МАХАТМА ХАВКИН | Еврейский Обозреватель

МАХАТМА ХАВКИН

| Номер: Октябрь 2015

В этом году исполнилось 155 лет со дня рождения нашего соотечественника, выдающегося
ученого-бактериолога Владимира Хавкина

Hav_1Имя одессита Владимира Хавкина в истории мировой медицины стоит в одном ряду с именами Ильи Мечникова и Луи Пастера. Ученый спас жизнь миллионам людей, создав вакцины против холеры и чумы. Он испытывал препараты на себе…

Родился Владимир Ааронович Хавкин 3 (15) марта 1860 года в Одессе в семье учителя казенной еврейской школы Аарона Хавкина и его жены Розалии Ландсберг. С трех лет мальчик учился в хедере – еврейской религиозной начальной школе. Большая семья жила очень небогато, и в 1871 году переехала в Бердянск, где Владимир получил возможность учиться в мужской классической гимназии.
Сегодня кто-то поступает в вузы для получения знаний, а кто-то – для получения дипломов. Так вот, Владимиру Хавкину нужны были знания. Он учился в университете в Одессе страстно, а после занятий пропадал в лаборатории профессора И.И.Мечникова, где каждый студенческий опыт, каждое научное открытие становились предметом горячих споров, а то и дискуссий между преподавателем и студентами. В то время в университете работала большая группа замечательных ученых, пользовавшихся любовью и уважением среди студентов: сам Илья Ильич Мечников, а также Н.А.Умов, А.С.Посников, А.С.Трачевский, В.В.Преображенский, Ю.С.Гамбаров и т.д. Но были и другие.

