СОПРУТ | Еврейский Обозреватель

СОПРУТ

Михаил ФРЕНКЕЛЬ | Номер: Декабрь 2016

1-я серия
Знойный шепот
Яркая, раскаленная, словно Солнце, нависла над окном Луна. Наконец вдвоем — Она и Он. На фоне залитой лунным светом постели Матвей четко различает силуэт Ее смуглого тела.
— Милый, милый, — шепот Ее, будто порыв знойного ветра в пустыне. — Милый, сделай мне больно…
Лоб и шея Матвея покрываются испариной…
Но в это время, очень кстати, хозяин нажимает на клавишу, и диск слегка выпрыгивает из приставки. Щелкает выключатель, и приятный для глаз свет озаряет зал.
— Ну и дальше в таком же духе. Как видишь, никакой порнографии, обыкновенные заграничные будни. Вполне, вполне дозволенная к показу лента…

В ответ Матвей задумчиво смотрит на собеседника. Вот он сидит перед ним — красавец, косая сажень в плечах. В прошлом — виртуоз татами, большой мастер болевых и удушающих приемов, экс-чемпион больших турниров по дзюдо, а ныне председатель торгово-закупочного концерна «Хрустящий леденец» Николай Антимонин. Какая такая непредсказуемая прихоть судьбы забросила его в это кресло? Ведь мог жить по-человечески, как все — на зарплату, работая детским тренером в спортклубе, давшем ему путевку в большую чемпионскую жизнь… Коля, Коля. Куда тебя занесло, а ведь росли вместе.
— Так, давай договоримся, Матюша, — продолжает Антимонин, — может, ты с ребятами особо присмотришь за нашим казино? А то, боюсь, сопрут аппаратуру, еще и рэкетиры, знаешь ли, объявились. А мы уж вам дополнительную плату по договору… А?..
— Ничего, не сопрут. Присмотрим за центром досуга молодежи. И дополнительной платы нам, Коля, никакой не нужно. Не главное они ныне, деньги…
— И правда, наши деньги сейчас — просто тьфу, бумажки. Может, все-таки «капустой» возьмете?
«Эх, Колян, Колян, — думает Матвей, — видно ты в жизни ничего и не понял. Не осознал, что главное в ней не столь дорогие тебе казино, платный туалет в центре города и цех по производству леденцов. Главное — прожить в ладу с самим собой, плюя на дачи, машины, загранпоездки. Ведь если не плевать, а задуматься, почему они у нас мало у кого есть, то можно… можно вообще свихнуться, и..»
…Как всегда в критическую минуту, Матвей привычным усилием воли повернул ход мысли в нужное русло. Вспомнил, что собирался тщательно проверить финансовую документацию «Хрустящего леденца» и, сухо молвив «Мы еще встретимся», вышел…
…Едва открыв дверь, он убедился, что Наташка уже дома. Она лежала на тахте, вытянув ноги, и простенький мини-халатик аппетитно облегал ее стройную фигуру. Наташка таинственно улыбнулась, и знойный, словно ветер в пустыне, шепот опалил его уши:
— Милый, милый, сделай мне, пожалуйста… яичницу, я так одурела от сегодняшнего собрания…
Матвей кивнул. И это его спасло. В следующее мгновение темный тяжелый предмет, со звоном разбив окно, в каких-то сантиметрах от его виска пролетел к стене…
2-я серия
Офсайд с вертикальным взлетом
«Как волка ни корми, а у осла уши больше». Еще в далеком детстве ознакомился Санька Ботиченко с этой простой и краткой народной мудростью. А потому ни в какие такие алгебраические училища и сельхозконсерватории после окончания школы поступать не стал, а прямехонько направил стопы на родной металлотрубный. С тех пор там и трубил. А руки оказались у парня золотые. Чего хочешь филигранно сработать может: что болт, что гайку, что сенокосилку с вертикальным взлетом… Ценят, ценят на заводе Саньку.
А вот ноги у него оказались из другого металла. «Чугунными» обидно обозвал их когда-то тренер юношеской команды Валерьич. С тех пор и не мечтает о славе суперфорварда Санька. И в футбол — ни-ни, чтоб не травить душу. Разве только, когда немного на нее «примет».
Не получился у Саньки и на этот раз сухой лист. Полетел от его удара мяч прямехонько в окно. Слава Богу, что к Матюхе Плачине по старой дворовой кличке Коррида. Был Матюха так прозван за свою удивительную реакцию, потому, наверное, и работать в полицию пошел.
Не обиделся на старого дружка Матвей. Да и чего обижаться — думал было что покушение, а это Санька из офсайда влепил… С чего это он только такой «поддатый»? А с того, похвастал (и кто его только за язык тянул?) Санька, что большую премию наличными от общего дружка Коляна Антимонина получил за левый заказ — изготовление для концерна «Хрустящий леденец» сущих безделок — двух усовершенствованных «калашниковых» и трех «смит-вессонов».
Кто б другой сказал, ни в жизнь не поверил бы Матвей. Но про Саньку знал твердо: этот может — руки золотые. И промолчал — задумался, впервые после большой переменки в третьем классе закурил…
…В памяти почему-то вдруг всплыли строчки из неразгаданного с утра кроссворда: «Тайная, преступная организация на Сицилии». Что бы это могло быть?

