Зачем это надо ХАМАСу | Еврейский Обозреватель

Зачем это надо ХАМАСу

Владимир Янкелевич, военный эксперт «Полосы» | Номер: Август 2014

G-1…гроссмейстер, поняв, что промедление смерти подобно, зачерпнул в горсть несколько фигур и швырнул их в голову одноглазого противника….
И.Ильф и Е.Петров.
«12 стульев»

Не знаю, читали или нет «интифадные вожди» бессмертную книгу Ильфа и Петрова, но действуют они по инструкциям Остапа. Когда ситуация заводится ими в тупик, то лучшим выходом начинает казаться смешать фигуры на шахматной доске и использовать ее, как ударный инструмент.
Давайте посмотрим, как это происходит на нашей «шахматной доске».

 
Первая интифада
Арафат до «тунисского сидения» мог похвастаться серьезными успехами. Из террориста в глазах многих он превратился в политика, борющегося за свободу и независимость своего народа, его, как политического лидера, признали более ста государств. В Ливанский период он начинает сотрудничать с советскими спецслужбами, получает финансовую и военную поддержку СССР.
Но фанфары отзвучали, интерес арабских спонсоров начал падать. В 1985 г. в СССР к власти пришел Михаил Горбачев, начался процесс переосмысления международных отношений. Фактически СССР перестает поддерживать даже социалистические режимы, тут не до ООП. Еще немного, и Арафата могли бы и вовсе забыть.
В это же время правительство Шимона Переса посылает сигнал террористам. В рамках «сделки Джибриля» Израиль обменял пять пленных солдат на 1150 палестинцев, отбывавших наказание в израильских тюрьмах. Освобожденные террористы вернулись «героями» в арабские населенные пункты Иудеи, Самарии и Газы и занялись любимым делом, а молодежь – она всегда тянется к героям и хочет им подражать.
Кроме того, 25 ноября 1987 года палестинцы провели операцию, вошедшую в историю, как «Ночь планеров». Два боевика перелетели на планерах в Израиль – одного террориста уничтожили сразу, но второй смог в одиночку на базе ЦАХАЛа убить шесть израильских солдат и ранить еще восемь, прежде чем был застрелен. Как это могло произойти? Очень просто: сигналом тревоги пренебрегли все, кроме одного кибуца.
Эта преступная халатность также дала своеобразный месседж палестинцам – «Победа возможна!»
На этом фоне в декабре 1987 года началось то, что сейчас называют «первой интифадой». Арафат из Туниса взял на себя руководство восстанием.
С палестинской точки зрения, интифада была чрезвычайно успешной. Международные СМИ дружно осудили Израиль за чрезмерное применение силы. Удалось создать палестинскую национальную идентичность на базе ненависти к Израилю и вернуть ООП из Туниса в Иудею и Самарию. В итоге в 1993 году было подписано «Соглашение Осло», а в 1994 году была создана Палестинская автономия.
Палестинское резюме: инструмент «интифада» проверен и подтвердил свою эффективность.

