Футбол ради достоинства | Еврейский Обозреватель

Футбол ради достоинства

| Номер: Июль 2016

Самая трагическая футбольная лига в истории

В гетто города Терезина, превращенного нацистами в концентрационный лагерь, содержались граждане почти всех европейских стран

В гетто города Терезина, превращенного нацистами в концентрационный лагерь, содержались граждане почти всех европейских стран

Осуществляя «окончательное решение еврейского вопроса», нацисты особо не церемонились. По большому счету, было предпринято всего две попытки ввести в заблуждение мировое общественное мнение. Первая – это, разумеется, Олимпиада 1936 г. Под угрозой международного бойкота Игр власти Германии сделали хорошую мину при плохой игре, позволив нескольким евреям выступить на Олимпиаде в составе национальной сборной страны. И это при том, что еврейских спортсменов к тому времени уже массово выкидывали из спортивных обществ, а еврейские спортивные организации доживали последние дни.
Вторым пропагандистским ходом стало создание образцово-показательного концлагеря, в который можно было бы допускать международных наблюдателей. Для этой цели была выбрана небольшая чешская крепость Терезин, более известная в литературе как концентрационный лагерь Терезиенштадт.

Крепость была построена в 1780 г. и названа в честь императрицы Марии Терезии. По прямому назначению крепость использовалась не более века, после чего была превращена в тюрьму для особо опасных военных и политических преступников. Пожалуй, самым знаменитым ее заключенным был Гаврило Принцип – боснийский серб, выстрел которого послужил «спусковым крючком» Первой мировой войны. К моменту убийства в Сараево эрцгерцога Фердинанда и его супруги Софии 28 июня 1914 г. Принципу было 19 лет, и по нормам австро-венгерского правосудия он считался несовершеннолетним. Поэтому Гаврило не повесили, как некоторых других заговорщиков, а отправили в Терезин, где он и скончался от туберкулеза 28 апреля 1918 г.
После захвата Чехии гитлеровской Германией Терезин был превращен в тюрьму гестапо, поскольку в Праге все тюрьмы оказались переполнены. А к 1942 г. руководство рейха решило использовать крепость как концентрационный лагерь, не забывая о пропагандистских целях. После Ванзейской конференции на базе тюрьмы создается так называемое «возрастное гетто», куда нацисты в массовом порядке отправляют пожилых евреев из Германии и оккупированных европейских стран.

Лига «Терезин»

Концентрационный лагерь «Терезиенштадт»

Концентрационный лагерь «Терезиенштадт»

