Две войны Соломона Харана | Еврейский Обозреватель

Две войны Соломона Харана

Борис Гельман | Номер: Ноябрь 2014

solomonИзвещение о том, что красноармеец Соломон Харан пропал без вести 3 июля 1942 года в боях за Севастополь, его жена получила в апреле 1945-го. К тому времени Хана Харан с дочерьми — десятилетней Софией и четырехлетней Машей возвратились из Средней Азии, где они жили в эвакуации, в родную Одессу. Из этого города дважды призывался на фронт ее муж — заводской литейщик Соломон Харан.

Студеная зима и знойное лето
На «незнаменитую» финскую кампанию Соломон Харан встал под ружье в суровую зиму 1940-го. Когда вскоре он объявился в своем шумном разноязычном дворе, его узнали не сразу. Здоровяк, шутник, мастер на все руки, он «починял» по всей округе. И если что уж прохудилось, соседи знали: «Зови Соломона!» И вот перед ними солдат в шинели, в шлеме с почерневшими руками и рубцами на осунувшихся скулах. Потом поняли: обморозился в снежных финских лесах. На заводе Соломону обрадовались: такого мастера поди поищи где! А вскоре и в семье большая радость: родилась еще одна дочка, назвали Машей.
Но грянуло летнее утро 22 июня 1941 -го. И Соломон Харан вновь в воинском строю, уже под родной Одессой. Стрелок — так обозначена его воинская специальность, окоп — место расположения на огневом рубеже. После тяжелого ранения — госпиталь в Туапсе. Когда зажила рана, солдата направили в осажденный Севастополь. Здесь обрываются сведения о Соломоне Харане. Пропал без вести.
Прошли долгие, долгие годы…

Дорога на Севастополь
Потомки Соломона Харана по стечению обстоятельств уже три десятилетия проживают в Нью-Йорке. Дочь София сохранила воспоминания о том, как отец приехал на армейском грузовике к дому, помог собраться, отвез в порт, разместил на пароходе. На прощание, как рассказывала дочерям мама, отец расцеловал их всех, поднял малышку Машеньку на руки, сказал: «Отобьем скоро врага, возвратитесь в Одессу. Буду встречать вас, мои дорогие».
Они все годы берегли единственную «финскую» фотографию красноармейца Соломона Харана. И каждый раз, когда с экрана телевизора звучало слово Севастополь, слезы навертывались на глаза, вспоминает Софья Соломоновна. До этого города, считай — рукой подать. Туда ходили в 70-е годы «Кометы» — суда на подводных крыльях. Но выбраться в Севастополь им так и не удалось.
Софья Харан вышла замуж в 1958 году за Исаака Конгуна. Он вернулся после срочной службы на Балтике, на эсминцах «Отважный» и « Образцовый» командовал отделением рулевых. А «на гражданке» получил инженерное образование. Когда дочь Анна обзавелась семьей, все они перебрались за океан, проживают в Нью-Йорке. Чета Софья и Исаак Конгун — ныне пенсионеры, их дочь Алла Самус — экономист, работает в инвестиционной компании. Поддерживают отношения с одесским землячеством. Каждый раз испытывали волнение, когда слушали или читали сообщения о Севастополе. Запросы о судьбе отца и деда чаще всего оставались без ответа, иногда лишь подтверждали: пропал без вести. И никакой надежды.

Мемориальный комплекс «35-я береговая батарея»

Мемориальный комплекс «35-я береговая батарея»

