Первый Кнессет наших дней | Еврейский Обозреватель

Первый Кнессет наших дней

Диана Россоховатская | Номер: Май 2014

Праздничное заседание временного правительства. Бен-Гурион произносит речь, за ним – президент страны Хаим Вайцман и председатель временного правительства Йосеф Шпринцак (30.9.1948)

Праздничное заседание временного правительства. Бен-Гурион произносит речь, за ним – президент
страны Хаим Вайцман и председатель временного правительства Йосеф Шпринцак (30.9.1948)

14 февраля 1949 года, праздник Ту би-Шват. Иерусалим, здание Еврейского агентства, 16:00. «Президент Временного государственного совета д-р Хаим Вейцман входит в зал и занимает свое место. Звучит гимн «Атиква», — фиксирует протокол первого заседания первого постоянного израильского парламента. «С чувством священного трепета и благодарности Всевышнему я открываю заседание Учредительного собрания Государства Израиль — первого Кнессета наших дней в вечном городе Иерусалиме, — обращается с проникновенной речью к собравшимся Хаим Вейцман. — В этот великий день в истории нашего народа восславим Всевышнего, милостью которого после долгих лет страданий и горя наступает Избавление».

За три недели до этого дня, 25 января 1949 года, в Израиле состоялись первые после провозглашения независимости всеобщие парламентские выборы. В голосовании приняло участие более 440 тысяч человек, 87% от обшего числа граждан, обладавших избирательным правом. Выборы проходили по системе пропорционального представительства на основании партийных списков: на избирательные округи страна разделена не была. Избирателям предстояло выбрать между 21 партийным списком, из которых электоральный барьер преодолели двенадцать. Большинство в 65 мандатов получили рабочие сионистские партии, 16 мест достались объединенному религиозному фронту, 14 — движению «Херут» во главе с Менахемом Бегином; оставшиеся мандаты распределились между мелкими партиями. Из 120 народных избранников 117 были евреями, трое — арабами.
Прослушав приветственную речь Хаима Вейцмана, депутаты выбрали председателя Учредительного собрания — им стал один из лидеров рабочего сионистского движения, уроженец Москвы Йосеф Шпринцак, а его заместителями назначили Йосефа Бурга и Нахума Нира. Спустя два дня, 16 февраля, депутаты избрали Вейцмана на пост президента Израиля. По его поручению Давид Бен-Гурион, лидер рабочей партии «Мапай», получившей наибольшее количество мест в парламенте (46), начал формирование коалиционного кабинета министров. 10 марта 1949 года состав первого постоянного правительства Израиля был утвержден.
Учредительное собрание (Асефа мехоненет) было призвано заменить Временный государственный совет, образованный вскоре после провозглашения независимости на основе межпартийного соглашения, а не всеобщего голосования. Первая сессия нового органа открылась 65 лет назад, 14 февраля 1949 года, в иерусалимском здании Еврейского агентства («Сохнут»). Большинство депутатов добирались до столицы из центральных районов страны. По дороге они остановились на развязке Шаар ха-Гай, где в Войну за независимость велись ожесточенные бои, и приняли участие в церемонии посадки деревьев: в этот день по еврейскому календарю отмечался праздник Ту би-Шват. В память о тех событиях посадка деревьев до сих пор является традиционной частью мероприятий, приуроченных к празднованию годовщины первого созыва Кнессета.
Через два дня после первого заседания депутаты приняли «Закон о переходном периоде», постановивший переименовать Учредительное собрание в Кнессет первого созыва и определивший его полномочия. Новое название парламента, как и число его представителей (120), восходило к Великому собранию (Кнессет ха-гдола) — совету представителей еврейского народа, образованному в Иерусалиме Эзрой и Нехемией в V в. до н. э., после возвращения евреев из вавилонского пленения.

Хаим Вейцман обращается с речью к депутатам Учредительного собрания

Хаим Вейцман обращается с речью к депутатам Учредительного собрания

Кнессету первого созыва предстояло фактически с нуля сформировать законодательную базу недавно провозглашенного государства, в частности, переработать и адаптировать законы и указы, действовавшие еще с времен британского мандата. В среднем парламент утверждал по 7,5 законопроектов в месяц. В числе наиболее важных законов, принятых за время первой каденции, — законы о госконтролер, о флаге и гербе, о воинской службе, об обязательном образовании, о возвращении, о семьях погибших солдат, о суде над нацистами и их пособниками, о рабочем времени и отдыхе, о равенстве прав женщин. С июня 1950 года был принят ряд так называемых основных законов, которые в совокупности должны были в будущем составить конституцию страны. Главным противником принятия конституции в первом Кнессете выступал Давид Бен-Гурион, считавший, что молодой Израиль находится в процессе постоянных преобразований, не вписывающихся в жесткие конституционные рамки. Кроме того, по мнению премьер-министра, Израиль не имел морального права принимать конституцию, действуя от имени всего еврейского народа, в то время как основная его часть по-прежнему проживала в диспоре.
Поначалу у Кнессета не было постоянного помещения для заседаний. После первой февральской сессии депутаты переместились в Тель-Авив, где заседали сначала в Тель-авивском музее, располагавшемся в Доме Дизенгофа на бульваре Ротшильд, затем, на протяжении девяти месяцев, — в здании кинотеатра «Кесем», расположенном недалеко от набережной, или в отеле «Сан-Ремо». В конце декабря 1949-го, после громкого заявления Бен-Гуриона о том, что «еврейский Иерусалим является органичной и неотъемлемой частью Государства Израиль, израильской истории, веры и духа нашего народа», Кнессет принял решение перенести свою резиденцию в Иерусалим.
Собственным зданием Кнессет обзавелся лишь в 1966 году. За 10 лет до этого, в июле 1956-го, президиум Кнессета и израильское объединение инженеров и архитекторов объявили конкурс на проект постоянного здания парламента в районе государственных учреждений Гиват-Рам. Еще до публикации результатов конкурса стало известно, что барон Эдмон Джеймс де Ротшильд завещал для этих целей 6 млн израильских лир. В октябре 1958 года в присутствии его вдовы был заложен первый камень будущей парламентской резиденции, а 30 августа 1966-го состоялась государственная церемония ее открытия.
Кнессет 1-го созыва фукционировал всего два с половиной года из четырех, предусмотренных для каждой каденции; за этот срок Давид Бен-Гурион успел сформировать два кабинета министров.
***
14 февраля 1949 года, здание Еврейского агентства в Иерусалиме. С заключительной речью выступает только что избранный председателем Кнессета первого созыва Йосеф Шпринцак: «В завершение первого заседания Учредительного собрания обратим эти слова ко всем рассеянным по миру представителям еврейского народа: «Слушай, Израиль! Народ Израиля жив, и он не утратит своей надежды на освобождение. Надежды, которой две тысячи лет!» Звучит гимн «Атиква». Заседание объявляется закрытым в 18:00». Конец протокола.

Jewish.ru