По сути это был транзитный лагерь: рано или поздно заключенных отправляли в лагеря смерти, чаще всего – в Освенцим. Но при этом здесь была собрана еврейская интеллектуальная элита: ученые, политики, писатели, музыканты, артисты, режиссеры. В итоге лагерь превратился в подобие маленького еврейского государства. Его внутренняя жизнь управлялась Советом старейшин, здесь были своя медицинская служба, кухни и столовые. Имелся даже собственный банк и своя валюта – «гетто-кроны».
А еще было «министерство культуры и спорта», проводившее множество разных мероприятий: от художественных выставок и театральных постановок до чемпионата Терезиенштадта по футболу. Ведь среди оказавшихся в лагере было немало знаменитых спортсменов. К примеру, Павел Марер – член сборной Чехословакии по футболу, многократный чемпион своей страны и участник футбольного турнира на Олимпиаде 1924 г. в Париже, где чешская команда дошла до 1/8 финала, уступив затем швейцарцам. Два года спустя Марер заключил профессиональный контракт и перебрался в США, но в 1932 г. мировой экономический кризис заставил футболиста вместе с женой и двумя детьми вернуться на родину. Он снова начал играть за пражский Deutschen FuBball-Club и тут впервые столкнулся с нацистскими правилами. В 1933 г., когда DFC отправился в Берлин на встречу с Hertha BSC, нескольким игрокам-евреям, в том числе Мареру, было запрещено выходить на поле.
В 1936 г. Павел завершил футбольную карьеру и открыл в Праге ателье по пошиву верхней одежды. Благодаря огромной популярности в чешской столице его дела быстро шли в гору. После оккупации Чехословакии нацисты отобрали у Марера бизнес, отправив его самого на строительство дорог. А в 1943 г. гестапо арестовало 43-летнего спортсмена и отправило в Терезиенштадт. Его жену отлучили от детей. Но поскольку младший сын Мареров был рожден в США, их не убили, а отправили в разные лагеря для интернированных лиц. В 1944 г. при помощи Международного Красного Креста семья Марера была вывезена в Швейцарию и оттуда – в США.
Марер стал одним из самых возрастных игроков футбольных состязаний в Терезине. Он выступал в качестве играющего тренера команды «мясников». Названия команд, кстати, весьма символичны. Они отражали либо некое лагерное подразделение (например, «Склад одежды», «Электрики», «Садовники»), либо местность, откуда узники попали в Терезин (например, «Моравия», «Богемия», «Голландия»), либо носили названия популярных в то время европейских футбольных клубов (например, «Фортуна» (Кёльн), «Унион» (Берлин), «Рапид»). Всего за три года существования футбольной лиги в Терезиенштадте сыграли 35 команд, разбитых на первую и вторую лиги. Проводился также кубковый турнир и соревнования молодежных команд.
Понятно, что никакого футбольного поля в старинной крепости не было, поэтому матчи проходили раз в неделю, по воскресеньям, прямо на центральной площади, где была нанесена разметка. А поскольку поле было маленькое, то играли шесть на шесть. Победители получали дополнительную пайку, что в лагерных условиях было немаловажно. Матчи судили профессиональные арбитры, в выпускающихся в Терезиенштадте газетах прошедшие игры разбирали профессиональные спортивные журналисты. За футбольными перипетиями наблюдали до тысячи зрителей, а иногда и больше. На следующий день произошедшее на поле становилось темой всеобщего обсуждения. Историк Томан Брод, чешский еврей, попавший в Терезин тринадцатилетним подростком и выживший в Освенциме и Гросс-Розене, впоследствии писал: «Футбол приносил хоть какое-то удовольствие в их безнадежные жизни. Очень важно было сохранить веру и достоинство». «Это была игра против нацистов, я играл против нацистов», – вспоминает в документальном фильме «Лига Терезин» один из выживших участников тех матчей. В этой картине, вышедшей в свет в 2012 году, демонстрируются фрагменты одного из последних матчей, сыгранных в Терезиенштадте.

Слепые глаза Красного Креста

Воскресный футбольный матч на центральной площади

Воскресный футбольный матч на центральной площади

В октябре 1943 г. из Дании в Терезин были депортированы 476 евреев, и этот факт послужил причиной того, что СС решила продемонстрировать «образцовый лагерь» делегации Красного Креста. Три его представителя прибыли в Терезиенштадт 23 июня 1944 г. Им показали школу, больницу, кафе, детский сад. Дети исполнили для гостей оперу «Брундибар», написанную еврейским композитором Гансом Красой, также заключенным Терезина. Его жизнь закончилась в Освенциме через два месяца после визита инспекторов. Так же, как и большинства футболистов, устроивших для высоких гостей футбольный матч. И заключенного Курта Геррона, снявшего пропагандистский фильм о лагере. Эта лента, которую инспекторам Красного Креста продемонстрировали в заключение их визита, никогда не была показана в кинотеатрах, но два фрагмента ее сохранились и легли в основу фильма «Лига Терезин».
Никаких зверств в лагере инспекторы не заметили, между тем футбольная лига в Терезиенштадте прекратила свое существование в октябре 1944 г., когда большинство игроков и зрителей отправились в Освенцим. Почти за три года ее существования было сыграно более 100 матчей. До освобождения лагеря оставалось еще более полугода. Советские войска освободили Терезин 9 мая 1945 года. Их встречали 17 тысяч узников из 140 тысяч, прошедших через этот лагерь. Среди них был и Павел Марер. Год спустя он смог перебраться к семье в Америку. Умер Пол Марер 18 декабря 1985 г. в Лос-Анджелесе.

Автор: Виктор ФРАНК