ХЭСЭД – ЭТО ЗНАЧИТ МИЛОСЕРДИЕ | Еврейский Обозреватель

ХЭСЭД – ЭТО ЗНАЧИТ МИЛОСЕРДИЕ

| Номер: Июль 2017

Директор Хэсэда Раиса Гриценко

Директор Хэсэда Раиса Гриценко

Хэсэд. На иврите это слово означает «Милосердие». Да, именно так – с большой буквы, потому что в еврейской традиции Милосердие стоит даже выше благотворительности – Цдаки.
Так что неудивительно, что еврейские организации, оказывающие помощь пожилым и нуждающимся в медицинском уходе людям, называются хэсэдами.
Сегодняшний наш рассказ о киевском «Еврейском Хэсэде «Бнэй Азриэль».
На интернет-сайте Хэсэда можно найти массу интересной и полезной информации. Например, там можно прочитать краткую историю создания организации.
МБФ «Еврейский Хэсэд Бнэй Азриэль» был основан в 1996 году. Его предшественником была благотворительная организация «Эзрат авот», которая работала при Главной синагоге на Подоле с 1993 года.
В 2016 году Хэсэду исполнилось 20 лет. Начав с нуля в стране, где на протяжении 70 лет отсутствовали традиции филантропии, сегодня МБФ «Еврейский Хэсэд Бнэй Азриэль» превратился в развитую современную организацию, полностью отвечающую стандартам благотворительности ХХІ века.

За прошедшие годы мы стали теплой, дружной и многочисленной семьей:
– на нашем попечении около 9600 клиентов – это еврейские жители Киева и области, о которых мы заботимся в рамках 12 программ и проектов целевой помощи;
– мы сотрудничаем с 350 волонтерами, бескорыстно отдающими подопечным свое время, энергию и силы;
– у нас трудятся более 1000 сотрудников, обеспечивающих бесперебойное функционирование наших программ и проектов.
Также на сайте можно ознакомиться с основополагающими принципами работы Хэсэда, такими как:
– принцип цдаки, предполагающий искренность и безотлагательность в деле оказания помощи.
– принцип волонтерства. Каждый желающий может оказать безвозмездную помощь и принять участие в реализации программ и проектов МБФ «Еврейский Хэсэд Бнэй Азриэль».
– принцип связи с еврейскими традициями и национальными духовными ценностями. Мы собираем, передаем и распространяем уникальный опыт поколений в поддержании еврейских традиций в сферах культуры, семьи, образа жизни.
– принцип открытости и прозрачности. Мы гарантируем организациям и гражданам, участвующим в благотворительном процессе, целевое использование средств и предоставление регулярной отчетности.
– принцип законности. Фонд осуществляет свою деятельность в соответствии с законодательством Украины, общепризнанными нормами и принципами международного права, строго следует нормам, регулирующим благотворительную деятельность.
– принцип компетентности и развития. Наши сотрудники – профессионалы своего дела, использующие для решения поставленных задач лучший украинский и зарубежный опыт. Мы постоянно работаем над повышением уровня профессионализма, чтобы максимально эффективно решать возникающие проблемы.

О том, как эти принципы воплощаются в жизнь в работе МБФ «Еврейский Хэсэд «Бнэй Азриэль» мы беседуем с его директором Раисой ГРИЦЕНКО.
Но вначале несколько вопросов личного характера.

– Раиса Владимировна, расскажите, как и когда Вы пришли в этот хлопотный мир социальной работы?
– Сама я родом из Луганска, и еще там принимала участие в деятельности еврейской общины. Участвовала в открытии еврейской школы, на протяжении нескольких лет была ее директором.
– Вы педагог по образованию?
– У меня два высших образования: Луганский педагогический институт ( история и педагогика) и Московский Университет управления (МВА), менеджмент общественных организаций.
– А Вас не пугало, что Вы, может быть, не до конца знакомы конкретно с такой сферой деятельности? Или во время сотрудничества школы с Луганским хэсэдом уже понимали специфику этой работы?
