Поэт камня | Еврейский Обозреватель

Поэт камня

Давид ХАХАМ | Номер: Май 2014

Fer_120 мая 1945 года, всего через десять дней после Великой Победы над нацизмом, в Сочи на 63-м году жизни скончался выдающийся российский ученый – минералог и геохимик, один из основоположников мировой геохимии как науки Александр Евгеньевич Ферсман. Его прах перевезли в Москву и со всеми почестями похоронили на кладбище Новодевичьего монастыря. С тех пор прошло почти 70 лет, но и сегодня в российской геохимии нет, пожалуй, такой же мощной и авторитетной по величине фигуры, как Александр Евгеньевич Ферсман.

В годы Второй мировой войны академик Ферсман являлся председателем комиссии по геолого-географическому обслуживанию советской армии. Это значило, что ни один крупномасштабный взрыв, ни одно даже случайно найденное крупное месторождение полезных ископаемых, совершенное советскими офицерами и солдатами, не должно было оставаться неизвестным для членов этой комиссии и для ее председателя.
В 1939-м академик Ферсман провел крупные геохимические исследования крымских месторождений минералов. Крым с детства и юности привлекал особое внимание Александра Ферсмана, но подробнее об этом расскажу далее. А сейчас лишь замечу, что, уже даже став профессором, Ферсман продолжал изучать богатства Крыма: исследовал соляные озера полуострова (он первый установил геологическую хронологию Сакского озера), керченские железорудные месторождения, грязевые вулканы, месторождения крымской глины кила. Но не только эти открытия совершил профессор, а впоследствии – академик Ферсман. Ему принадлежала честь открытия Мончегорского медно-никелевого месторождения и Хибинского месторождения апатита на севере России, месторождения серы в Средней Азии и многих других.
Он был инициатором создания в 1920 году первого в СССР Ильменского государственного заповедника. Напомню: этот природный заповедник находится в центральной части Челябинской области около города Миасс, а наибольший интерес представляют расположенные тут многочисленные уникальные пегматитовые жилы, в которых встречаются топаз, аквамарин, фенакит, циркон, сапфир, турмалин, амазонит, различные редкометальные минералы. Здесь впервые в мире были открыты 16 минералов: ильменит, ильменорутил, калий-саданагаит (калий-ферри-саданагаит), канкринит, макарочкинит, монацит, поляковит-самарскит, свяжинит, ушковит, фергусонит-бета, фторо-магнезио-арфведсонит, фторо-рихтерит, хиолит,чевкинит, эшинит. Кстати, и в честь самого Ферсмана тоже были названы два минерала: ферсмит – титано-ниобиевый окисел и ферсманит – титано-ниобиевый силикат.
В 1917-1945 годах Александр Евгеньевич Ферсман являлся бессменным директором Московского минералогического музея Российской академии наук, носящего по сегодняшний день его имя. Александр Евгеньевич внес огромный вклад в создание минерало-сырьевой базы СССР. То, чем Россия всегда гордилась на протяжении ХХ века, в сущности, было открыто, создано и описано одним человеком – полуевреем и полунемцем Александром Ферсманом.
* * *
Александр Ферсман родился 8 ноября 1883 года в Санкт-Петербурге в семье архитектора-еврея, ставшего затем военным атташе в Греции, Евгения Ферсмана и немки Марии Кесслер. С юных лет Саша начал увлекаться минералами. Произошло это не в Петербурге, а в Крыму, близ Симферополя, в имении его дяди Александра Кесслера, где у того была домашняя лаборатория с большой коллекцией драгоценных и полудрагоценных камней.
Впоследствии знаменитый ученый называл Крым своим «первым университетом». Ежегодно отдыхая три летних месяца с матерью на полуострове, Саша Ферсман вместе с другими ребятишками 7-10 лет лазил по окрестным горам и пригоркам. Еврейская любознательность и немецкая пунктуальность в сочетании с точностью и скрупулезностью научных поисков, приобретенных им по наследству и сопутствовавших его натуре с раннего возраста, сделали возможным его раннее увлечение минералогией и поисками полезных ископаемых. Как вспоминал много лет спустя сам Ферсман, на небольшой каменистой горке в долине реки Салгир юго-восточнее Симферополя любознательная детвора проводила целые дни. Здесь было чем заинтересоваться и даже сделать небольшое и, что главное, – самостоятельное – открытие. Вот и первая находка – жилка горного хрусталя в серо-зеленых диабазовых скалах. За первой удачей следуют новые и новые находки. «Много лет подряд занимала нас наша горушка под Симферополем», – писал впоследствии о своих детских и юношеских годах академик Ферсман.
