многих синагог (в сорока из них Самуэль имел свое персональное место), а в 1887-м стал во главе Федерации синагог. В 1882 году Монтегю посетил Россию, поддерживал палестинофилов из «Ховевей Цион» и принимал активное участие в организации еврейской иммиграции из России. В 1886-м его выслали из пределов Российской империи, но роман с русским еврейством не прервался — в 1896-1909 годах филантроп был председателем русско-еврейского комитета.
В 1893 году Монтегю представил главе британского МИДа петицию о пользе еврейской колонизации Палестины с просьбой довести этот документ до сведения турецкого султана. Дело окончилось ничем, но это стало одним из первых подобных обращений в контексте нового подхода к решению еврейского вопроса.
После убийства в 1888 году Энни Чепмен неизвестным преступником, который впоследствии был прозван Джеком Потрошителем, Монтегю предложил вознаграждение в 100 фунтов (что составляло почти годовое жалованье инспектора полиции) за поимку убийцы. Мотивы банкира были просты — нераскрытые убийства привели к антисемитским инцидентам в Ист-Энде, где проживало множество евреев.
В 1885-м Самуэль Монтегю избирается в парламент от Либеральной партии и занимает кресло депутата до 1900 года. В 1907-м ему жалуют титул пэра как барону Свайтлингу.
hart_2У скончавшегося в 1911 году барона было десять детей, которым он завещал свое состояние при условии, что они вступят в брак с единоверцами. Трое из его потомков стали впоследствии известными государственными и общественными деятелями. Старший сын Луис был соучредителем антисионистской Лиги британских евреев, средний — Эдвин — занимал пост министра вооружений, а в 1917-м был назначен Государственным секретарем Индии. Эдвин тоже придерживался антисионистских убеждений, задержав принятие декларации Бальфура, в которой правительство Великобритании обещало содействовать созданию еврейского национального очага в Палестине. Монтегю заявил, что не существует еврейского народа, а есть представители разных народов, исповедующие иудаизм. При всем этом, памятуя о завещании отца, перед вступлением в брак с аристократкой Венецией Стэнли, Эдвин настоял, чтобы невеста прошла гиюр.
Дочь Самуэля Монтегю — Лили — вела широкую общественную и филантропическую деятельность, сыграв значительную роль в становлении Либерального течения в иудаизме, даже занимая одно время пост президента Всемирного союза прогрессивного иудаизма.
Племянником барона Свайтлинга был Герберт Самуэль — первый Верховный комиссар Палестины — человек, гораздо более чувствительный к сионистским чаяниям, чем собственные дети филантропа.
Сложно сказать, насколько семейная история повлияла на еврейское мировоззрение новоиспеченного нобелевского лауреата, известно лишь, что женат он на соплеменнице — профессоре литературы Гарвардского университета Рите Голдберг, авторе книги «Родная земля: взрослея с Холокостом».
Как и знаменитый прадед, Оливер Харт связал свою жизнь с финансами, поэтому было бы несправедливо умолчать об академических достижениях ученого, вершиной которых стала премия Шведского национального банка по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля — именно она неофициально называется Нобелевской премией по экономике. Оливер окончил Королевский колледж Кембриджского университета со степенью бакалавра математики в 1969 году, получил магистерскую степень по экономике в университете Уорик в 1972-м, а два года спустя защитил докторат в Принстоне. Профессор Харт был президентом Американской ассоциации по праву и экономике и вице-президентом Американской экономической ассоциации.
Ученый занимается теорией неполных контрактов — то есть договорами, где невозможно точно определить права и обязанности сторон при наступлении непредвиденных ситуаций. С контрактами в том или ином виде мы сталкиваемся на каждом шагу: от оплаты коммунальных платежей до отношений с коллегами на работе, от покупки яблок на рынке до приобретения авто. Теория, за вклад в которую профессор Харт удостоен Нобелевской премии, изучается сегодня тысячами аспирантов и докторантов в рамках курсов по экономике. Ее положения используются как в большом бизнесе, например, при определении расходов и доходов от слияний и поглощений или схемах распределения власти внутри корпораций, так и в самых неожиданных сферах. Харт писал, например, о приватизации американских тюрем, акцентируя внимание на том, что при найме частных компаний для управления тюрьмами нужно позаботиться, чтобы они не слишком экономили на заключенных.
На что лауреаты потратят восемь миллионов шведских крон, то есть чуть больше миллиона долларов, пока не сообщается, но если Оливер Харт решит пожертвовать их на благотворительность — это будет вполне в духе семейной традиции.

Автор: Борис Вайнер