Вторая интифада
Ее началом считают 27 сентября 2000 года. Эхуд Барак захотел поставить точку в затяжном конфликте и на саммите в Кэмп-Дэвиде предложил Арафату создать палестинское государство. Предложено было разрешить части палестинских беженцев ввернуться в Израиль в пределы «зеленой черты», а остальным выплатить компенсацию.
Это сильно испугало Арафата. Так можно было не только бизнес потерять, но и жизни от «сподвижников» лишиться. К этому времени стало понятно, что инфраструктура палестинской администрации — фикция, международная финансовая помощь украдена, а работать палестинцы по-прежнему могут в основном в Израиле. «Международный шахматный турнир» нужно было заканчивать.
Предлог нашелся быстро и вторая интифада началась. Массовые беспорядки в Восточном Иерусалиме запустили процесс в городах Иудеи и Самарии. Там начались непрерывные нападения на израильские блок-посты и поселения, в ход шли «коктейли Молотова» и огнестрельное оружие.
16 октября 2000 года в Шарм-эль-Шейхе в Египте Эхуд Барак и Ясир Арафат пытались прийти к соглашению о мерах по прекращению конфликта. Тогда же, в октябре, арабские волнения набирали обороты на севере Израиля. Произошли сотни нападений израильских арабов на полицейских и еврейское население.
Новая встреча Барака и Арафата состоялась с 21 по 27 января 2001 года на другом египетском курорте в Табе. После заявления, что они «никогда не были так близко к достижению соглашения» палестинцы активизировались. Оказалось что переговоры с «партнером по мирному процессу» вызывают лишь новый пик террористической активности.
Вскоре произошел теракт-самоубийство в Нетании, где погибло 3 человека и более 65 было ранено, затем в Хевроне палестинским снайпером на руках отца была убита 10-месячная девочка. В июне перед входом на дискотеку «Дольфи» взорвался очередной террорист, убив 23 человека и десятки ранив. 27 марта 2002 года в гостинице «Парк» города Нетания террорист взорвался в банкетном зале, где в тот вечер около 250 человек отмечали наступление праздника Песах. В результате теракта 30 человек погибли, 140 были ранены.
17 октября 2001 года террористы НФОП убили министра туризма Рехавама Зеэви.
И вот, наконец, в апреле 2002 года Израилем была проведена операция «Защитная стена». В Шхеме, Хевроне и других городах были уничтожены мастерские по производству взрывчатки и произведены аресты боевиков, Арафат оказался под «домашним арестом» в своей резиденции в Рамалле, где и находился почти до самой смерти.
Вдруг оказалось, что войсковая операция смогла завершить вторую интифаду намного эффективнее, чем разговоры о мире на египетских курортах.
Палестинское резюме: Израиль боится интифады, бросания камней, террористов-смертников, ракетных обстрелов и вообще всякого нарушения его нормальной жизни и крайне неохотно идет на войсковые операции, предпочитая долгие и бесплодные разговоры, надеясь на здравый смысл и «общечеловеческие ценности». Предел терпения Израиля и его опасения «мирового осуждения» очень велики.

Третья интифада
Идет в настоящее время третья интифада или еще нет? Это похоже на вопрос: «Это уже лес или еще отдельные деревья». Но не будем придираться к терминологии.
Что послужило источником конфликта? Зачем ХАМАСу это надо?
У ХАМАСа сначала было все хорошо, а потом стало все плохо, настали трудные времена. Пока было хорошо, удалось в рамках «сделки Шалита» обменять его на 1027 палестинских бандитов.
А плохо стало, когда Египет покончил с ХАМАСовской вольницей на Синае и уничтожил их «большой бизнес» — контрабандные туннели. Деньги от Сирии и Ирана перестали поступать, а Америка и ЕС, прищурившись, чтобы не видеть истинную сущность Махмуда Аббаса, выбрали его партнером по «мирному процессу». Наметившееся сближение Ирана с США заставило ХАМАС сильно занервничать и попытаться прислониться к возможным дипломатическим достижениям Махмуда Аббаса.

Все провалилось
Во-первых, крайне сомнительно убедить кого-либо, что объединенное руководство гибрида «Фатхохамас» не включает террористическую структуру ХАМАС и потому сотрудничество с ним легитимно. Во-вторых, быстро выяснилось, что с дележом денежных трансферов ФАТХ намерен справляться, как и раньше, сам, без ХАМАСа. В-третьих, нужно на кого-то списать накопившиеся финансово-социальные проблемы, а то недолго и власть в Газе потерять. Ну, и в-четвертых, натренировав своих бандитов, постоянно инструктируя, как убивать или похищать израильтян, крайне сложно даже на время сделать их «белыми и пушистыми».
Похищение и убийство ХАМАСом трех израильских подростков сделало «зачистку» ХАМАСа неизбежной. С этого и началась горячая стадия «общения с ХАМАСом».