– Дело в том, что у меня есть многолетний опыт работы в коммерческих структурах , я была директором филиала Киевского агентства воздушных сообщений «Кий-Авиа» в г. Луганске больше десяти лет. Позже – директором общественной, а затем коммерческой организации, созданных при участии Джойнта в г. Днепропетровске. В 2012 г. я переехала в г. Киев по приглашению одного из крупных холдингов и работала в дальнейшем в качестве директора по персоналу.
– Выходит, опыт работы в бизнесе у Вас был солидный. Но вот Вы пришли в Хэсэд и что там застали?
– Скажем так: мое представление о том, как должен работать благотворительный фонд, существенно отличалось от того, что я увидела. И одной из моих задач было поставить работу на уровень современного менеджмента.
– И что было первым? За что Вы взялись в первую очередь?
– Самое главное в благотворительной организации, да, наверное, и в любой другой – это люди. И мне хотелось в первую очередь построить правильные отношения с сотрудниками и создать творческий, активный и эффективный коллектив, который обладал бы позитивной энергетикой и сумел бы передать ее клиентам.
– Как любил говорить один известный товарищ: «Кадры решают все».
– Да, потому что люди – это главное в любом деле.
– И вот прошло уже несколько лет, как Вы работаете. Удалось ли перестроить работу так, как хотели?
– Я думаю, что, во-первых, мне удалось сохранить то лучшее, что было в Хэсэде – еврейские традиции, жизненные ценности, которые присущи Хэсэду. В то же время мне кажется, что мы смогли поднять работу коллектива на более высокий, современный уровень. За это время мы вместе прошли хорошую школу обучения. Люди учили меня, я учила их. Это был процесс взаимного обогащения профессиональным и человеческим опытом, и мне кажется, что сейчас у нас есть большая дружная семья, хорошая работоспособная команда, которой под силу решать самые серьезные задачи.
– Мне кажется, Вам сегодня сложнее, чем предыдущим руководителям Хэсэда. Я помню времена, когда иностранные, да и наши спонсоры охотнее занимались благотворительностью. Как выходите из этого положения? Ведь международные организации снизили активность, ссылаясь на то, что основные американские спонсоры стали больше заниматься своей общиной, а не странами бывшего Союза. Мы постоянно слышим от них, что в Украине, мол, выросли свои бизнесмены. И где же они? Как помогают, если откровенно?
– Конечно, любой благотворительной организации хотелось бы иметь побольше спонсоров, инвесторов, что подразумевает соответственно и больший объем помощи нуждающимся. Но мы благодарны, прежде всего, Джойнту, при активной поддержке и участии которого работаем. Он является, собственно говоря, основателем Хэсэда. Мы благодарны фонду WJR, который очень многое делает для нас. Мы признательны организациям, через Джойнт передающим нам свою помощь. Кроме того, мы сами посылаем заявки на разные гранты. И вот совсем недавно мы выиграли грант, дающий возможность развивать программу, направленную на улучшение жизни людей, страдающих деменцией. Кроме того, у нас работает профессиональный пиар-отдел. Совместно с клубом, с другими нашими программами он постоянно проводит акции, направленные на сбор средств для адресной помощи кому-то из наших подопечных. У нас проходила, например, выставка известного художника Германа Гольда. Благодаря выставке удалось собрать деньги и осуществить мечту тяжело больной клиентки– побывать во Львове . Мы стараемся проводить акции адресной помощи, что дает возможность осуществлять проекты, которые не могут быть профинансированы за счет наших основных спонсоров. Мы условно называем эти акции – «Исполнением мечты». Сейчас мы собираем средства на покупку ноутбука для одной молодой женщины, прикованной к постели. Вы, наверное, видели на сайте сообщение об этой акции.
– Да, видел, конечно.
– Еще одна наша подопечная страдает заболеванием, не позволяющим ей стоять у плиты и готовить еду. У нее тяжелая форма аллергии. Мы нашли спонсора, который подарил ей мультиварку , чтобы она могла полноценно питаться и не дышать при этом аллергенами.
Да, к сожалению, сегодня тяжело привлечь средства на помощь пожилым людям, инвалидам. Но мы постараемся сделать все возможное, чтобы оказать посильную помощь нашим клиентам.