«Жди меня»
Эта телепередача транслируется, наверное, по всему цивилизованному миру. Однажды ее увидела Алла Самус.
Рассказывает директор Мемориального комплекса «35-я береговая батарея» Валерий Володин:
— Участвуя в 2008 году в программе «Жди меня», я обратился в прямом эфире из Москвы к телезрителям, чьи родные и близкие погибли при обороне Севастополя, с призывом направлять нам, организаторам музея на 35-й батарее, справки, продаттестаты, иные документы, воспоминания, письма. Алла Самус как-то раздобыла мой домашний телефон, позвонила из Америки и сообщила, что ее дед Соломон Мейерович Харан пропал без вести в Севастополе в 1942 году. Она еще несколько раз звонила, присылала документы, в том числе извещение из военкомата. Собрав данные из других источников, мы пришли к выводу, что Соломон Харан погиб на одном из последних рубежей обороны Севастополя, по всем признакам на территории 35-й батареи. И его имя увековечили в Пантеоне Славы нашего музея. Родственники Харана несколько раз планировали приехать в Севастополь. Им удалось это сделать лишь осенью 2012 года – тогда они прибыли в Севастополь круизным лайнером из Стамбула.
Каковы были конкретные обстоятельства гибели Соломона Мейеровича Харана, установить невозможно. Известно только, что гитлеровцы на мысе Херсонес, где они прижали к скалам десятки тысяч советских воинов, сначала выискивали комиссаров и евреев. Их выталкивали из общего скопления и расстреливали перед строем. Такая участь постигла главного хирурга Приморской армии военврача 1 ранга В. Кофмана, начальника артиллерии Приморской армии полковника Ф. Гросмана, командира подполковника Б. Файна. Оставшиеся в живых подтвердили сотни подобных фактов о тех, кто сражался на мысе Херсонес.
Множество писем приходят в адрес редакции телепрограммы «Жди меня», в Музей героической обороны и освобождения Севастополя, в музей «35-я береговая батарея», в редакции севастопольских газет. Больше всего запросов и сообщений о судьбе родственников поступает из городов бывшего Союза, из сел и дальних аулов. Но многих наших соотечественников разбросало по всему миру: Германия, США, Израиль, Канада, Франция.
Вот только два письма из Израиля.
«Мой отец, Шрага Абрам Липманович (1912 года рождения) служил моряком на Дальнем Востоке. В 1941 году вместе с заводом уехал в Армавир, откуда призван на фронт в Севастополь на военные корабли. Шрага Борис Абрамович. Израиль, г. Хадера».
«Моя двоюродная сестра во время военных действий в Севастополе находилась там на службе. Вероятно, там она и погибла. Ее звали Айя Шлемовна Винницкая. Меня зовут Макс. Израиль, г. Ришон-ле-Цион».
Из Санкт-Петербурга сообщает Р.В. Бабкина: «У меня есть много интересного материала о моей сестре Рахиль-Раисе Абрамовне Гольдман, которая была военврачом, защитницей Севастополя».
Еще один поучительный случай. В 2009 г. в районе 35-й батареи из воронки, засыпанный землей, извлекли останки шести бойцов. По сохранившемуся денежному аттестату одного из них установили погибшего: лейтенант Липовский Владимир Ефимович. Эту фамилию вынесли на сайт 35-й береговой батареи. В 2011 году почтить память его приехали внучка Виктория Гирдюк из города Ашкелона (Израиль) и зять Виктор Бирюков из Евпатории. Они зажгли поминальные свечи у обелиска на братской могиле шести воинов, в которой покоятся и останки В.Е. Липовского. Его фотография установлена в портретной галерее защитников в Севастополе на 35-й береговой батарее.
Музей «35-й береговая батарея» обращается к читателям, к потомкам защитников города Севастополя и участников Великой Отечественной войны: приносите их документы, фотографии, письма. Пусть на газетных страницах останутся воспоминания о славных воинах, отстоявших нашу страну от гитлеровских захватчиков.

Перелет через океан
В течение нескольких лет Алла Самус и Валерий Володин обменивались письмами, телефонными звонками, «Я считала своим долгом обязательно посетить то место, где мой дедушка провел последние минуты жизни», — сообщила Алла Самус.
Так в 2012 года созрело решение у бывших одесситов о поездке в Севастополь. Взявшись за это дело, Алла Самус выбрала такое время, которое совпадало с юбилейной датой родителей, — 55-летием совместной жизни Софии и Исаака Конгун. И приготовила им сюрприз. Показав билеты на полет Нью-Йорк-Стамбул, затем на морской рейс Стамбул-Одесса, сразу не сказала, что предстоит заход в Севастополь и шестичасовая стоянка. Огромный лайнер пришвартовался у причала севастопольской бухты, Алла объявила, о том, что их семейству предстоит необычная встреча.
В порту к американским гостям направился Валерий Володин с букетом цветов, у Софии Соломоновны и Аллы на глаза навернулись слезы. И тут же они попали под телекамеры. Валерий Иванович, в прошлом капитан 1 ранга, сумел вывести гостей из «окружения». Через полчаса они уже ступили на территорию Мемориального комплекса «35-я береговая батарея». Здесь в конференц-зале Софию и Исаака Конгун, Аллу Самус тепло приветствовали сотрудники мемориала и журналисты. Они услышали рассказ о Соломоне Харане, об эмигрантских жизненных перипетиях, о том, как взволновала их встреча с Севастополем. Директор музея Валерий Володин вручил им разнообразные сувениры: тельняшки, книги о боевых сражениях за Севастополь, капсулу со священной землей с берега 35-й береговой батареи. Затем состоялась экскурсия по территории мемориала.
— Все здесь оказалось для нас неожиданным, — сказала тогда Алла Самус. — Столько сердечности, столько внимания! Мы запомним этот день на всю жизнь. И преисполнены благодарности Валерию Ивановичу Володину, всем, кто работает в музее 35-й батареи. Они возвращают людям имена близких, возвращают веру в справедливость. Севастополь стал для нас родным городом. Мы будем везде рассказывать о самоотверженной работе сотрудников музея, о героизме бойцов 35-й береговой батареи, о тысячах героических защитниках Севастополя.