Защита Фоксмана | Еврейский Обозреватель

Защита Фоксмана

Роберт Берг | Номер: Июль 2015

foxmanАбрахам Фоксман, возглавлявший на протяжении трех десятилетий Антидиффамационную лигу – ведущую американскую организацию по борьбе с антисемитизмом, – уходит в отставку. На фоне традиционно умеренных и сдержанных взглядов и заявлений других политиков и общественных деятелей, Фоксман всегда казался воплощением откровенности. Он говорил то, что думает, без всяких экивоков и опасений, как это будет воспринято.
Антидиффамационная лига (АДЛ) вроде бы всего лишь одна из множества общественных организаций, существующих на частные пожертвования, однако к ее заявлениям всегда прислушивались и власти, и общество. Всё дело в Абрахаме Фоксмане, его влиянии на элиту, его активности в борьбе с антисемитизмом, которую он вел на протяжении полувека. В прессе и государственных структурах мнение Фоксмана зачастую воспринималось чуть ли не как выражение коллективной позиции американского еврейства. «Эйб входил в узкий пул из трех-четырех человек, с которыми я во время работы в Белом доме консультировался почти по любому вопросу», – рассказывает Джаррод Бернштейн, который во время первой каденции президента Барака Обамы отвечал за связи вашингтонской администрации с еврейскими организациями.

На днях Фоксман, пришедший в АДЛ прямо со студенческой скамьи в далеком 1965-м, возглавивший эту организацию спустя 22 года и 28 лет проведший у ее руля, объявил о своей отставке. Основной целью АДЛ является борьба с антисемитизмом как с политическим явлением, и в современном мире у АДЛ есть широкое поле деятельности. АДЛ, в первую очередь, занимается мониторингом случаев антисемитизма по всему миру и поддержкой просветительских и образовательных программ, направленных на борьбу с расовыми и прочими предрассудками. Годовой бюджет организации составляет порядка 60 млн долларов.
В самих США, согласно оценкам различных правозащитных организаций, проявления антисемитизма относительно редки. Очевидно, в этом есть и заслуга АДЛ. «Основное различие между США и большинством других стран состоит в том, что тут невозможно быть ксенофобом и антисемитом безнаказанно. Любой человек, в какой бы сфере он ни работал – в бизнесе, политике или искусстве, – обязательно поплатится за публичное проявление антисемитизма», – говорил Абрахам Фоксман. Однако в Европе речь идет не просто об отдельных случаях бытового антисемитизма. Там устраивают теракты в синагогах, еврейских школах, кошерных магазинах и других объектах еврейской инфраструктуры. Во Франции практически ежедневно случаются нападения на евреев на улицах Парижа, Марселя и других городов. А уж демонстрации с антисемитскими лозунгами давно стали обыденностью. В Белоруссии, Венесуэле, Турции и других странах юдофобские заявления можно услышать даже из уст самых высокопоставленных чиновников.
В своей практике Абрахам Фоксман прибегал не только к кнуту, но и к прянику. Прекрасно этот подход иллюстрирует дело модельера Джона Гальяно. В феврале 2011-го Гальяно устроил скандал в парижском баре La Perle: подвыпивший кутюрье затеял перепалку с парой, ужинавшей за соседним столиком, и под конец перешел на антисемитские оскорбления. После жестких заявлений и активности, проявленной Фоксманом, тот был с позором изгнан с поста креативного директора модного дома Christian Dior. Но впоследствии, когда Гальяно извинился за свое поведение, объяснив его алкогольной зависимостью, Фоксман выступил в его поддержку. В итоге дизайнер был де-факто реабилитирован и получил работу в модном доме Оскара де ла Ренты.
Сам Абрахам признается, что связал свою жизнь с АДЛ благодаря случайности. Он родился в 1940 году в городе Барановичи, который за несколько месяцев до этого, по условиям пакта Молотова-Риббентропа, перешел под контроль СССР. В первые же дни Великой Отечественной войны Барановичи были оккупированы нацистами, и родители Абрахама, надеясь спасти своего ребенка, отдали его на воспитание няне-католичке. Абрахаму и его родителям посчастливилось выжить. После окончания войны семья воссоединилась и спустя несколько лет эмигрировала в США. Изначально Абрахам планировал стать инженером, но, промучившись два года за изучением машиностроения в Городском университете Нью-Йорка, понял, что у него все-таки нет склонности к технике и точным наукам. Он поступил на юридический, а в свободное время подрабатывал в АДЛ в качестве фрилансера-переводчика.
После получения образования ему предложили стать штатным сотрудником организации, других предложений сходу не было, и он согласился. «Мне не пришлось сожалеть о сделанном выборе, – рассказывал Фоксман, – ведь большую часть жизни я посвятил борьбе с ненавистью и созиданию любви и взаимопонимания между людьми». В июле пост директора АДЛ займет Джонатан Гринблат, возглавлявший до последнего времени департамент социальных инноваций и гражданского соучастия администрации Белого дома.

Автор: Роберт Берг