Прощай, Бел! | Еврейский Обозреватель

Прощай, Бел!

Михаил ФРЕНКЕЛЬ | Номер: Август 2014

BelИз Нью-Йорка пришла печальная весть. В возрасте 103 лет ушла из жизни Бел Кауфман, внучка великого Шолом-Алейхема.

Бел — это как раз тот случай, когда природа не отдыхала на потомках великих. В шестидесятых годах минувшего века мировым бестселлером стал ее роман «Вверх по лестнице, ведущей вниз». Он переведен на многие языки и неоднократно переиздавался. Бел Кауфман также являлась почетным профессором Колумбийского университета.
С Бел я познакомился в 1999 году, когда она приезжала в Украину на празднование 140-летнего юбилея своего знаменитого деда. В те дни в Киеве проходил международный театральный фестиваль «Блуждающие звезды», названный так в честь одного из самых известных произведений Шолом-Алейхема. Киев, который она не видела много лет, очень понравился Бел. С достопримечательностями столицы Бел и ее мужа Сиднея Глака мы знакомили вместе с организатором фестиваля Аркадием Монастырским. Помню, как тогда нас удивила ее энергия и молодая походка. Бел объяснила нам, что уже много лет регулярно посещает танцкласс и поэтому чувствует себя «немножечко за тридцать».

В предпоследний день ее визита мы съездили в Переяслав-Хмельницкий, где посетили музей Шолом-Алейхема. Экспозиция Бел понравилась. Но самым впечатляющим в посещении Переяслава был момент, когда к Бел подошли несколько пожилых евреев. Они никак не могли поверить, что внучка Шолом-Алейхема до сих пор жива и пытались дотронуться до нее рукой.
А вечером был ужин в ресторане гостиницы «Русь». Меню было чисто украинское. И Бел призналась нам, что борщ с пампушками с чесноком — одно из самых ее любимых блюд. Прощаясь, Бел подарила моей дочери свой популярный роман с автографом и сказала, что очень бы хотела приехать в Киев на 150-летний юбилей деда…
Увы, состояние здоровья (Бел все-таки было уже 98 лет) тогда не позволило ей посетить нас в 2009 году. Тем не менее, 2 марта — в день юбилея Шолом-Алейхема мы с Аркадием позвонили Бел в Нью-Йорк и поздравили ее с торжеством не только как внучку великого писателя, но и как почетного президента Мемориального фонда Шолом-Алейхема.
— Я никогда не скрывала, что это именно так, – сказала она тогда, – что в «Лестнице» немало фактов из моей биографии. Но там много и фантазий. Я была, как у вас говорят, училкой. Но одновременно сочиняла рассказы. Один из них понравился даме, редактировавшей журнал, в который я послала этот свой опус. И она предложила мне «слегка» расширить рассказ до романа. Я, было, начала отказываться. Но мне предложили весьма неплохой гонорар. А я, надо сказать, после развода с мужем жила тогда в серьезных материальных затруднениях. И я рискнула, села за работу. Правда, когда роман был написан и издан, я очень опасалась литературных критиков. Боялась, напишут, что внучка Шолом-Алейхема тоже возомнила себя писательницей, а таланта нет. К счастью, все вышло по-другому. Меня признали. А роман переиздают до сих пор. И знаете, он покупается. Выходит, я дедушку не подвела…
Когда я была в Киеве, один из местных литераторов подарил мне книгу стихов великого Тараса Шевченко. Он попросил меня, чтобы я поставила ее на полку рядом с произведениями Шолом-Алейхема, «чтобы они подружились». Я так и сделала. И, надеюсь, они подружились…
Говорят, что накануне смерти Шолом-Алейхем попросил поклонников своего таланта поминать его чтением не грустных, а веселых страниц из его книг.
Бел нам запомнилась жизнерадостной и энергичной. Такой мы и будем ее вспоминать.