Усадьба Кесслеров на берегу реки Салгир, доставшаяся по наследству Александру Ферсману и получившая впоследствии название поселка Ферсманово, имеет свою интересную историю. Главное здание было построено в неоготическом стиле в конце XIX века гражданским архитектором Отто Клаузеном. Заказчиком строительства стал переехавший в Крым Эдуард Кесслер, генерал-лейтенант Кавказской армии, посланник России в Турции в 1860-х годах, дед Ферсмана по матери. «Он научил меня, – писал много лет спустя ученый, – интересоваться природой и любить ее. Он научил меня работать, раскрывать тайны природных богатств, и не в быстром осмотре, проезжая на автомобиле или на лошади, а упорно ползая на четвереньках, в течение многих дней, изучая одну и ту же скалу, следя за всеми извилинами исследуемых едва заметных жил, строя по отдельным мелочам и деталям картину прошлого и фантазируя о будущем».
В то время поселок носил название Эски-Орда, а семейство Кесслеров владело значительными земельными наделами близ Симферополя. В здании располагалась метеостанция, рядом была устроена первая научная лаборатория А.Э.Кесслера и сюда к владельцам поместья приезжал А.Е.Ферсман. Внешний вид усадьбы вызывает ассоциации со средневековыми немецкими замками. После национализации здание усадьбы было поделено на квартиры для жителей, а в коридоре располагалась небольшая экспозиция минералов из коллекции А.Е.Ферсмана и музей ученого. Возле дома сохранились остатки фонтана, арка и сосновая аллея, но само здание находится в аварийном состоянии и нуждается в срочном ремонте.
Пока юный Александр Ферсман обучался в гимназии, его интересы были чисто любительскими. Но вот в 1901 году гимназия окончена, и Александр решает поступить в том же году на физико-математическое отделение Новороссийского (Одесского) университета, мечтая постичь тайны минералогии и глубже изучить полезные ископаемые любимого Крыма. Но первые лекции принесли ему разочарование: преподавание оставляло желать лучшего. Вместо лекций на «своем» факультете Ферсман стал посещать занятия по истории искусства и политической экономии. В 1902 году он перевелся в Московский университет, где кафедру минералогии возглавлял Владимир Вернадский – великий ученый, обладавший необозримым научным кругозором, колоссальными знаниями и интуицией, граничащей с гениальностью.
Первая научная работа будущего ученого, опубликованная в 1905 году, называлась «Барит из окрестностей Симферополя», и была построена на крымских материалах. На крымских материалах основывалась и его последняя прижизненная работа, опубликованная в 1944 году в журнале «Природа», – статья «Ископаемые богатства Крыма». Вообще же он написал свыше 30 специальных работ по минералогии и геохимии Крыма: ведь, начиная с юношеских лет, небольшие экскурсии за камнем уступили место в жизни Ферсмана длительным походам и поездкам по Крыму: к выходам вулканических пород у мыса Фиолент близ города Балаклава, на древний вулкан Кара-Даг у Коктебеля, на гору Кастель под Алуштой, в Феодосию, Керчь, Евпаторию, Саки. В Крыму Ферсман впервые изучил бентонитовые и палыгорскитовые глины, обосновал возможность добычи самородной серы, борных минералов, впервые обнаружил и описал такие минералы, как черный кальцит антраконит, арагонит, малахит, магнитный колчедан, кадмиевая обманка, уэлльсит, алуштит.
Ученый принимал активное участие в работе Крымского общества естествоиспытателей и любителей природы, Комиссии по изучению производительных сил Крыма. В 1942 году по его инициативе была создана специальная экспедиция по изучению крымских пещер. Ферсман был организатором и вдохновителем массового краеведения в стране и особенно – в Крыму. В своих трудах он призывал «поднять волну интереса и любви к замечательной крымской природе», высказывал мысли о превращении Крыма в «богатейший Музей природы, в источник новых идей и… новой любви к Тавриде».