3-я серия
Шутка римского императора
…Тонкая игра ума не свойственна болванам. Этого он, Тимофей Ерофеич, не учел, слишком понадеявшись на Коляна. Есть, есть в нем, конечно, нужный напор, но туп и жаден безмерно. Все дело может загубить.
А дело задумано ажурной работы. Много времени провел в молодости не по своей воле Тима в одном заведении соответствующего режима. Чтоб жилось полегче, косил под активиста. Захаживал даже в библиотеку. Там и попалась ему однажды книженция об удивительном древнеримском императоре, которому плешь добавила ума. Когда совсем опустела у старика казна, поднатужил он свои извилины и приказал обложить налогом общественные туалеты. Как узнал об этом его сын, туповатый вояка, пришел с дурным вопросом, мол, пахан, это дурно пахнет. Вот тут-то старикашка ему, значит, и выдал: «Деньги не пахнут, сынок!» Почти две тысячи лет прошло, а сколько умных людей идут по жизни с этой гениальной мыслишкой. Вот и он — Тимофей Ерофеич. Какой красавец-сортир теперь устроен у вокзала — золотое дно. Да только Колька-жлоб перестарался — ввел в перечень услуг музыкальное сопровождение. Какое такое сопровождение? Откуда?.. Вот «оперы» за этот пустяк и зацепились, шлют своего человека для проверки.
Тимофей Ерофеич ухватил телефонную трубку и стал набирать номер.
… Дорого, дорого дал бы Матвей-Коррида, чтобы услышать этот разговор. И ведь какие-то метры отделяли его от цели. Вот уже пятнадцать минут сидел он в приемной у двери кабинета с помпезной табличкой «Адвокат Т.Е.Разиня» и ждал, когда хозяин освободится. Предстоял сложный и хитрый разговор о работе казино и туалета под эгидой «Хрустящего леденца». Уважаемый в городе адвокат получал гонорар, защищая интересы этого концерна…
…Вернувшись через четыре часа домой, Коррида застал жену в слезах. Буквально недавно в квартире раздался телефонный звонок, и какой-то неестественно мерзкий голос прохрипел: «Слушай, детка, если твой муженек не прекратит рыть носом землю, мы с тобой сделаем такое, чего не делают с девками даже в американских кинофильмах…».
«Ага, уже пугают. Это хорошо, — входя в комнату, подумал Матвей. — Так я их и испугался».
И в этот миг входную дверь прошила автоматная очередь…
4-я серия
Против лома нет приема
Пули, как злые беспощадные осы, прожужжали над головой, но трусливой сумятицы в ней не вызвали. Наоборот, голова заработала четко и быстро, словно компьютер нового поколения. Рука сама потянулась и было уже нащупала…
Но в этот миг за дверью раздался знакомый голос:
— Матюха, не бойся, туды-сюды, это я!..
Друг — всегда друг. Даже если едва не изрешетил тебя из «калашникова». Да ведь не нарочно. Такая уж бесшабашная натура у Саньки Ботиченко. Хотел похвастаться перед Матвеем филигранной работой головы и рук, да перестарался видать. Детище его вдруг заработало само по себе.
Сели два друга рядком да призадумались о третьем, о его судьбинушке — в какое такое уголовное болото несет бывшего виртуоза задней подножки. Только призадумались, а тут он и сам о себе дал знать телефонным звонком.
— Все забрали проклятые рэкетиры! Весь товар, и даже контрольные талоны для платного туалета… У них же «стволы», ножи, а у нас… Против лома нет приема… А все из-за вас, не можете честных предпринимателей от грабителей защитить… «Не сопрут!» — еще успокаиваете….
Гадким, отвратительным земноводным вполз в Матюшину душу этот укор. Да кто же в районе не знает о том, что у родного полицейского отделения одна машина, и та без рации. Все знают. И в первую очередь рэкетиры.
В горадминистрации беседа велась негромко, но внушительно. На заседании вновь созданной комиссии по борьбе с преступностью ее председатель, он же глава администрации, суровый и величавый господин А.А.Депутанский давал разгон полиции за нерасторопность в борьбе с бандитами. Его поддержали адвокат Т.Е.Разиня, знатный предприниматель Н.И.Антимонин и другие члены комиссии.
Понятно, что после такого неприятного разговора Матвей возвратился домой не в лучшем расположении духа. Со злости резким пинком открыл дверь парадного… и вдруг чья-то рука тяжело легла на плечо:
— Стоять! Не оборачиваться!
Еще мгновение, и Коррида начал бы проводить свой любимый прием «удар по…», но вдруг уловил, что голос-то женский.
— Спокойно, уважаемый! Не пожалеете, если выслушаете, не оборачиваясь. Я отдам в ваши руки всю эту местную мафию. Ведь они лишили дорогого мне человека всего в этой жизни…
— Идеалов? Чести?
— Не мелите чепухи. Они кинули нас на большие бабки, милок…
5-я серия
Крестный пахан
Человеку свойственно ошибаться. Но Матвей Коррида, как некогда апологет германского империализма Отто фон Бисмарк, предпочитал учиться на чужих ошибках. Вот почему в отличие от сотен своих земляков-автомобилистов не верил запрещающему «кирпичу» на сто сороковом километре Заднепровской дороги, висевшему над неприметной проселочной тропой. И правильно делал! Ибо вскоре тропинка эта преобразовывалась в безукоризненное шоссе и приводила усталого путника к эдакой стилизованной лесной избушке в три полновесных этажа.
Как она появилась здесь? Кем построена и на какие деньги? Даже всезнающие старожилы уже запамятовали давнишнюю восторженную заметку в городской газете о предстоящем строительстве на профсоюзные средства в пригородном лесу детского санатория. Да что там старожилы! Не помнил об этом даже сам автор заметки, уже на следующий день истративший копеечный гонорар в редакционном буфете.
Никто не помнил… И Матюша бы тоже век не знал, не ведал. Если б не та памятная встреча в полутемном парадном. Много интересного узнал Коррида от неизвестной гражданочки, озлобленной жены бывшего номенклатурного мужа. И о взятках, и о махинациях с инвестициями, и о том, что престижные квартиры в центре города достались не только таким действительно заслуженным людям, как ветеран дублирующего состава футбольного «Корсара» Вася Шпунтик, но и откровенным коррупционерам. Но самое главное…
…Самое главное он должен был узнать здесь — в «избушке». А потому вот уже целую неделю вел наблюдение из заброшенного домика лесника, расположенного в полукилометре от «объекта». Новенький телескопчик, рация, автоматическое оружие — одним словом, все, все необходимое для работы привезли парни из столичной группы захвата. И ведь уже было решил Коррида доложить о полученной информации местному начальству, но передумал и сообщил повыше.
Видать, сработала интуиция. Запредчувствовал «штой-то» Матюха. Что? Почему? Да кто ж его объяснит, разве что загадочные люди-экстрасенсы. Но нет их рядом с Корридой, и вообще никого нет, кроме младшего лейтенанта Смышленко.
Смотрит вполглаза Матвей, как ловко управляется «младшой» у походной плитки, вторые полглаза — в окуляр. В мозгу же невольно всплывают строки письма, переданного ему незнакомкой из парадного:
«Дорогой друг!
Все мы еще под большим впечатлением от твоего визита к нам под «крышей» простого туриста. Сколько нового, полезного узнали от тебя. Какой там у вас размах, какие просторы для работы, какие перспективы! Теперь мы знаем, что мы — сущие дети по сравнению с тобой, наш дорогой, «крестный пахан». Спасибо за науку, спасибо. Жду вестей.
Дон Палермо.
Твой навеки».
«Крестный пахан». Кто он? А…
— А вот и ужин, Матвей Егорыч, — нараспев произносит младший лейтенант и ласково смотрит на него.
Эх, всем, всем хороша Маша Смышленко. Ей бы в теледикторы пойти или главную роль в фильме «Племянница рабыни Изауры» исполнить. Так нет, позвала романтика трудной жизненной дороги. А потому в этот вечер Маша не ведет концерт из Большого зала, а ведет наблюдения за опасной и отвратительной нечистью. Такая у них с Матвеем «легенда» — молодожены, которым рай в шалаше…
…Ближе к полуночи все затихает в лесу. Но обманчива эта тишина, а потому и не спит Коррида. Бдит. Одним глазом — в окуляр, другим — на спящую на охапке сена Машу. Смотрит и вспоминает слова жены: «Ты можешь изменить мне, дорогой. Но, заклинаю, никогда не изменяй себе». Помнит Матвей эти слова, а потому стыдливо отводит от спящего младшего лейтенанта глаза. Сбросила невольным движением с себя одеяло Мария и лежит, красуется в чем мать родила. А родила ее мама, по семейному преданию, в рубашке. Вдруг открывает Маша свои огромные карие глаза, необычайным взором глядит на Матвея… И происходит тут то, чего они ждали много дней, — ярким, электрическим светом загораются все окна объекта. Тишину леса нарушает внятный шорох шин. К избушке мягко подкатывает длинное черное тело машины. Из дома выбегают два высоких плечистых субъекта и услужливо открывают дверцу авто. Через секунду в окуляре работающего в инфракрасном излучении прибора Матвей различает удивительно знакомую фигуру… Да ведь это же…
Чтобы не выдать своих эмоций, Коррида затыкает себе ладонью рот.
Но тут же за спиной его раздается пронзительный женский крик…