20 ноября 1881 года шестьдесят слушателей І-ІІ курсов потребовали изгнать из университета доцента Чижова, преподававшего философию права, за безграмотность и непрофессионализм. Последовал ответ от руководства: троих зачинщиков акции было решено исключить. Среди них – студент ІІ-го курса естественного отделения физико-математического факультета Владимир Хавкин. Но за отчисленных студентов заступились преподаватели – ученый совет опротестовал это решение, и Хавкин вернулся к занятиям. Ходатайствовал за него сам И.И.Мечников.
В результате этих событий многие преподаватели попали на заметку жандармского управления, началась травля демократической части профессуры, в результате чего профессора Мечников, Преображенский, Посников, Гамбаров вынуждены были покинуть университет. Теперь уже студенты встали на защиту своих преподавателей и обратились к ректору с предложением уйти в отставку. Расправа состоялась почти немедленно – исключены были несколько студентов, в том числе и Владимир Хавкин.
Но Владимир был не только активным участником событий в стенах университета. В те времена общество было, как, впрочем, и сегодня, чрезмерно заполитизировано, среди молодежи очень популярны были идеи народовольства. Еще осенью 1879 года, по прибытии в Одессу, Хавкин знакомится с членами революционного кружка партии «Народная воля» и начинает участвовать в проводимых ими мероприятиях. И сразу же оказывается в «списке лиц неблагонадежных в политическом отношении», составленном в жандармском управлении. Несколько раз он подвергался арестам, на него было заведено досье, он находился под постоянным полицейским надзором.
Несмотря на это в марте 1884 года Владимир экстерном блестяще сдал экзамены, защитил диссертацию, и ученый совет единогласно утвердил его кандидатом естественных наук. Но очень скоро стало ясно, что для молодого ученого положение по существу не изменилось, ему удалось устроиться на работу лишь в зоологический музей препаратором. При этом Хавкин продолжает заниматься наукой. В 1885 году парижский журнал «Анналы натуральных наук» публикует его диссертацию, посвященную простейшим обитателям моря, а год спустя тот же журнал печатает новую статью кандидата наук из Одессы, на этот раз о биологии зеленой эвглены.
Владея европейскими языками, Хавкин постоянно следит за зарубежной научной прессой, в которой заговорили о неведомой ранее бактериологии. Именно в эти годы Луи Пастер нашел средство борьбы с сибирской язвой и предпринял лечение бешенства с помощью прививок; Роберт Кох обнаружил микроскопического возбудителя чахотки, а год спустя открыл холерную «запятую». Владимир принимает решение – уезжает в Швейцарию, где в Лозаннском университете его принимают на должность приват-доцента, а через год по приглашению Мечникова переезжает во Францию и устраивается в институт Пастера на должность библиотекаря. Это позволило ему в свободное от работы в библиотеке время заниматься научной деятельностью в лабораториях, покуда осенью 1890 года в одной из них не освободилось место, и Владимир стал полноправным сотрудником Пастеровского института.
Эпидемия холеры, разразившаяся в России и вплотную приблизившаяся к европейским столицам, заставила Хавкина начать опыты в надежде получить действенную противохолерную вакцину. Днем рождения лекарства считается 18 июля 1892 года, когда после многочисленных экспериментов с подопытными животными Владимир Хавкин ввел себе под кожу первую дозу вакцины, за ней последовала вторая. Несмотря на начавшееся недомогание, ученый не покинул лабораторию, а спустя неделю уже твердо знал: вакцина безопасна для человека. О научном успехе немедленно написала мировая пресса, и скромный научный сотрудник стал знаменитостью. Его поздравили Луи Пастер и Илья Мечников.
Тогда же Хавкин написал письмо родственнику российского царя принцу Ольденбургскому, руководителю комитета по борьбе с эпидемией, предложил передать безвозмездно свою вакцину России и сообщил, что готов немедленно выехать в Петербург, чтобы продемонстрировать метод вакцинации. Но получил отказ. За три месяца от эпидемии в России погибли около 300 тысяч человек, ее жертвой стал П.И.Чайковский…
Впрочем, оказалось, что не только Россия, но и просвещенная Европа не готова к новому методу борьбы со страшной болезнью. От вакцины отказались в Париже, Гамбурге, Лондоне. И тогда Хавкин осенью 1892 года обратился к правительству Великобритании за разрешением на въезд в Индию, где только в Бенгалии с 1877 по 1890 гг. от холеры умерло более миллиона человек. В Лондоне он получает степень доктора наук, и весной 1893 года приезжает в Калькутту, бывшую в то время столицей Индии, в качестве государственного бактериолога Британской короны.
В маленькой лаборатории Хавкину удалось быстро наладить производство противохолерной вакцины, и вскоре начались его многочисленные поездки труднопроходимыми индийскими лесами и болотами в те уголки страны, где обнаруживались вспышки холеры. За первые неполные 2,5 года работы в Индии прививку получили 42 тысячи человек, что оправдало себя полностью – число заболевших сократилось в 4-7 раз, смертность — в 5-8 раз. Так завершилось одно из самых крупных в XIX столетии испытаний противобактериальных средств. Медицина впервые обрела оружие против холеры, оружие действенное и надежное. Теперь проведение массовых прививок можно было передавать административным службам.