Чем они обстреливают Израиль
В основном, это тяжелые минометы с возможностью стрельбы до 10 км; ракеты «Кассам» и «Град» — до 20 км.; модернизированный «Град» – до 48 км, и «Фаджр-5» – до 75 км.
В Газе есть и более дальнобойные ракеты. Это М-302 иранского производства. Дальность действия таких ракет может достигать 150-200 км., то есть перекрывать практически всю территорию Израиля.
ХАМАС может выпустить столько ракет, сколько имеет, однако запасы им нужно как-то восполнять. При Мурси это происходило через Синай по туннелям, но Египет эту дорогу перекрыл. Значительные размеры и вес ракет усложняют ХАМАСу их транспортировку. Фаджр-5 весит 900 килограммов при длине в 6 метров, их нужно поднимать каким-то подъемником, перевозить на автомобиле и, кроме того, для них нужно оборудовать замаскированные стартовые позиции. Все это значительно упрощает их обнаружение и уничтожение.
Тяжелые ракеты Газы не дают военного превосходства, но они дают ХАМАСу стратегически важный эффект, работая на основную цель современной войны – на удар по сознанию израильтян, на попытки создать чувство незащищенности.

Наземная операция
Газа – это сплошной укрепрайон, понятно, что будут уничтожены боевики, арсеналы, но еще погибнут и мирные жители. Но самое важное, что невозможно будет избежать жертв среди наших солдат.
А нужна ли она, наземная операция? Нужна, но всем по-разному.
Абу Мазену очень нужна, контроль над мятежной территорией сам упадет к нему в руки, причем оплачен он будет кровью солдат ЦАХАЛа. И Хании очень нужна, он надеется, что «закатать в асфальт» или «замочить в сортире» его не дадут, но в его распоряжении окажется множество «жертв израильской агрессии». С этим он может начать новый тур борьбы с Израилем, который окажется виноват во всем, а здания и арсеналы ему восстановят. И агентство ООН для помощи палестинским беженцам UNRWA на словах осуждая боевые действия получит новые основания для расширения своей деятельности и увеличения бюджетов.

А что можем получить мы?
Для основательной зачистки Газу нужно практически оккупировать примерно на год, создать там какую-то администрацию, а потом передать ей власть. Возможно ли это? Американцы думали, что возможно, но ошиблись. То, что реально в Японии и в Германии, не работает в мусульманских странах. При таком сценарии нам придется кормить миллион дармоедов, получив те же проблемы, какие мы уже имели и раньше. А кратковременная зачистка даст все минусы наземной операции и вполне ожидаемый кратковременный результат.
Более эффективно усилить ракетно-бомбовые удары, точечные ликвидации, довести до сведения так называемых «политических руководителей» Газы, что они включены в банк целей, предупредить, а затем прекратить подачу электроэнергии, топлива…
Нам не нужно своими силами создавать «общепалестинское единство», и, тем самым, увеличивать свои проблемы. Пусть грызутся между собой Газа и Рамалла, пока суть этих анклавов не изменится, пока они не перестанут быть террористическими, их объединение работает против Израиля.
Но хотим мы или нет, нужно признать, прежде всего перед собой, что наша игра в «мирный процесс», уступки террору, ответные удары в виде стрельбы по пустырям или пустым полицейским участкам, породили нынешнюю ситуацию, дали террористам ложный посыл, позволивший начать стрельбу. Мы сами рассказали им про наше слабое место — боязнь осуждения мировым сообществом.
Мы это демонстрируем слишком явно. Бессмысленно пытаться убедить мир, что не мы виноваты в продолжении конфликта и ожидать, что очередное преступление палестинцев убедит мир в нашей правоте. Неприцельная стрельба по мирным городам – преступление, размещение пусковых установок ракет в жилых массивах, а арсеналов в школах и больницах – преступление, классический «живой щит». Это общеизвестно, но сложно быть сильным и правым одновременно, особенно еврейскому государству.
Только тогда наши действия будут вести к миру, когда противник будет абсолютно уверен в решимости Израиля нанести смертельный удар, а не строить из себя ближневосточного «кота Леопольда». «Ребята, давайте жить дружно» на Ближнем Востоке не работает. Это для наших соседей признак слабости, а заставить считаться со слабым в нашем регионе, к сожалению, невозможно.