6-я серия
Товара хватит всем!
«Будет хлеб — будет и песня…». Ну кто же не помнит эти проникновенные слова из некогда очень популярной и любимой литературными критиками книги.
Да, были, были они, хлеб и песня. Едва сделал вновь прибывший первый шаг от машины, как на пороге «избушки» появилась стройная и умопомрачительная, вся в мини, в руках поднос — на нем хлеб и баночка с черной икрой. А тут и песня из динамика подоспела. Хорошо, красиво встретили гостя.
Вот этот праздник чужой души и спас Матвея и Машу. Секундой раньше вскрикнула, не удержалась младший лейтенант Смышленко. Кто напугал красавицу? Неожиданно вскочивший в хижину зверь, латинская кличка «моодес леммус», известный в простонародье под именем полевки. Да, ничего не боялась с детства младший лейтенант, ничего, кроме ангины и мышей. И вот на тебе — в такой момент… Но улыбнулась им белозубой улыбкой красивая женщина Фортуна.
Улыбнулась и во второй раз, когда, узнав в прибывшем на лесную «малину» самого главу горадминистрации господина Депутанского, молниеносный Коррида бросился к рации и… убедился, что она не работает. Ну и слава Богу! Уже потом на взбудоражившем весь город следствии выяснилось, что рации бандитов были настроены на нужную волну. Не успела бы вовремя подмога…
Подвела рация, но не подвели быстрые ножки младшего лейтенанта Смышленко. Пробираясь сквозь чащобу, за какой-то час примчалась она в расположение группы захвата…
Яростной, но короткой оказалась схватка у «избушки». Не помогла Коляну и его дружкам былая спортивная сноровка…