– Как журналист, я слежу за жизнью киевского Хэсэда с первых дней его работы. И обнаружил, что сегодня количество его клиентов значительно уменьшилось. Если десять лет назад их было 14 тысяч, то сейчас – 9,5. Что это, естественная убыль? Или люди стали жить настолько лучше, что им уже не нужна помощь?
– На эту ситуацию повлияло несколько факторов. Во-первых, что поделаешь, люди действительно умирают. Значительная часть наших клиентов – это жертвы нацизма, те, кому уже под 90 и более лет. Понятно, что долгожителей среди них все меньше и меньше. Кроме того, есть те, кто уезжает на проживание в другие страны. В Украине сегодня условия жизни достаточно жесткие, и не каждый готов выдержать финансово-экономическую ситуацию, сложившуюся в стране. Естественно, люди стремятся жить лучше, особенно если за границей есть родственники, которые могут поддержать и помочь. Также значительная часть наших подопечных мигрирует и по Украине. В первую очередь, это временно перемещенные лица, которые некоторое время живут в Киеве, потом переезжают в другие регионы страны или же решают вернуться домой, ведь многим не под силу снимать жилье в столице.
– У вас в Хэсэде много разных программ. Но, прежде всего, хотелось бы поговорить о медицинской. Ведь она, пожалуй, самая важная. Я знаю, что бывали случаи, когда Вы помогали подопечным весьма серьезными суммами для проведения операций. Уделяете ли Вы медицинской программе особое внимание?
– Наша медицинская программа делится на две составляющие. Одна часть – это денежные средства, регулярно поступающие на банковскую карточку клиента. Это так называемая программа «Банковская карта», и здесь в зависимости от критериев, определенных спонсорами, человек получает ту или иную сумму ежеквартально на приобретение лекарств и обеспечение текущих потребностей.
Что же касается экстренной помощи, то тут у нас действует программа «SOS». В рамках этой программы мы стараемся оказать помощь подопечным, которые столкнулись с серьезными проблемами со здоровьем – хирургические операции, стентирование, протезирование переломов шейки бедра, глазные операции, приобретение слуховых аппаратов, лечение онкологии, сахарного диабета. В ситуациях с наиболее тяжелыми заболеваниями иногда мы реально понимаем, что без нашей помощи человек практически обречен, и это, пожалуй, самый сложный момент.
Конечно, подобные проблемы не решаются у нас единолично. Есть специальная медико-социальная комиссия, в состав которой входит более дюжины специалистов. Мы собираемся и активно обсуждаем каждого кандидата на получение помощи, рассматриваем со всех сторон его ситуацию – есть ли для человека возможность помощи со стороны семьи, существуют ли для него другие источники финансирования. И, знаете, иногда разгораются очень жаркие дебаты, потому что очень сложно бывает отдать кому-то приоритет. Ведь средства ограничены, а людей, нуждающихся в нашей помощи, к сожалению, очень много. Более того, в каких-то особо сложных случаях мы запрашиваем рекомендации у Джойнта, потому что в таких ситуациях ошибка – это здоровье человека и даже его жизнь! И поэтому хочу сказать, что все сотрудники, принимающие участие в работе комиссии, очень щепетильны и всегда тщательно подходят к рассмотрению документов каждого человека, которому требуется помощь.
– Есть такое выражение – не хлебом единым. Я знаю, что всеми любимый клуб Хэсэда часто проводит у себя творческие встречи, концерты, музыкальные вечера, которые пользуются большой популярностью у подопечных и всегда собирают много народу, даже зимой, невзирая на плохую погоду. Много ли внимания требует эта сфера вашей деятельности?