Следует сказать, что деятельность Хавкина воспринималась неоднозначно, противники вакцинации в силу религиозных убеждений угрожали ему даже убийством. Через все это Владимир Хавкин прошел с достоинством настоящего подвижника. Вряд ли тогда он мог думать, что спустя несколько лет его имя станет известно во всех дворцах и хижинах этой страны, что народ Индии назовет его «великим белым исцелителем» и наградит званием «Махатма» – Великая душа.
Таким же решающим был вклад Хавкина в борьбу с чумой, эпидемия которой в 1896 году поразила второй по величине город Индии Бомбей и его окрестности. Прибыв в Бомбей 7 октября 1896 года, он уже на третий день начал проводить опыты в лаборатории Центрального медицинского колледжа и в кратчайшие сроки создал первую эффективную противочумную вакцину. И снова ее испытание ученый провел сначала на себе – это произошло 10 января 1897 года. В это время в Бомбее ежемесячно умирало около трех тысяч человек. 30 января была произведена вакцинация в одной из тюрем Бомбея, где из 134 привитых вакциной заболел лишь один заключенный, да и тот вскоре выздоровел. После этого эксперимента было сделано официальное сообщение о получении противочумной вакцины, и в течение нескольких лет Хавкин непосредственно участвовал в вакцинации населения.
Информация об успехах в борьбе с чумой быстро распространилась по всему миру, и правительства европейских стран направили в Бомбей своих ученых. Высокая оценка, которую дали прибывшие медики, подняла авторитет Владимира Хавкина. Еженедельно тысячи доз вакцины стали вывозить из Бомбея в Англию, Францию, Португалию, Испанию, Италию, на Цейлон и Мадагаскар.
Бомбейская городская администрация вынесла мистеру Хавкину благодарность. Королева Великобритании Виктория пожаловала ему одну из престижных наград – орден Кавалера Индийской империи. В 1898 году некий местный богач предоставил в распоряжение бактериолога один из своих особняков. Так в Бомбее, в огромном старинном доме 10 августа 1899 года состоялось официальное открытие лаборатории доктора Хавкина. 
Но в жизнь ученого вмешалась политика – на северных границах Индии начались народные антибританские выступления, которые преподносились вице-королем Индии лордом Керзоном как «русские козни». Поскольку Хавкин не скрывал своего российского гражданства, он снова подвергся различным провокациям. Кроме того, в 1902 году в одной из деревень случилось несчастье: после вакцинации несколько крестьян умерли от столбняка. И хотя причина трагедии была не в вакцине, а в ошибке тех, кто проводил вакцинацию, в случившемся был обвинен директор лаборатории Владимир Хавкин. В 1904 году он покинул Индию и прибыл в Лондон.
В 1907 году индийское правительство уведомило бактериолога о том, что с него сняты все обвинения, принесло свои извинения, и предложило возглавить любое научное учреждение, какое он пожелает. В том же году Владимир Ааронович возвращается к своей работе в Калькутту. Но это уже не был прежний полный идей и энергии Хавкин: «Он возвратился в Индию разочарованным человеком, перенесшим несправедливые обвинения, ищущим уединения», – писал индийский биограф доктор Найбу. Семьей ученый не обзавелся, так как «не посмел обречь свою подругу на тяготы жизни в колониях, где она в любой час могла бы остаться вдовой». Наука была главным делом его жизни, но в сердце Владимира Аароновича оставалось место и для любви, и для самоотречения от нее.
Осенью 1915 года, достигнув пенсионного возраста, бактериолог покинул Индию. По прибытии в Англию он был привлечен военным ведомством в качестве консультанта, ведь это было время, когда немцы во время первой мировой войны начали применять против своих противников отравляющий газ. Тогда в лабораториях Англии срочно приступили к разработке нового оружия массового поражения – бактериологического, но привлекался ли к этим работам Хавкин, мы точно не знаем. После войны он переезжает на постоянное место жительства во Францию, в городок Булонь около Парижа. Человек, который на протяжении многих лет был фанатично предан науке, неожиданно полностью отходит от научной деятельности, начинает заниматься благотворительностью и посвящает себя строгому соблюдению заповедей иудаизма, пишет статьи о значении иудаизма в истории, поддерживает идею создания еврейского государства.
В 1925 году Владимир Ааронович получает прекрасную награду из Индии: в его честь Бомбейскую бактериологическую лабораторию переименовывают в Haffkine Institute –Институт Хавкина. Это было сделано для того, чтобы, как пишет доктор Найбу, «увековечить память одного из тех, кто оказал Индии и ее народу неоценимую помощь».
26 октября 1930 года агентство Рейтер распространило информацию о том, что на 71-м году жизни в Лозанне (Швейцария) скончался знаменитый бактериолог, уроженец Одессы Владимир Хавкин. Гостиничный номер, в другие годы служивший в разных странах единственным пристанищем ученому, стал и местом его кончины. День смерти Хавкина в Индии отметили глубоким национальным трауром. Похоронен он был на еврейском кладбище Лозанны.
Сегодня Бактериологический институт Хавкина — крупнейшее научно-исследовательское учреждение Юго-Восточной Азии. За годы его существования отсюда отправлены в разные точки земного шара сотни миллионов доз противочумной вакцины. При этом метод изготовления препарата, разработанный основателем института, остался практически неизменным. В Бомбее, который теперь называется Мумбай, Владимиру Хавкину установлен памятник, его имя носит один из главных городских проспектов.