Александр Печерский: возвращение подвига | Еврейский Обозреватель

Александр Печерский: возвращение подвига

| Номер: Март 2016

Александр Печерский

Александр Печерский

Так часто бывает, что настоящие герои — скромные люди. Они не ищут славы, их редко выхватывают из толпы лучи софитов. Они просто живут среди нас. О совершенном ими подвиге узнают случайно. Иногда — когда человек уже умер.
Наша же задача — не дать их именам кануть в Лету, сделать так, чтобы об их поступке узнало как можно больше людей. Потому что подвиг воспитывает. И потому что в этом есть вселенская, историческая справедливость.
Так было с Тиунэ Сугихарой, японским дипломатом, который спас несколько тысяч евреев от верной гибели, выдав им спасительные транзитные визы, чтобы они не сгинули в расстрельных рвах и лагерях смерти. Его с трудом разыскал в 1968 году один из спасенных им, Йоси Нишри. Праведником народов мира Сугихару признали только в 1985-м. Успели. И все же только на его похоронах, где присутствовало много спасенных им евреев и их потомков, соседи с удивлением открыли для себя, кем он был, Тиунэ Сугихара.
А вот Александр Аронович Печерский, умерший 19 января 1990 года, все еще не удостоился благодарности потомков. Хотя то, что он сделал, в каком-то смысле изменило ход истории.
Офицер Красной армии Печерский возглавил единственное успешное за всю историю Второй мировой восстание в лагере смерти. Организованный им массовый побег из Собибора вынудил нацистов по распоряжению самого Гиммлера сровнять этот лагерь с землей, а на его месте высадить траву.

Подвиг и жизнь
В годы войны в концлагерях погибли более трех с половиной миллионов человек. Конвейер смерти был отлажен — поезда, забитые под завязку морально подавленными и дезориентированными людьми, прибывали в лагерь. Прямо на платформе заключенных спешно сортировали, отбирая трудоспособное меньшинство.
Большинство отправляли на немедленное уничтожение — в течение полутора-двух часов. В Треблинке, Хелмно, Белжеце и Собиборе в живых ненадолго оставляли только тех, кто помогал убирать трупы из газовых камер и уничтожать их, а также сортировать вещи убитых. Чтобы сохранить все в тайне, их периодически расстреливали.
Лагерь смерти Собибор просуществовал почти полтора года. За это время в нем были уничтожены более 250 тысяч человек, из них 40 тысяч детей.

Собибор

Собибор

Как это ни парадоксально, но на Западе о восстании в Собиборе и его руководителе создано множество фильмов и книг, но не у нас. В СССР героизация военнопленных, автоматически приравненных к предателям, и уж тем более евреев, не входила в планы Сталина. Поэтому восстание не вошло в школьные учебники, а подвиг Печерского и его сослуживцев остался относительно незамеченным.
В октябре 1941-го лейтенант Александр Печерский попал в окружение, а в сентябре 1943 года с другими военнопленными-евреями был отправлен в Собибор.
Попытки подготовить побег предпринимались узниками и ранее, но уничтожить большинство эсэсовцев и часть охранников удалось только после прибытия Печерского. Кадровый военный всего за три недели, каждый день рискуя оказаться в газовой камере, сумел сплотить вокруг себя группу сторонников, разработать детальный план побега и успешно осуществить его.
Эсэсовцев по одному заманили якобы на примерку кожаного пальто или сапог в мастерские, где их убили специально отобранные заключенные, для которых это было первое убийство в их жизни. Нацисты не ожидали сопротивления, восстание застало их врасплох.
Когда началась стрельба, большинство узников ринулось к проволочной ограде, разрезав ее под пулеметным огнем заранее заготовленными ножницами. Прорвав заграждение, по минному полю они побежали к ближайшему лесу.
От мин и пуль погибли 80 человек, но 320 узников успешно добрались до леса. 170 из них были позже пойманы преследователями и убиты. Из оставшихся в живых 150 восставших часть осталась в Польше, где многих убили польские националисты, а советских солдат Печерский привел в белорусские леса, к партизанам. 53 человека дожили до конца войны.
Несколько «собиборцев» в рядах Красной армии дошли до Берлина. Один из них, Семен Моисеевич Розенфельд, ныне житель Тель-Авива, оставил на стене Рейхстага надпись: «Барановичи-Собибор-Берлин».

Непростой путь в историю
После освобождения Белоруссии партизана-подрывника Печерского отправили в штрафбат. Его, как бывшего военнопленного, единственного из участников восстания, заподозрили в измене Родине. Но командир батальона был настолько потрясен рассказом Печерского о восстании, что в нарушение всех инструкций разрешил ему отправиться в Москву и дать показания Комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их пособников.