– Когда я пришла работать в Хэсэд, я определила для себя одну из главных задач – создать такую атмосферу в клубе и дневном центре, чтобы нам не пришлось уговаривать людей туда приходить, чтобы, наоборот, они сами тянулись к нам, в определенном смысле, как к свету в окне. Я прекрасно понимаю, что многие из наших клиентов не в состоянии купить билеты в концертной кассе и увидеть известных артистов. Они, к сожалению, находятся в социальной изоляции, оторваны от жизни. И для того, чтобы сломать этот барьер, мы постарались пригласить на работу в клуб сотрудников, которые могли бы создать здесь у нас подлинную творческую атмосферу. Начало положила Алла Починок, а сейчас эту эстафету подхватил Феликс Шустер, талантливый музыкант-скрипач. И вот благодаря ему, благодаря нашему пиар-менеджеру Иванне Едгаровой и сотрудницам клуба Ирине Сидоровской и Елене Винн, нам удается приглашать очень неординарных людей – артистов, композиторов, писателей, журналистов. И теперь в клубе постоянные аншлаги. Мы иногда даем по несколько концертов, потому что все желающие, естественно, не могут попасть на одно выступление. И, если раньше была проблема найти зрителей, то сейчас у нас актуальна проблема зала. Наш зал, рассчитанный на максимум 70 человек, часто не способен вместить всех желающих.
Мероприятия получаются действительно интересные, очень активно и эффективно работают клубные волонтеры. У нас есть свой прекрасный вокально-инструментальный ансамбль «Керен». Благодаря помощи наших спонсоров, мы закупили для него современные инструменты. Артисты участвуют в концертах, проводятся вечера отдыха для наших одиноких клиентов. Люди знакомятся, завязываются человеческие отношения. И вы не поверите, у нас танцуют даже те, кто совершенно лишен слуха – люди танцуют со слуховым аппаратом, чувствуют ритм. Приятно видеть, когда у людей хорошее настроение.
– То, что называется – теплый дом.
– Да, теплый дом. Кстати, у нас работает специальная программа «Теплый дом» – уже есть 16 таких домов, сейчас открываются еще два. И 250 человек регулярно посещают эти теплые дома.
– Как вам удалось создать дружный коллектив?
– Во-первых, мы большое внимание уделяем обучению – у нас функционирует очень мощный учебный центр. Благодаря Ларисе Шкловцовой, психологам, менеджерам, разработан целый комплекс программ самого разного уровня. Здесь и стартовый курс обучения для сотрудников службы патронажа, и курсы повышения квалификации, и занятия по психологической разгрузке, и тренинги по работе со «сложными» клиентами, по построению правильных коммуникаций с людьми, страдающими определенными видами заболеваний. Регулярно проходят тренинги для кураторов. Ведь куратор, собственно говоря, является связующим звеном между клиентом и всеми программами хэсэда. И от профессионализма куратора, от правильно принятого решения и вовремя оказанной помощи зависит, насколько хорошо и спокойно будет себя чувствовать клиент.
Во-вторых, мы с вниманием относимся к каждой жалобе или замечанию клиента. В рабочем режиме у нас работает call-центр, где опытные сотрудники отвечают на вопросы клиентов и дают консультации.
В приемные дни ко мне приходят клиенты со своими проблемами, с теми, кто не может прийти, я общаюсь по телефону или приезжаю с визитом. Приятно, что сейчас люди звонят в основном для того, чтобы кое-что уточнить и, главное, поблагодарить за помощь. И очень редко бывает, что клиент чем-то недоволен, и для нас это всегда ЧП, мы сразу стараемся разобраться – что произошло? почему? как это можно исправить? У нас работает социальный аудитор Наташа Короленко, главная задача которого – это проверка и контроль качества реализации наших услуг, а также степень удовлетворенности клиента. Наш социальный аудитор не спрашивает у сотрудника «как ты работаешь?». Она спрашивает у клиента «довольны ли вы полученной услугой?».
Сотрудники знают, что их работа оценивается не только директором или руководителем. Она оценивается клиентом. И от того, останется ли доволен клиент, зависит и наша оценка работы.
– А какие у вас сейчас взаимоотношения с государственной властью? Ведь они тоже бывали разными. Я помню, случались моменты недовольства со стороны властных структур, мол, «у евреев всего много, а у нас ничего». Были и благостные времена, когда в пик благоденствия Хэсэд, например, дарил дорогостоящее офтальмологическое оборудование районной поликлинике. Как у вас сегодня складываются отношения с районными властями?