7-я серия
Дело шло к Новому году
Судебный процесс над коррумпированными чиновниками и бандитами, которые по случайному совпадению оказались одновременно и владельцами концерна «Хрустящий леденец», вызвал в городе необычайный ажиотаж, резонанс и ренессанс оптимистических настроений.
Тщательный обыск в «избушке» открыл целые залежи (даже больше, чем у депутатов) золота, бриллиантов, долларов, фунтов и серебряную чайную ложку из столовой горадминистрации. Стало также известно, на каких полустанках простаивают загнанные в тупик вагоны, полные заграничной гуманитарной помощи.
Словом, впечатлений у народа была масса. А своеобразный итог всему происшедшему подвела передовица в городской газете — «Когда спала эйфория». Правда, некоторые невнимательные молодые люди, клюнув на название, приняли ее за рецензию на заграничный эротический кинофильм. Однако это была серьезная аналитическая статья. Автор ее, возмущаясь действиями преступной группы, организованной адвокатом Т.Е.Разиней, в конце повествования выражал твердую и светлую надежду на то, что «в нашем городе такое больше никогда не повторится».
Говорил об этом и новый начальник уголовного розыска майор Матвей Плачина. В просторном кабинете он энергично думал и размышлял, составляя планы…
Зазвонил телефон. Далекий женский голос. Маша или Наташа? «Да, дорогая», — находчиво отвечает Матвей. Нет, это, кажется, кто-то просто ошибся номером. Тем не менее, пора идти домой.
…Демократично, в духе времени, отпустив служебную машину, он неспешным шагом совершает променад. Дело шло к Новому году. На площади множество улыбающихся лиц. Раздают гуманитарную помощь. Со стороны бывшего коммерческого сортира, на котором ныне огромными буквами выведено «Бесплатно», подул ветерок.
Матвей вздохнул полной грудью. «Да, легче теперь дышится в нашем городе», — подумал он.
…Матвей улыбнулся чему-то своему и свернул в парк имени Честности и Достоинства. Оглядевшись, опустился на крайнюю от входа скамейку, на которой уже сидела весьма симпатичная девушка. Задумался, но рука, между тем, как бы сама нашла нечто мягкое и податливое…
Уже дома, закрывшись в ванной, он развернул взятую в тайнике записку. В ней говорилось:
«Дорогой Маттео!
Восхищены тем блестящим маневром, с помощью которого ты устранил основных конкурентов. Теперь рынок для сбыта товара нам полностью открыт.
Брависсимо, наш гениальный «полиссионеро»!
Твой Дон Палермо».

Автор: Михаил ФРЕНКЕЛЬ