Памятник Александру Печерскому в Тель-Авиве

Памятник Александру Печерскому в Тель-Авиве

Здесь его историю записали писатели Павел Антокольский и Вениамин Каверин. Они опубликовали очерк «Восстание в Собиборе», предназначенный для «Черной книги» под редакцией Василия Гроссмана и Ильи Эренбурга. Но в 1947 году сборник был запрещен цензурой, а весь его тираж рассыпан.
Первое в СССР сообщение о лагере Собибор появилось 6 августа 1944 года в газете «Красная звезда» в очерке Василия Гроссмана. Подробнее о лагере и восстании сообщила «Комсомольская правда» 2 сентября того же года в статье «Фабрика смерти в Собиборе». Ее авторы проинтервьюировали нескольких выживших узников лагеря.
Прочитав эту статью, Александр Печерский откликнулся письмом с подробным рассказом о восстании, которое было опубликовано в газете 31 января 1945 года.
Долгое время Печерский считался пропавшим без вести, но затем начал писать письма родным из госпиталя, и в каждом из них в деталях описывал подготовку и ход восстания. В какой-то момент журналисты ростовской газеты «Молот», где работала младшая сестра героя Зинаида, решили объединить все эти письма в книжку «Восстание в Собибуровском лагере», которая вышла в том же году небольшим тиражом.
Несмотря на статьи в прессе, подвиг восставших заключенных не был оценен по достоинству. Его участники не получили никаких наград. А Печерский в 1944 году был направлен в штурмовой стрелковый батальон, штрафное подразделение для побывавших в плену офицеров. Он попал на передовую, где получил тяжелое ранение, кровью искупив «вину». После нескольких месяцев, проведенных в госпитале, его комиссовали.
После войны Александр Печерский женился и вернулся в родной Ростов-на-Дону. Был принят администратором в театр оперетты — до войны успел закончить музыкальную школу, но уже в 1948 году в ходе кампании против «безродных космополитов» Печерского уволили, и пять лет, вплоть до смерти Сталина, он не мог никуда устроиться. Тогда он научился вышивать, а свои изделия продавал на рынке.
В 1953 году Печерский начал работать простым рабочим на машиностроительном заводе. Он прожил долгую жизнь и скончался в 1990 году. Но при жизни государство так и не признало его героем.
Историю Печерского, удивительную и героическую, Михаил Лев, тогда 26-летний командир партизанского полка, услышал еще осенью 1943 года. Он прочитал донесение польского подполья о «кровавом, но удачном восстании евреев в лагере смерти Собибор».
Лев посвятил всю свою жизнь популяризации и официальному признанию восстания. После войны он подружился с «Сашком» и провел с ним много времени. По результатам их общения Лев написал две книги — на идише и русском.
Pech_2За все послевоенные годы в СССР вышли только две книги — Томина и Синельникова «Возвращение нежелательно» (1964), из которой цензура удалила любые упоминания о евреях, и «Длинные тени» М. Лева (1989). Книги о Собиборе, написанные западными авторами — Юлиусом Шелвисом, Мириам Нович, Ричардом Рашке, Томасом Блаттом и другими — так и не были переведены на русский.
Документальный фильм «Восстание в Собиборе», снятый в 1989 году кинорежиссерами Павлом Коганом (СССР) и Лили ван ден Бергх (Голландия), не получил широкой известности. Самым известным фильмом о Собиборе стала, пожалуй, голливудская лента с Рутгером Хауэром в главной роли.
История Собибора оказалась «неудобной» и для польских властей, которые не торопились ставить памятник на месте лагеря. То, что польские националисты выдавали беглецов нацистам, противоречило официальной линии, согласно которой все поляки поголовно боролись с Третьим рейхом. Поэтому здесь не придумали ничего лучшего, чем построить на месте массового захоронения детский сад. Горки, качели и карусели стояли на братской могиле — костях сотен тысяч человек.
Только в 1965 году в Собиборе был воздвигнут памятник — гигантский курган, созданный искусственно из снятого верхнего слоя земли, пропитанного кровью и перемешанного с пеплом сожженных тел.
На его цоколе — окошки, сквозь которые видны останки погибших, их кости и волосы.
В 2011 году польские власти распорядились о возведении нового мемориала и строительстве музея на месте бывшего лагеря смерти и даже выделили на это пять миллионов долларов. Впрочем, у этого плана нашлись противники.
Израильский археолог Йорам Хаими, два дяди которого погибли в газовых камерах Собибора, с самого начала предупреждал, что возведение комплекса на этом месте может повредить нераскопанным объектам, которые находятся под землей. Польские власти проигнорировали его возражения, но когда в сентябре 2014 года Хаими с добровольцами смог откопать газовую камеру — ту самую, в которой были убиты его родственники — план был заморожен.
В последние годы тема Собибора в Израиле и за рубежом приобретает резонанс. В 2005 году одна из улиц города Цфата получила имя Печерского. В 2011-м возникла инициативная группа волонтеров из разных стран, которые помогают подвигу Печерского и его соратников занять надлежащее ему место в истории.
16 октября 2012 года в Тель-Авиве Печерскому и другим узникам Собибора поставили памятник, на церемонии открытия которого присутствовала единственная внучка Печерского Наталья Юрьевна Ладыченко. На церемонии выступали также министры Юлий Эдельштейн и Софа Ландвер, историк и журналист Николай Сванидзе, радиожурналист Алексей Венедиктов, режиссер Александр Марутян, снявший документальный фильм «Арифметика свободы» о Собиборе. В том же году вышло репринтное издание книги Александра Печерского 1945-го года, а вскоре были изданы еще три книги о герое, одна из них на польском языке и снято два документальных фильма.
Так постепенно правда выходит на свет, несмотря на многолетнее замалчивание подвига советского офицера. Хочется надеяться, что справедливость восторжествует хотя бы после смерти героев.

Автор: Роман Янушевский