Но вернемся к годам после завершения им в 1907 году обучения в Московском университете. В 1907-1909 годах он проходил аспирантуру за границей: работал в Париже у французского минералога Антуана Франсуа Альфреда Лакруа (1863-1948) и в Германии, в знаменитой Гейдельбергской кристаллографической лаборатории. Его руководителем там являлся Виктор Мориц Гольдшмидт (1888-1947), выдающийся химик и геофизик, один из основоположников геохимии и кристаллохимии. Он к тому времени придумал геохимическую классификацию элементов, предложил «закон изоморфизма», названный его именем. Гольдшмидт выдвинул одну из первых теорий состава и строения глубин Земли, рассчитал состав верхней континентальной коры. Предсказания и расчеты Виктора Гольдшмидта со временем подтвердились в наибольшей степени. Еврей, родившийся в Цюрихе, он провел детство и юность в Норвегии, проживал в Швеции и Германии, а в годы нацизма был переправлен в Великобританию. Именно под руководством Гольдшмидта Александр Ферсман пишет свою объемистую монографию об алмазах, содержащую огромное количество великолепных рисунков кристаллов алмаза различных морфологических типов. В результате экспериментальных и кристаллографических исследований он приходит к ныне общепризнанному выводу об образовании широко распространенных округлых алмазов в результате растворения плоскогранных кристаллов. Впоследствии много занимался изучением алмазов. В частности, после Октябрьской революции Александр Ферсман был направлен для ревизии Алмазного Фонда, где им были описаны знаменитые исторические камни: алмазы Орлов, Шахи и другие. Находясь в Германии, Ферсман отправился в Италию, где познакомился на острове Эльба с пегматитовыми жилами – продуктами кристаллизации магмы, содержащими драгоценные камни и редкие минералы. Через двадцать лет выйдет его замечательная книга «Пегматиты» (1931), не потерявшая своей актуальности и сегодня.
Многогранная деятельность Ферсмана особенно широко развернулась после Октябрьской революции. Он участвовал в исследованиях Кольского полуострова, Тянь-Шаня, Кызылкумов и Каракумов, Урала, Забайкалья и других районов. Особо важное прикладное значение имели его исследования тундр – Хибинских (с 1920 года) и Мончегорских (с 1930 года), где при его участии были открыты месторождения апатита и медно-никелевых руд. Большое внимание Ферсман уделил проблеме кларков и миграции элементов. Разрабатывал проблему энергетики природных неорганических процессов и предложил геоэнергетическую теорию, в которой связал последовательность выпадения минералов с величинами энергий кристаллических решеток.
Он одним из первых обосновал необходимость применения геохимических методов при поисках месторождений полезных ископаемых. Много внимания Ферсман уделял проблемам региональной геохимии и еще в 1926 году наметил впервые Монголо-Охотский геохимический пояс.
Важный цикл его исследований посвящен изучению гранитных пегматитов, итоги его работ опубликованы в монографии «Пегматиты» (1931). Ферсман был крупнейшим знатоком драгоценных и поделочных камней; им посвящен ряд его научных и научно-популярных работ. В 1924-1927 годах Александр Евгеньевич – академик-секретарь Отделения физико-математических наук, вице-президент (1927-1929), член Президиума (1929-1945) АН СССР. Он был директором Радиевого института АН СССР (1922-1926), председателем Уральского филиала АН СССР (1932-1938), Кольской базы имени Кирова при АН СССР (1930-1945), директором Института кристаллографии, минералогии и геохимии имени Ломоносова (1930-1939) и Института геологических наук АН СССР (1942-1945).
Имя Ферсмана носит один из лунных кратеров, гора на Кольском полуострове, перевал в Мурманской области, поселок в Крыму, улица и минералогический музей в Москве. В далекой уральской деревне Мурзинка его именем назван местный минералогический музей. И, как уже упоминалось, в память о замечательном советском ученом один из населенных пунктов Крыма близ Симферополя называется поселком Ферсманово. В 1980 году в городе Хибины Мурманской области был открыт единственный в России памятник академику Ферсману.
Ферсман никогда не забывал о том, что он – наполовину еврей. Его подпись не стояла ни под одним антисемитским воззванием, он подчеркнуто был интернационалистом, дружил со многими евреями.