У террора детское лицо? | Еврейский Обозреватель

У террора детское лицо?

| Номер: Февраль 2016

Сотни израильтян пришли на похороны жительницы поселения Отниэль Дафны Меир, убитой 15-летним террористом на пороге ее дома

Дафна Меир с супругом

Дафна Меир с супругом

Утром следующего дня после этого зверского убийства траурная процессия двинулась из Отниэля в сторону Иерусалима. По пути к ней присоединялись все новые и новые машины, а вдоль всей 60-й автотрассы, на которой в последние месяцы было совершено множество терактов, стояли люди с израильскими флагами.
У свежевырытой могилы вместе с мужем Дафны Натаном Меиром и ее шестью детьми стояли все депутаты фракции «Еврейский дом», лидеры поселенческого движения, министр культуры Мири Регев, глава оппозиции Ицхак Герцог и сотни других израильтян, посчитавших своим долгом прийти и проститься с этой удивительной женщиной. Натан Меир с трудом держался на ногах, но понимал, что ему следует сказать прощальное слово над могилой жены.
«Дафна моя! – сказал он. – Мы встретились, когда были солдатами в Южном Ливане, и это была любовь с первого взгляда. Помнишь, как я сказал тебе тогда: «Да будет благословен твой приход, любимая!» И вот сегодня я должен сказать: «Да будет благословен твой уход, любовь моя!». Ты погибла, защищая наших детей. Таких, как ты, – одна на миллион. Ты была королевой, ибо над тобой всегда была корона – корона из света…»
«Мамочка, ты всегда была рядом, тебе всегда было важно, что со мной происходит, о чем я думаю. Почему же не ты поведешь меня под хупу?!» – воскликнула над могилой старшая дочь Дафны 17-летняя Ранана.