– Мы взаимодействуем с территориальным центром, с отделом социальной защиты Соломенского района. При необходимости мы помогаем друг другу. Мы приглашаем их на свои мероприятия, конференции. Вот, например, к нам приезжали специалисты, проводившие семинар-тренинг по профилактике деменции и на этот семинар мы приглашали и районную администрацию, и территориальные центры, и специалистов из местной поликлиники, и сотрудников института геронтологии – все они с удовольствием принимали участие в этой работе. Периодически к нам обращаются за помощью, и стараемся по возможности помочь. Районная администрация оказывала содействие в аренде зала для наших мероприятий. А в сентябре прошлого года мы приняли участие в художественной выставке картин, проходившей в Верховной Раде Украины. Словом, у нас нормальные деловые отношения.
– Я обратил внимание, что в деятельности Хэсэда появилось такое «мероприятие», которого раньше не было – «Чай с раввином». Конечно, и раньше раввины приходили в Хэсэд, но в основном по праздникам – прочитать молитву на Песах, на Пурим. А что теперь?
– Да, у нас очень хорошие отношения со всеми раввинами, мы всем рады. И теперь мы их чаще приглашаем и не только на праздники. У нас частыми гостями бывают и Алекс Духовный, и раввины из синагоги на Левобережной, в т.ч. Борух Мендельсон. Совсем недавно нашим гостем был ребе Реувен Стамов. Они приезжают для того, чтобы в Дневном центре пообщаться с нашими подопечными, рассказать о еврейских традициях и праздниках, просто поговорить о Божественном.
– Это важно, ведь большинство наших пожилых людей родом из Советского Союза, где никакой иудейской религии и близко не было.
– Вы знаете, они настолько интересно рассказывают, что их хочется слушать и слушать. Клиенты с удовольствием приходят на эти встречи. Сейчас у очень многих из них проснулся интерес к иудаизму, очень многие на шаббат приходят. Я считаю, что таким образом люди возвращаются к своим истокам.
– Это действительно очень важно. Но у меня такой вопрос – есть ли у вас все-таки какая-то обида на то, что некоторые наши очень богатые люди не спешат помогать нуждающимся?
– Обиды нет. Но, естественно, хотелось бы, чтоб состоятельные члены еврейской общины больше уделяли внимания тем, кто заботой обделен. Я понимаю, что конкурс красоты, наверное, более интересен и престижен для бизнесменов, чем памперсы или инвалидная коляска для стариков. Здесь каждый делает свой выбор.
– Наверное, они надеются, что старость встретят в другом месте и с другими средствами. Какие у Вас сейчас самые интересные планы?
– У нас сейчас благодаря гранту, который мы только выиграли, берет старт новый проект, в котором значительная часть работы – это просветительская деятельность, касающаяся деменции. Это заболевание, к сожалению, омолаживается с каждым годом, но информации о том, как жить с этим заболеванием и как общаться и ухаживать за людьми, страдающими деменцией, практически нет. Грант предоставил WJR.
В этом проекте мы планируем работать со студентами вузов, обучающимися по специальности «социальная работа». Мы хотим привлечь их в качестве волонтеров в нашу организацию. Составной частью проекта является также сотрудничество с государственными общественными организациями. Благодаря проекту, мы хотим вовлечь в работу городскую администрацию, районную, общественные и благотворительные фонды, структуры, работающие с людьми преклонного возраста. Планируем провести для них конференции и круглые столы для того, чтобы ближе познакомить с проблемами, стоящими сегодня перед людьми, страдающими деменцией, семьями, в которых эти люди проживают, рассказать об особенностях социальных услуг для данной категории людей. Мы хотим показать, что есть определенные барьеры, непонимание, но вместе мы можем их успешно преодолевать.
– Раиса Владимировна, может быть, есть что-то, о чем я Вас не спросил, но что хотели бы сами рассказать?
– Тема Хэсэда – безгранична. Потому что это судьбы людей, их мечты и чаяния. Я хочу лишь выразить надежду, что все наши клиенты будут пребывать в добром здравии, и что наше государство будет уделять пожилым людям больше внимания – их здоровью, благосостоянию и социальному обеспечению.
А мы со своей стороны будем все для этого делать. Как говорится, на том и стоим.