Пересказывать слова прощания дочери, приемной матери и других близких погибшей без слез невозможно. У Дафны Меир была нелегкая и вместе с тем удивительная судьба. В детстве ее перебрасывали из одной приемной семьи в другую, пока, наконец, в 13 лет она не оказалась в доме, который действительно стал для нее родным. Тогда же она дала слово когда-нибудь обязательно сделать то же самое и заменить мать другим сиротам. Затем были служба в армии и знакомство с Натаном Меиром. 19 лет назад молодая семья приехала в Отниэль – поселение на южном склоне Хеврона, в котором действует одна из самых известных иешив для «вязаных кип». Супруги думали задержаться здесь на год, а в итоге выстроили в этом поселении дом. Здесь у них родились четверо детей, младшей из которых недавно исполнилось 4 года. Здесь они приняли на усыновление двух оставшихся без родителей братьев, чтобы не разлучать их. Один из этих детей тяжело болен, за ним требуется особый уход, но Натана и Дафну это не остановило. Все эти годы Дафна работала медсестрой в беэр-шевской больнице «Сорока» и была замечательной мамой для всех шестерых детей.
Погибла она тоже как замечательная мама. Шестнадцатилетний убийца из соседней арабской деревни появился у дома семьи Меир в тот самый момент, когда Дафна красила входную дверь. Он набросился на нее сзади и нанес первый удар в шею, но Дафна, истекая кровью, сумела повернуться и вступила в смертельную схватку с подонком. Раз за разом он наносил ей все новые удары, но она продолжала бороться, заслонив собой дверь, за которой, она знала, играют на полу четверо ее детей. На крик Дафны прибежала ее старшая дочь и лицом к лицу столкнулась с террористом. Тот попытался вытащить вогнанный по рукоять нож из тела уже мертвой Дафны, – видимо, для того чтобы нанести удар девушке и затем ворваться в дом. Когда это ему не удалось, убийца бросился бежать, и ему удалось скрыться.
Первым на месте теракта оказался живущий по соседству парамедик. Он попытался нащупать у Дафны пульс, а затем повернулся к собравшимся позади людям и, задыхаясь от рыданий, крикнул: «Уведите детей! Умоляю, уведите детей!».
В прошлом жители Отниэля не раз становились жертвами терактов, но привыкнуть к этому невозможно, и об этом тоже говорили на похоронах Дафны Меир. А еще о том, что ответом на этот теракт должно стать расширение Отниэля и увеличение числа его жителей как минимум вдвое. И что один из новых кварталов обязательно следует назвать именем Дафны.
Тем временем сотрудники ШАБАКа и военнослужащие спецподразделения «Дувдеван» блокировали соседние деревни и продолжили поиски террориста, личность которого была уже установлена. Им оказался 16-летний Мурад Адаис из деревни Имда. Он был арестован, когда мирно спал в своей постели. Отец убийцы дал интервью Второму каналу ИТВ, в котором заявил, что его сын не совершал никакого теракта, а если бы совершил, он сам бы выдал его израильским властям. Но спустя час этот человек заявил по палестинскому телевидению, что гордится поступком сына и что каждый палестинец должен пожертвовать собой ради уничтожения сионистов. «Сионистские военные, – добавил отец террориста, – допрашивали нас несколько часов, а затем заявили, что разрушат наш дом, но мы не боимся».
…В те самые минуты, когда хоронили Дафну Меир, стоявшей рядом с могилой раббанит Адассе Фрумен сообщили, что ее невестка Михаль, находящаяся на 19-й неделе беременности, только что была тяжело ранена в результате теракта. И снова речь шла о пятнадцатилетнем террористе. Он вошел в магазин подержанной одежды в поселении Ткоа и некоторое время бродил по магазину, а когда одна из трех находившихся там женщин поинтересовалась, что ему нужно, выхватил нож. На крики женщин прибежал работник расположенной неподалеку конюшни и сумел задержать малолетнего террориста, выстрелив ему в ногу. Михаль Фруман, невестка Менахема Фрумана, покойного раввина Ткоа, верившего в то, что диалог между еврейскими и мусульманскими религиозными лидерами может остановить насилие, получила ранение в ребро и легкое, но плод, к счастью, не пострадал и жизнь молодой женщины, по словам врачей, вне опасности.
Ter_1Нас опять пытаются уверить, что речь идет о террористах-одиночках, действовавших исключительно по собственной инициативе. И при этом все прекрасно понимают, что за каждым таким юным убийцей стоит гигантская пропагандистская машина Палестинской автономии, ХАМАСа и ИГа, призывающая подростков убивать женщин и детей и подробно инструктирующая их, как это сделать.
Еще одним доказательством этому стало  заявление лидера ХАМАСа в Газе Исмаила Хании. «Нынешняя интифада – вовсе не акт отчаяния, – сказал Хания. – Это священная война против сионистов, которая будет продолжаться до их полного и окончательного изгнания из Палестины».
И как же контрастируют с этими кровожадными призывами слова Михаль Фруман о том, что она вслед за своим мужем и тестем продолжает верить в мирное сосуществование евреев и арабов. «Даже если в Содоме есть десять праведников, он заслуживает спасения. Террорист  напомнил мне ребят из нашего поселения. Я не думаю, что он хотел меня убить. Ему было важно ударить и таким образом сделать дело, в которое он верит. Если бы он хотел убить, то приложил бы больше усилий», – сказала она. Натан Меир, муж убитой Дафны, также заявил, что в его душе нет места ненависти и он не собирается проклинать и винить скопом всех арабов.
Биньямин Нетаниягу посетил семью Меир и принес ей свои соболезнования. Затем глава правительства осмотрел Отниэль и окрестности и предложил обнести его забором. Однако местные жители против: забора вокруг Отниэля нет не по финансовым, а по принципиальным соображениям, так как они считают, что евреи не должны прятаться за заборами и жить на своей земле в страхе.
Ну, а пока военное командование Иудеи и Шомрона решило полностью запретить жителям ПА работать и появляться на территории еврейских поселений. Что ж, это важный шаг, который, возможно, следовало бы сделать несколько раньше.
* * *
В ответ на обвинения руководства ПА в подстрекательстве глава палестинской контрразведки генерал-майор Маджид Фарадж заявил, что за последние три месяца (с начала «интифады Эль-Кудса») спецслужбы ПА предотвратили около 200 терактов против израильтян, задержали примерно 100 потенциальных террористов и конфисковали их оружие. По словам Фараджа, предотвращение нападений на израильтян – в интересах палестинских властей. По его мнению, насилие, радикализация и терроризм не приближают к мечте о создании палестинского государства. Генерал Фарадж также подчеркнул, что борьба с террором важна для предотвращения «сценария Газы», а координация в сфере безопасности позволяет поддерживать атмосферу сотрудничества до тех пор, пока политики не вернутся за стол переговоров.

Автор: Петр Люкимсон